Японец, родившийся в американском концлагере, едет в Якутию с миссией Мира

19 августа в Якутск приедет Стив ЙОШИДА, народный дипломат, человек уникальной судьбы. Об этом SakhaLife сообщила Капиталина АЛЕКСЕЕВА, общественный деятель, почетный президент клуба Ротари города Якутска, лидер проекта «Антирак». В планах Стива Йошиды акции в поддержку мира, презентация его книги про личный опыт 25-летнего общения с сибиряками и дальневосточниками, участие в мероприятиях проекта «Антирак».

Сегодня SakhaLife публикует отрывок из книги Капиталины Алексеевой «Настанет день…», в которой автор рассказывает о своем друге Стиве Йошиде.

СЛОВО О ДРУГЕ

В 1994 году в Хабаровске жизнь преподнесла мне встречу с необычным человеком, дружбу с которым я считаю величайшим даром судьбы. Это – Стив Йошида из Хомера (Аляска), американец японского происхождения, человек, оказавший на меня огромное влияние. За это буду благодарна ему вечно. Таких людей, как Стив Йошида, в нашей жизни немного. Они самобытны, совершенны, интересны, я бы сказала, звездны.

Будучи с рождения не таким как все, он жизнь свою прожил и живет не так, как все. Это человек, который сам себя сделал: есть такое понятие – self-made man. Думаю, Стив повлиял не только на мою жизнь: именно ему принадлежит идея проведения Ярмарки здоровья в Якутске, благодаря его усилиям медицинские учреждения города получили в подарок уникальные муляжи, а многие российские студенты, в числе которых есть и якутяне, на его стипендии учатся в Японии и проходят стажировки в престижных университетах Америки. Думаю, тот факт, что он родился в лагере для интернированных, наложил определенный отпечаток на его жизнь и определил его предназначение в этом мире – искоренять недоверие, вражду, злобу между людьми, помогать слабым, укреплять мир и взаимопонимание между народами и странами. Это – его миссия, миссия мира и добра.

Я горжусь, что он называет меня не только другом, но и сестрой. И в этом он прав — ведь все мы братья в этом большом и порой жестоком мире.

Отец Стива, Роичи Йошида родился в городе Хиросима в Японии в начале прошлого века. Когда ему исполнилось 20 лет, решил поехать на заработки. Роичи давно мечтал попасть в Америку и заработать там много денег, но в это время по каким-то причинам США сократили прием иммигрантов из восточных стран. Движимый своей мечтой, он попал в Канаду. Много работал, брался за любое дело. В одну из поездок домой Роичи, как достигший зрелого возраста, был представлен Камео, девушке трудолюбивой, так же как и он мечтающей о счастливой жизни. Поженившись, они уехали в Канаду, но мечтали о свободной Америке. Каким-то образом им удалось перейти границу между Америкой и Канадой, и молодые обосновались в Калифорнии.

Камео работала горничной, Роичи – водителем, обувщиком, кем только ни работал, чтобы добиться относительного финансового благополучия, ведь для работящих людей Америка – страна больших возможностей. К этому времени появились дети, сыновья Дон и Так. Потом дела пошли в гору, семья заработала достаточно денег, чтобы купить овощной рынок в Таррансе, а затем и небольшой домик.

7 декабря 1941 года стал черным днем в истории Америки и перевернул жизнь 110 тысяч японцев, которые тогда проживали в США. В этот день японцы разбомбили тихоокеанскую базу в Перл Харбор. Американцев охватил ужас: на их территорию никогда ранее не падали бомбы, а тут они потеряли почти весь свой тихоокеанский флот. Это был настоящий шок для Америки!

Неудивительно, что с этого дня началась настоящая военная истерия. Все стали бояться японцев, проживающих на побережье Тихого океана – как раз там, где жили Роичи и Камео. Американцы боялись нового нападения Японии – теперь уже на мирное население. Штаты Калифорния, Орегон, Вашингтон обратились с письмом к Президенту Америки с требованием, чтобы японцы и американцы японского происхождения были выселены и изолированы где-нибудь в труднодоступных местах. В результате такого давления 19 февраля 1942 года президент Франклин Рузвельт подписал указ № 9066, согласно которому 110 тысяч японцев со всей Америки были размещены в лагерях интернирования. При этом более половины из них к тому времени были гражданами США, и никто из них никогда не демонстрировал нелояльного отношения к этой стране.

Для руководства процессом интернирования – составления точных списков, создания релокационных центров, организации лагерей – были созданы специальные военные департаменты, и в апреле 1942 года началось выселение японцев. Лагеря интернирования были рассеяны по всему западу – в пустынях Аризоны, Калифорнии, Юты, Айдахо, Колорадо и Вайоминга.

Я РОДИЛСЯ В ЛАГЕРЕ

Весна 1942 года была тревожной для семьи Йошида – стало известно, что их, японцев, будут выселять и отправлять куда-то. Извещение о том, что через три дня им предстоит все бросить и уехать из дома, Роичи принял мужественно.

Взяли лишь то, что приготовила Камео: детскую одежду, белье, документы, немного провизии. Бросив прощальный взгляд на дом, низко поклонившись тому, что им было так дорого, взяв мальчиков за руку, они, еле сдерживая нахлынувшие слезы, сели в автобус и поехали туда, куда им было предписано явиться. Начиналась тяжелая лагерная жизнь.

Сначала всех японцев собрали в центре интернирования, в который временно превратился знаменитый ипподром в Санта Анита, где они должны были ждать распределения по лагерям. Семьи были размещены в конюшне. Условия для проживания здесь были ужасные: в каждом стойле для лошади – по одной семье. Было очень грязно, стоял страшный смрад, особенно после дождя. Для славящихся своей чистоплотностью японцев это было страшным унижением.

Утро 29 апреля 1942 года в Санта Анита ничем не отличалось от других: уборка камеры, убогий завтрак, стирка белья. Камео с утра неважно себя чувствовала, но это не освобождало ее от обязанностей по лагерю. Она очень переживала в последние дни: ее тревожило неясное будущее, не покидало чувство жалости к оставленному дому и любимому делу. И хотя, по ее расчетам, ребенок должен был появиться на свет в мае, роды начались раньше.

Позднее Стив Йошида в своих документах напишет: «Я родился 29 апреля 1942 года в лагере для интернированных».

Как же сложилась жизнь мальчика, рожденного в американском концлагере? Кем он стал, как эти события отразились на его дальнейшей судьбе, карьере, что стало его с родителями, братьями?

Родители Стива за годы войны были в трех разных лагерях, а всего в Америке их было десять. Санта Анита был лишь пересылочным центром перед отправкой в настоящий лагерь. Если принять во внимание, что действие известного указа было приостановлено самим Рузвельтом в 1944 году, а последние лагеря интернирования закрылись в 1946-м, Стив мало что помнит из лагерной жизни — к концу срока пребывания семьи Йошида в «Тула Лейк» ему было всего четыре года. Но он помнит, как об этом рассказывали родители, которые не любили эту страницу своей жизни. Семья Йошида, как и все остальные, никогда не копались в истории, не искали виноватых в том, что американские власти сделали с ними, и не требовали наказания виновных. Много позже от правительства Америки интернированные получили, кажется, по 20 тысяч долларов «за моральный урон». Мне кажется, такая терпимость и всепрощение японцев – от мудрости.

Только Стиву повезло получить хорошее образование в то время, когда все остальные члены семьи день и ночь работали, что называется, не покладая рук. Сначала мальчика, который говорил только по-японски, отдали учиться в частную католическую начальную школу, потом в общеобразовательную среднюю школу в Лос-Анджелесе. В школе Стив столкнулся с жизнью средних американцев и понял, к чему он должен стремиться. После окончания школы родители отдали его в двухгодичный колледж, а затем ему удалось поступить в Университет Калифорнии в Лос-Анджелесе. Окончив университет, Стив, в духе того времени, получил две степени: одну по математике, вторую – по физике. Дело в том, что после окончания войны японцам легче было поступить на медицинский или на факультет естественных наук – там не было большой дискриминации, и люди ценились лишь по способностям. Впоследствии Стив с большим упорством продолжал учиться, как бы за старших братьев, которым объективные обстоятельства не дали возможности получить высшее образование и преуспеть в карьере. Позднее в Университете Калифорнии в Дэвисе Стив получил степень в области права. Это позволило ему начать успешную адвокатскую практику и заниматься ею последующие 25 лет. Частный бизнес давал ему свободу и независимость. Кроме того, Стив взялся за изучение японского языка, который был для него родным до 5 лет, но после основательно подзабытым.

Вскоре началась война во Вьетнаме – еще одна позорная страница в истории Америки. Неудивительно, что, имея столь печальный опыт, Стив был против участия в какой бы то ни было войне, но в этот раз ему повезло — его взяли в геодезическую исследовательскую организацию, работа в которой приравнивалась службе в армии. Здесь он получил возможность путешествовать и увидеть мир. Эта работа и привела его на Аляску.

Что касается родителей, то они всегда мечтали вернуться в Хиросиму, но после того, как в отместку за Перл Харбор американцы сбросили на город атомную бомбу, им посоветовали туда не возвращаться – ведь возвращаться было некуда. Почти все родные в Хиросиме погибли…

Если бы не трагедия в Хиросиме, семья Йошида, скорее всего, вернулась бы в Японию, и их судьба была бы совсем другой. Но не будем оперировать сослагательным наклонением – так сложилась жизнь, и ее не перепишешь заново.

После войны жизнь семьи Йошида была нелегкой. Еще не забыта бомбежка Перл Харбора, было много разного рода оскорблений на бытовом уровне, но все это приходилось терпеть. Помогло японское воспитание, сильный характер, врожденные терпимость и повиновение. Когда они вернулись из лагеря, оказалось, что у них ничего нет: ни дома, ни бизнеса. Семье пришлось жить в сыром подвальном помещении, где бегали крысы и стоял затхлый запах плесени, сырости и сгнивших продуктов. Чтобы выжить, надо было много работать. Тогда начать свое дело было почти невозможно, потому что японцам не разрешалось иметь бизнес на свое имя, а регистрировать его на какое-то подставное лицо им не хотелось, чтобы не вызывать конфликта с властями. Поэтому Роичи устроился в мастерскую по ремонту обуви в так называемом японском районе Лоc-Анджелеса. Камео же начала работать на швейной фабрике. Кроме того, она шила на дому, шила все, что ни попросят – точь-в-точь, как моя мама в Нюрбе.

Подрастали сыновья, старшие пошли работать, чтобы помочь родителям встать на ноги. Семья сделала ставку на младшего, Стива, который не был травмирован лагерной жизнью и легко мог вписаться в послевоенную жизнь Америки. Было решено по возможности отдалить его от жизни гетто, чтобы он смог чего-нибудь добиться в жизни. Стив понял, что от него ждет семья – учился прекрасно, и своим упорством и трудом оправдал возложенные на него надежды.

Вот что вспоминает о тех трудных годах Стив:

«С 6 до 14 лет я учился в католической миссионерской школе в Лос-Анджелесе. Жизнь там была очень строгой, скучной и однообразной, и я каждый год с нетерпением ждал летних каникул.».

В 1954 году не стало отца, он скончался от почечной недостаточности в результате сахарного диабета – сказались лагерные лишения. Мать осталась с сыновьями одна, прожила до старости и тихо скончалась в 1974 году в возрасте 72 лет. Роичи и Камео похоронены рядом на кладбище в Ист Лос-Анджелесе, где они прожили большую часть своей жизни.

В начале 70-х, окончив годичные курсы по туристическому делу, Стив поехал в Японию на знаменитую выставку ЭКСПО в Осаке. Он был менеджером павильона Аляски, куда он к этому времени переехал жить и которую успел полюбить всем сердцем. Рядом в павильоне Митсуи работала симпатичная девушка, которая привлекла внимание Стива. Девушку звали Ноко. По работе они виделись каждый день, встречая и приветствуя руководителей всех стран мира. Через полгода Стив увез Ноко на Аляску. Стив уверен, что это – единственный мудрый поступок, который он совершил в своей жизни.

Сегодня из семьи Роичи и Камео Йошиды остался в живых только Стив.

Сыновья Стива, Джин и Майк, еще не женаты. Они пока не поехали в Японию искать себе жен, как это сделали в свое время их дедушка Роичи и отец Стив. Кто знает, в нашем изменившемся мире, может, они поедут не в Японию, а в Германию, в Россию – кто знает…

У молодого поколения семьи Йошида все впереди…

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш
Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх