АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
11
Ясно
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  64.61
 72.32
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Архив новостей
Общество
6 марта 2019, 15:00
1971

Якутия в судьбе Варвары Гайгеровой, или Незнакомая страница жизни Уустаах Избекова

… В то время зимы были очень злые и долгие.  Тяжело и низко висело свинцовое небо; густой туман привычно опутывал  улицы, дома, жизнь. Но войдешь с улицы в магазин, кинотеатр, школу или еще куда, а там все кипит, ярко, весело, тепло, будто не ждет на улице тебя пронизывающий холод, где выныривают из тумана долгожданные автобусы, снуют машины, модели которых вызывают сегодня сарказм вперемешку с тихой ностальгией.  

В один из таких зимних вечеров вошла с улицы в наш дом, что стоит до сих пор, отремонтированный и современный, на улице Маяковского.     

— Послушай, — сказал папа и повернул выключатель радио на полную громкость. Из небольшого радио, в деревянном зеленого цвета корпусе, висевшего на стене, полилась невесомая музыка. Легкие звуки заполнили дом, застыли на окнах, покрытых инеем. По московскому радио оркестр играл  якутские мелодии. Играл виртуозно, вырывая смычками скрипок знакомые звуки, переливы нежности и восторга, надрываясь от этого и на самой высокой ноте плавно переходя в другие мотивы.  

Музыка перенесла меня  из зимы в яркое лето, туда, где колышется на березах молодая пахучая листва, где солнце долго смотрит с неба, будто спрашивая: а всех ли я согрело, всем ли хватает моего тепла? И все кругом счастливо, поет, танцует от этого головокружительного праздника жизни. 

Я, уже довольно взрослая девица, внимательно слушала, и  в голове у меня все сложилось: рассказы папы о Москве, билеты на концерты и выставки на две персоны, которые он хранил.  Это странное деревенское  имя Варвара, имя девушки, с которой отец дружил; имя, совершенно  не сочетаемое со столицей; ее фотография в семейном альбоме с короткой стрижкой, по моде того времени; поездка родителей в Москву к сестре этой Варвары, Екатерине Адриановне. 

Карандашный портрет отца в 36 лет, сделанный знаменитым художником Петром Романовым

Я представила зеленую столицу страны в довоенное время — не сегодняшнюю напыщенную и холодную, а чистую и открытую, над которой развевался ветер весны и молодости. Увидела там отца, Иоакима  Дмитриевича Избекова, высокого, со смуглым, хорошо вылепленным лицом,  копной курчавых волос, плечами вразлет. Ему тогда лишь 23 -27 (это годы учебы в ГИТИСе) и рядом с ним ее — светловолосую, смешливую Варвару, знавшую, зачем все это ей дано в жизни и оставившую неизгладимый след в душе своего якутского друга.

Кем они были друг другу? Возможно, просто друзьями.  Но от обычного знакомства так бережно не хранят аккуратные кусочки бумаги — билеты, приглашения на концерты, выставки, музеи, творческие вечера, как сберег их папа.

О, сколько новизны, впечатлений, какой огромный мир открыла, должно быть,  молодому моему отцу Варвара!  Живые тогда классики сцены, искусства, новомодные веяния и представления, искусная речь, картины, оркестры, музыка…

Не знаю, не смею оспаривать,  имелись ли другие, более лиричные, романтичные  отношения — то покрыто тайной времени. Но то, что отец хотел привезти Варвару в Якутск, но не пустила ее мать — это я слышала. Однако, что было делать ей в маленьком деревянном Якутске, человеку, у которого уже были расправлены крылья для полета в большое искусство и полет этот уже начался?

Варвара Гайгерова была ярчайшим представителем своего времени и музыкального сообщества Москвы. Она родилась в Орехово-Зуево в музыкальной семье, так что с детства получила соответствующее образование.  С 14 лет начала писать хоровые и сольные песни. Далее ею были созданы романсы на стихи А.Пушкина, М. Лермонтова, А. Блока, Якуба Коласа. Работала вместе с родителями в Орехово-Зуевском  Доме искусств пианисткой.  По окончании сразу двух факультетов – научно-композиторского и по классу рояля — Московской Государственной консерватории жила и работала в г.Химки, Москве — концертмейстером Большого театра.  А в родном Орехово-Зуево открыт музей ее имени.

Варвара Адриановна – признанный мастер больших музыкальных форм – симфонии, опер. В ее творческом наследии три симфонии, опера, шесть симфонических сюит, два струнных квартета и романсы. 25 произведений блистательного композитора Варвары Гайгеровой остались в фондах Всесоюзного радио, изданы 16 сочинений.

 В годы войны она много выступала в составе фронтовых бригад в воинских частях, где провела более 700 концертов. Одновременно она собирала мелодии народов  Советского Союза. Ушла из жизни по болезни в 1944 году.

Эти данные взяты автором этих строк из интернета. Однако не только музыка вела по жизни эту молодую женщину. Папа оставил нам в наследство картину маслом, исполненную ее рукой и почему-то в узбекском национальном костюме. После отец и сам стал рисовать.

Около двадцати его полотен хранятся в Национальном художественном музее республики. Среди них особо известны «Колхозное стадо», исполненное в голодное военное время. Оно знаменито своим жизнелюбием, оптимизмом и верой в будущее. Энергия юности, сила и отвага исходят от другой отцовской работы «Военнизированный лыжный поход», где на фоне деревянных домов с курящимися трубами печей Якутска идут по улице лыжники-комсомольцы. Оказывается, в то военное время,  спортивная молодежь делали такие походы из Якутска  до самого Верхоянска и обратно (!). А это ни много и ни мало более двух тысяч километров. К слову, Иоаким Избеков и сам, должно быть, участвовал в таких бросках, ибо был прекрасным лыжником, приняв добровольное участие вместе с пятью комсомольцами-артистами в войне с Финляндией.

И нетрудно предположить, кто первый привил  в Москве навыки рисования, который отец углубил своим стремление постичь художество и самосовершенствованием. Да до такой степени, что в республиканском художественном конкурсе, посвященном 15-летию образования ЯАССР (1937 год)  двадцативосьмилетний Избеков занял третье место после мастодонтов кисти Михаила Носова и Петра Романова. 

Чем был интересен молодой человек из далекой Якутии этой одаренной женщине из Москвы?  Тем, как сегодня говорят, что смотрели они в одном направлении: открытой душой, таким же неуемным интересом, как у нее, ко всему новому, знаниям, желанием постичь, научиться, ухватить, успеть и сделать это своим интересом, ставшим после смыслом жизни. Да, именно так. 

Освоив актерское мастерство, живопись, Иоаким Дмитриевич Избеков сразу после ГИТИСа стал работать над танцами и первым в республике поставил их на сцене – это «Олень», «В роще», позже — «Северная пурга», «Посвящение в воины» из его драматического произведения «Сыгый Кырынаастыр». Последний танец стал воплощением образа настоящего мужчины-саха, его духовной и физической силы, человека, побеждающего в жизни любые преграды, а в исполнении ансамбля «Кыталык» — и визитной карточкой республики.  Были и другие танцы, поставленные отцом и вошедшие в репертуар известного на всю Россию ансамбля «Кыталык», в числе которых популярные «Узоры», краса и гордость этого коллектива и искусства всей республики.

Если Варвара Гайгерова собирала  напевы и мелодии народов СССР, то Иоаким Дмитриевич складывал в своих записях из бесед со стариками, в рисунках, набросках, буквально по крупицам, приметы быта, обряды ушедшей и забытой старины родного народа. К слову и возможность для этого была — гастроли по районам длиной в 4-6 месяцев. Гастроли нелегкие, когда основной вид транспорта — грузовик. И чтобы не замерзнуть в пути на морозе у артистов были дополнительно теплые вещи. Помню огромный до пят овчинный тулуп с длинным черным мехом, который побывал с отцом, наверно, во всех уголках республики.

Но не это тяжелое подспорье в одежде, ни долгий путь, ничто другое не омрачало его на жизненном пути. Ничто не было главным, кроме одного – осязаемости, ценности времени, умения ухватить его и сделать наполненным до такой степени, что все наработано, сделано, остановлено стало огромным бесценным  наследством.

Отец с ансамблем танца «Кыталык».

Вся его жизнь — достижение целей.  День, расписанный буквально по часам. С раннего утра, после хлопот по дому, отстроенном собственными руками, творчество ( повести и драма), работа в театре. Летом – природа мегино-кангаласского, родного района, картины, написанные в Усть-Алданском, откуда родом мама, Мария Платоновна. Рыбалка и охота – интересная насыщенная жизнь главы семьи, добытчика и кормильца.

По выходу на пенсию заслуженный артист республики Иоаким Дмитриевич Избеков перебрался в Маандай, заброшенное селеньице недалеко от Нижнего Бестяха. И здесь, наконец, он воплотил то, к чему шел на протяжении всей жизни. Здесь, также отстроив небольшой, но крепкий дом, на вольных пастбищах он вместе с мамой держал коров. На голубых озерах ставил сети на карасей, ходил на уток, зайцев, все также сноровисто управлялся с домашними хлопотами. И творил. Именно там написаны им последние картины, именно в Маандае набросаны эскизы новых танцев и именно оттуда увозили его в райцентр Майя в ансамбль «Кыталык» для их постановки. 

И здесь, в благодатной местности отец реализовал то, что было создано впервые в республике, что сегодня называется этнической культурой. Растянулся над озером мощный табык, из под-ударов в который вырывался тревожно-гулкий звук.  Стали полукругом сэргэ, имеющее каждый свое название, а к небу своими восемью стволами потянулся Аал-Луук масс, будто пришедший из олонхо. Забили, завихрились в ритме, радуясь возрождению,  музыкальные инструменты, воссозданные по древним технологиям ииррэр дьаган и дьеллекей купсуур. Отец вдобавок одевал тяжелый шаманский костюм, бил в бубен, когда приезжали частые гости и всех, кто созерцал это, настигал шок, ибо такая старина, такой живой кусок бытия из прошлого вставал перед ними, что было не отвесть глаз и вызывало только восхищение эти сильным и смелым человеком.

В то закрытое время заниматься национальным было не престижно, не поощрялось, но отец смог это сделать вопреки устоям общества. Наперекор и в одиночку, мощно заявив миру о богатой духовной культуре народа саха. А в Маандай  всегда тянулись иностранцы, туристы, ученые со всего мира, ибо показывать в сером тогда Якутске было  особо и нечего.

— Утром рано встает и делает нам бисквит, да так быстро, что у меня бы так вкусно не получилось, — рассказывала  мама после поездки в Москву, откуда  родители вернулись полные впечатлений от радушного приема.

Сестра Варвары Гайгеровой Екатерина Адриановна с племянником Виталием

В Москве они останавливались у сестры Варвары Гайгеровой Екатерины Адриановны, которая жила со своим племянником Виталием  по улице Студенческой  д. 44/28.  Судя по сохранившейся сегодня переписке с ней отцом, эта женщина также была музыковедом, постоянно работала дома над  статьями и книгами.  И все ее дела, память были  пронизаны любовью к давно ушедшей сестре. Из ее писем видно, что молодой мой отец был вхож в их дом, что, несмотря на возраст, Екатерина Адриановна была занята организацией вечеров памяти своей сестры.

 «Дорогие Иоаким Дитриевич и Мария Платоновна! Шлю Вам сердечный привет и лучшие пожелания и от меня, и от своего племянника Виталия. Теперь вы уже у себя дома. Как провели вы лето в трудах по перестройке своего летнего жилища? Прошу мне все подробно описать. Прошу также сообщить, как вы здоровы, как живете, как чувствуют себя ваши дети?» — так начинает эта интеллигентная женщина свое каждое письмо.

«Вечер прошел очень хорошо, — продолжает она 22 ноября 1974 года, — было много народа в зале. Принимали отлично, исполнители пели замечательно! Теперь вечер будет повторяться на Вариной родине в Орехово-Зуево».

«Виталий работает. Мы вместе с ним ведем по-прежнему Варины дела. В январе были две большие передачи по радио. Передавали концерт-очерк о ее жизни и творчестве, это уже в четвертый раз. Первый раз этот концерт-очерк передавали в октябре 1973 года. Вторая передача в январе была – струнный квартет на якутские темы (!), — пишет Екатерина Адриановна в следующем письме от 7 января 1975 года …Жаль, что у вас радио загружено и не может передать этот квартет, ПОСВЯЩЕННЫЙ ЯКУТСКОМУ НАРОДУ. Если бы вы его услышали, то, наверное, узнали бы в нем и те песни, которые НАПЕВАЛИ ВАРЕ ВЫ, но, конечно, в обработанном, гармонизированном виде, предназначенном для исполнения струнным квартетом».

Вот к чему привела эта московская дружба  моего отца с композитором Варварой Гайгеровой. Напетые отцом мелодии вылились в струнный квартет. Заботливая ее сестра, Екатерина Адриановна выслала тогда даже программу Центрального телевидения и радиовещания от января-февраля №5 от 1975 года (см. фото), где  в 22.15 значится – «В.Гайгерова. Второй квартет для двух скрипок, альта и виолончели на якутские темы (соль мажор). Исполнители С.Яковенко и  квартет имени Мясковского». 

Программа Центрального ТВ и РВ от января 1975 года

Так необычно вернулось к нам то далекое предвоенное время, отцовская молодость и его еще одна грань жизни, подарившая нам струнный квартет в исполнении высокопрофессиональных московских музыкантов.

Если немного подумать, то откроется еще одно обстоятельство. Из множества созданных Варварой Гайгеровой произведений струнных квартетов два. Второй из них на якутские темы. И это почет и честь. 

Вне сомнений и огромен вклад неизвестного республике московского композитора  Варвары Гайгеровой в ее музыкальную сокровищницу. Однако много ли у нас подобных авторов такого высокого уровня и разноплановости? Этот вопрос задан неспроста, ибо в письмах  Екатерины Адриановны сквозит тревога и обескураженность. Она отправила запись Второго струнного квартета в то время, в середине 70-х годов в наше якутское радио, а оттуда ни привета, ни ответа.     

 «Сообщите, кому можно написать на Ваше Радио, чтобы они ответили –сняли ли они копию с нашей пленки, — пишет Екатерина Адриановна отцу. — Если сняли, то почему не возвращают? И, вообще, почему не отвечают? Мы посылали в другие места записи Вариных сочинений, например, в Пушкинский Музей в село Михайловское, в Лермонтовский Музей и другие организации, нам отовсюду ответили, благодарили и сообщали о том, прослушали записи и проигрывают их посетителям музеев. Мне хотелось, чтобы якутский народ слышал то, что посвятил им композитор, вложив свою душу, чтобы музыка этого прекрасного народа прозвучала достойно».

Так что в фондах якутского радио должна быть бесценная запись Второго струнного квартета, если не затерялась. В любом случае она есть во Всероссийском радио – и это повод начать поиски.

На фото: Портрет Иоакима Избекова в узбекском костюме кисти Варвары Гайгеровой.

Источник: Альбина Избекова.
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ