Мэр Авксентьева vs журналист Габышева: Обмен ударами

В пятницу, 29 марта мэр Якутска сообщила в своем инстаграме, что обратилась в полицию по поводу «информационного шантажа» со стороны известной журналистки.

Ею оказалась Виктория ГАБЫШЕВА, известный журналист, писатель и правозащитник. Далее журналист прокомментировала пост мэра в соцсети. Действие разворачивалось вокруг решения жилищного вопроса семьи Габышевой, в который оказались вовлечены органы власти, известный застройщик и многодетная приемная семья. В последнее время стороны опять обменялись информационными ударами. Виктория Габышева разместила статью в своем блоге, Сардана Авксентьева прокомментировала ее СМИ. SakhaLife размещает выдержки из этой информационной дуэли соперниц.

Виктория Габышева (цитаты)

 Хочу прояснить ситуацию, излившую на меня волны негатива после сообщения мэра о «шантаже» с опубликованием личной переписки, поскольку Сардана Владимировна была осведомлена обо всем изначально, изнутри и все-таки пожелала обрисовать обстоятельства так, чтобы на всю страну выставить меня как беспринципного человека и продажного журналиста.

О коттедже

…Мой муж, тренер по вольной борьбе, мечтал открыть собственную борцовскую школу. Мы продали квартиру, наследственную дачу, взяли кредит и купили большой особняк со спортзалом на третьем этаже по приемлемой цене — дом давно не эксплуатировался и был в запущенном состоянии. За несколько лет мы привели его в порядок, построили гараж, провели газ, септик, но с мечтой ничего не получилось — здание оказалось не соответствующим нормативам.

В городе, где живет дочь, у мужа появились перспективы хорошей работы, мы решили уехать и, согласно вложенным в дом работе и средствам, оценили его в 15 миллионов. Покупатель нашелся, но на тот момент у него не заладилось с деньгами, нужно было искать другого или ждать.

Спустя какое-то время я познакомилась с уникальной семьей, о которой хотела написать материал. Таких семей единицы, в ней пять своих и двадцать приемных детей. Чтобы дать ребятам образование, семья переехала из района в столицу, собираясь когда-нибудь построить дом на участке сына, а пока ютилась в небольшом доме. Мы с друзьями начали подвижки помощи, и тут мне подсказали идею предложить состоятельным структурам приобрести наш дом в дар этой семье в качестве благотворительного акта. Были бы, конечно, соблюдены и наши интересы. «Шкурные», — из арго троллей мэрии. Но хотите верьте, хотите — нет, будь у меня лишнее жилье, как у той же Сарданы Владимировны, я не задумываясь подарила бы его этой замечательной семье.

Со спонтанным предложением я наудачу отправилась к Людмиле Николаевой, с которой раньше не была знакома. К слову, инсинуации по поводу «хозяйской руки ДП» смешны: хозяев надо мной никогда не было, зато была не одна критическая статья в отношении бывшего мэра. Людмила Валерьевна воодушевилась проектом, мы начали думать над его воплощением: в Положении о приемной семье не обусловлено обеспечение жильем, однако сказано, что такие вопросы решаются органами местного самоуправления. Вскоре по нашей инициативе в кабинете замглавы города по финансам было проведено совещание о создании программы жилищной помощи большим приемным семьям, вплоть до внесения законопроекта на сессии Городской Думы.

Заручившись поддержкой и совершенно не сомневаясь, что все завершится благополучно, мы перевезли многодетную семью в коттедж, помогли прописаться и устроить младших в школу. Механизм законопроекта предусматривал прохождение через прокуратуру, необходимые процедуры и сессию Думы. В принятии его депутатами опасений не было, ведь подобных семей в городе на пальцах пересчитать. Такой закон в дальнейшем послужил бы стимулом для увеличения числа потенциальных опекунов. Ведь разве не абсурд, что помощь многодетным приемным семьям невозможна из-за того, что для этого нет законодательных норм, тогда как бюджет предусматривает значительные суммы на праздники-банкеты-подарки. Уж не говорю о немыслимых средствах, выбрасываемых на выборы.

В мэрии раз за разом заверяли, что все идет по плану, но после выборов заместитель нового главы развел руками: Вика, тебя обманули. Сардане Владимировне наш вариант показался неприемлемым из-за дефицита бюджета. Мы остались без денег и дома. О том, чтобы сообщить об этом многодетной семье, не могло быть и речи.

И снова с Людмилой Валерьевной, мэром и зампредом по социальным вопросам, мы обсудили создавшееся положение и договорились задействовать со стороны республики благотворительность крупных организаций, а со стороны города — предпринимателей. По семь с половиной миллионов — пятнадцать в сумме.

Мне приходилось обращаться к разнообразным спонсорам за помощью для людей. Знаю, насколько это сложно, и очень благодарна зампреду, ее содействию, и всем тем, кто откликнулся на призыв. Правда, от предприятий поступило два миллиона семьсот тысяч, и на этом приток иссяк. Сардана Владимировна сказала, что город может вложиться в проект пока одним миллионом (870 тыс. рублей с учетом налогов), что вскоре и произошло. Мы купили дом в другом городе, заплатив часть цены, и влезли в долги.

Позже мэр согласилась с моим планом: у многих предпринимателей есть притязания, которым мешают бюрократические и прочие заморочки, я привожу такого человека к Сардане Владимировне и, если его запросы находятся в правовом поле, она способствует их продвижению, а он, сколько может, жертвует на проект.

Требования двоих бизнесменов оказались непозволительными. Третьим был П.

При встрече Сардана Владимировна рассказала, что ее люди из правового комитета показали документы, удостоверяющие новые нарушения на спорном месте. На вопрос — какие? — ответить толком не смогла и вдруг призналась, что «сверху» получила совет: «Мочи П.». Она была вынуждена подчиниться. В сухом остатке П., конечно, не виноват… Всему виной сами знаете кто, и лакомый участок…тем самым подтвердила мои (и не только мои) догадки: все дело в ценной земельной площади (еще бы! для кого-то зачетный куш), а то, что бОльшая ее часть является собственностью застройщика — ничего не значит. Застройщик, замотанный исками, сам отдаст ее за долги.

Вечером, удивляясь цинизму обеих противоборствующих (назовем вещи своими именами) высоких сторон, я прокрутила запись беседы и уловила в словах Сарданы Владимировны фальшивую ноту. Жаргонизмы не присущи главе республике, слово «мочить» не соответствует его лексикону. Подневольность мэра тоже показалась сомнительной, ну и дальше по Станиславскому.

…В эти дни в комментариях соцсетей в связи с моим «шантажом» красноречивый шквал ксенофобской… мягко скажем, неприязни захлестнул имя П. и его соплеменников. Теперь интересно: зачем было градоначальнице манипулировать моим сознанием? К чему доводить застройщика до точки кипения? Кого видит сама Сардана Владимировна обладателем лакомого участка в центре города?

Предвыборные технологи Авксентьевой рисовали образ женщины терминатора, теневую генеральшу, которая исподволь руководит слабыми руководителями. Эпоха Заболева, при котором Авксентьева была заместителем, ознаменовалась (с точки зрения Виктории Габышевой – прим.ред.) уводом массой земельных участков, злоупотреблением в различных сферах городской жизни. О деятельности ее последнего босса мы вскоре узнаем более подробно из приговора суда. Если женщина с железными яйцами была его теневым генералом, то, получается, она и подвела его на скамью подсудимых. Или она ничего не знала о его теневом бизнесе?

Из попавших ко мне документов, характеризующих ее в неожиданном ракурсе, я с изумлением узнала, что Местников ежемесячно получал в одном и том же терминале, в один и тот же день, по чужой карте 500 тысяч рублей, «в благодарность» за счастье постоянно выигрывать тендер на обслуживание аэропорта. А чудо-мэр, теневая генеральша, думаете … (далее по тексту следует личное мнение Виктории Габышевой о Сардане Авксентьевой и Веронике Высоких – прим.ред.).

О квартирах

Далее о моих «квартирах, добытых по коррупционной схеме».

Полученную в 1995 году квартиру в Борисовке-1 мы продали, купили домик на окраине, который и остался мужу при разводе.

В 2002 году город выделил мне ведомственное жилье на территории профилактория «Абырал», в которой после меня жили мои коллеги. И только в 2004-м, после общего собрания коллектива газеты «Эхо столицы», я получила ордер на свою квартиру, которая числилась за изданием. Это была двухкомнатная хрущевка на ул. Орджоникидзе 1963 года постройки.

Полагаю, что мой «квартирный вопрос» возник в криминальной газетке в противовес записи разговора по скайпу, где экс-юрист мэрии, скрывающаяся от уголовного преследования, между всем рассказанным повествует, как однажды, в отсутствие руководителя, заместитель Окружной администрации Гоголева (Авксентьева) приказом (далее по тексту следует личное мнение Виктории Габышевой о Сардане Авксентьевой – прим.ред.).

…А я ведь не собиралась выносить на суд общественности (…) изнанку жизни героини. Я хотела показать ей, что просто знаю, кто она есть на самом деле. Она сама решила размотать клубок, вынудив и меня показать ниточку своего клубка.

Ну так разматывайте… Из вашего лабиринта потянутся другие фамилии, в руках противников окажется другой компромат. Не вынуждайте к действиям и поступкам меня и моих коллег, себя пожалейте. И знаете, просчитаться «на опережении» может любой игрун. Смеется, как вы знаете, тот, кто смеется последним. Благо смеяться, рассматривая непарадный реверс чудо-мэра в документах, есть чему.

Полностью статья Виктории Габышевой доступна по ссылке: https://dnevniki.ykt.ru/Береччик/1133051?pos=third_post

Мэр статью прочитала и ответила комментарием изданию News.Ykt.Ru

Сардана Авксентьева (цитаты)

 — Обвиняя меня, Виктория Габышева ссылается на слова «экс-юриста мэрии». Надо пояснить для всех, что это Светлана Алтабасова, которая сейчас распространяет ложные сведения о полученной мною квартире. В отношении нее 01.11.2011 было заведено уголовное дело №36171 по факту незаконного отчуждения имущества по адресу ул. Ленина, 44.

Также в отношении нее заведено уголовное дело №92024 от 26.01.2012 по факту незаконной продажи помещения по адресу ул. П. Алексеева, 21/5. Потерпевшей стороной определена окружная администрация города Якутска, которую я сейчас представляю. По имеющейся у нас информации, Алтабасова С.И. скрывается от следствия и правоохранительные органы не могут установить ее местонахождение, в этой связи предварительное следствие по ее двум уголовным делам пока приостановлено постановлением от 01.07.2012. Но это не мешает ей безнаказанно раздавать «интервью» по телефону и скайпу. Можно ли верить словам такого человека? Решайте сами. Но никакой трехкомнатной квартиры ни я, ни мои близкие в мэрии не получали.

Домыслы в отношении меня, связанные с остальными лицами, я даже обсуждать не буду.

Что касается ООО «ФлайСервис», то по данным налоговой службы, в обществе трудились несколько десятков человек. Также общество оплачивало все выплаты во внебюджетные фонды за своих работников. Так что информация, приведенная В.В. Габышевой о том, что «трудились два человека», также не соответствует действительности, равно как и все остальные домыслы.

Источник: News.Ykt.Ru

SakhaLife

Таким образом, обе стороны объяснились по жилищному вопросу.

Габышева пояснила, откуда у ее семьи 3-этажный коттедж: была продана единственная квартира, предоставленная ей редакцией газеты «Эхо столицы» и наследственная дача, приобретенный дом находился в запущенном состоянии, и семья привела его в порядок.

Авксентьева заявила, что в период работы в мэрии ни она, ни ее близкие квартир не получали.

Габышева открыла, с кем она вела переговоры сначала – Людмилой НИКОЛАЕВОЙ, тогда председателем правления АКБ «Алмазэргиэнбанк» АО и первой леди Якутска; заместителем мэра по финансам и профильному зампреду правительства. Как сообщает ньюсмейкер, у городских властей были планы внести соответствующий законопроект в городскую Думу Якутска, чтоб подобная помощь для многодетных приемных семей стала системной.

Далее журналист Габышева акцентирует внимание на том, что мэр Авксентьева с самого начала была в курсе предложенной ею схемы решения жилищного вопроса, выгодного как для ее семьи, так и для многодетной семьи, имеющей пять своих детей и двадцать приемных. Застройщик П. оказался третьим предпринимателем, которого Габышева привела в мэрию для решения его вопроса с возможной последующей благотворительностью. Вопросы всех трех предпринимателей мэр не смогла решить. Но мэрия привлекла один миллион, то есть за вычетом налогов 870 тысяч рублей на решение жилищной проблемы Габышевых и многодетной приемной семьи. 2,7 млн. рублей поступили от предпринимателей, которых привлекли власти республики, видимо, профильный зампред правительства. На эти деньги Габышевы приобрели жилье за пределами республики, и влезли в долги.

С августа в коттедже проживает приемная семья, которой Габышевы помогли прописаться и устроить детей в школу. По-человечески понятно желание Виктории Габышевой довести дело до логического конца и оформить недвижимость как полагается.

Под занавес журналист, как она выразилась, вынуждена была дать ответ и «показать ниточку своего клубка».

Габышева намекает, что Авксентьева как «теневая генеральша» могла иметь отношение к неким делам, в которых обвиняют ее «последнего босса»?

Габышева пишет, что в прежней вотчине Авксентьевой — цехе бортового питания, мягко говоря, было не все гладко? И намекает, что «спалила» Авксентьеву некто, работавшая с ней в сфере бортпитания?

В своей статье Виктория оппонирует с интернет-троллями, комментарии которых задевают ее за живое.

В отличие от нее, Сардана Владимировна очень конкретна и реагирует только на обвинения, выдвинутые в ее адрес. Она предает сомнению сам источник этой информации – бывшую коллегу по Окружной администрации, на которую возбуждены уголовные дела, которая разыскивается полицией.

***

Можно предположить, что в самом начале скандала мэра возмутило не содержание, а форма предъявляемых ей требований. Если верить Габышевой, Авксентьева с самого начала была в курсе, и сотрудничала с ней. Далее женщин захлестнули эмоции. И разгорелся грандиозный скандал с обращением в полицию и заявлениями о компромате. Симпатии публики так же разделились.

Силы, конечно, не равны. У мэра столицы много ресурсов, в том числе и информационных. К тому же, именно она обратилась с заявлением в полицию, значит, государственная махина правоохранительных органов будет работать против журналиста.

В активе журналиста – ее репутация, за которую теперь надо биться, и некие сведения, которые у нее есть в отношении Сарданы Авксентьевой. Как призналась Виктория Габышева, она лишь показала ниточку из клубка.

Жаль, что затягивается решение жилищного вопроса приемной многодетной семьи, со слов Виктории Габышевой оно казалось вполне возможным. И жаль, что из-за негативного резонанса вряд ли будет внесен в городскую Думу законопроект, который позволил бы сделать помощь таким семьям системной, финансируемой из бюджета.

За развитием событий следит все общество.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх