«Якутия. Холод. Гора. Победа». Невероятные приключения итальянцев в Якутии

Им предстоит, возможно, самая холодная экспедиция в истории мирового альпинизма.
— Симоне, когда и как возникла идея вашего проекта в Якутии?— На самом деле, все довольно просто и вышло очень даже случайно. Как-то раз я наткнулся на статью в газете («Сorriere della Serra» крупнейшее издание в Италии — прим.ав.), в которой говорилось о самых холодных местах на планете Земля. И самым-самым в этом списке был Оймякон в России. Я прочитал статью и мне, как альпинисту, стало безумно интересно и  любопытно, а есть ли там неподалеку горы? Мы остановили свой выбор на горе Победа. Так все родилось.
Справка: Как пишет издание risk.ru, до сих пор только австрийская двойка альпинистов (Маттиас Майр и Маттиас Ханхолдер) пыталась взойти на эту гору зимой, в 2016 году. Правда, они отказались от зимнего восхождения и в итоге поднялись на вершину в мае. Так что место зимних первопроходцев этой вершины оставалось вакантным.
— Почему именно Победа, и нам интересно, насколько она известна в альпинистских кругах?
— В широких кругах она не столь известна, особенно на Западе. Но мы слышали, что ее идентифицируют в мире альпинизма, как самая холодная гора на планете. Еще известно, что никто не совершал поход на вершину Победы в зимнее время, и я догадываюсь, по какой причине. Поэтому нам очень интересно и даже волнительно предстоящее путешествие. И будем надеяться, что если все сложится удачно, то о Якутии и горе Победе в частности, будет знать весь мир. 
— Высшая точка Победы 3003 метра. Учитывая ваш огромный опыт восхождений на «восьмитысячники», для вас, наверное, не составит большого труда взобраться на ее вершину?   
— Я бы так не сказал. К каждой горе мы относимся с уважением. И действительно, здесь вопрос даже не в высоте, а больше в его логистике, уникальности проекта. Нам предстоит, возможно, самая холодная экспедиция в истории мирового альпинизма. Ведь мы будем подвергать свой организм в условиях крайне низкой температуры, которая будет стоять круглые сутки. Чтобы добраться до ее подножия, залезть на ее вершину, а затем спуститься — будет непросто.
— Как вы запланировали экспедицию, и сколько потребуется времени, чтобы добраться и вернуться обратно?
— На все про все мы заложили примерно месяц. Точкой отсчета можно назвать 22 января, когда мы вылетели из родного Бергамо в Москву. 26 числа вылетаем из Якутска в Усть-Неру. А оттуда порядка 13 часов на внедорожнике до Сасыра, последней большой деревни на пути следования экспедиции. Дальше три часа на снегоходах до края географии, где живут оленеводы. С их помощью на лыжах экспедиция планирует добраться до базового лагеря пика Победа и забросить снаряжение с провиантом.
Интересно, вы будете ждать экстремально низких температур или, наоборот, потепления?
— Мы будем поступать впрочем, как и все альпинисты в зависимости от условий. Но, безусловно, если температура опустится до критической отметки, то мы будем этому только рады. Хочу заметить, что максимально низкая температура, которую я ощущал на вершине 8000 метров, была — 56 градусов, но там справедливости ради надо сказать, воздух был намного суше. На Победе предполагаю, ощущения будут острее.При этом нам важно понимать, что в Якутии подобная температура будет стоять круглые сутки в отличие от тех мест, где мы бывали. Причем экстремально холодно будет и днем и ночью на протяжении всей экспедиции. Например, на азиатских «восьмитысячниках» холод мы испытывали кратковременный лишь на вершине. И где-то недалеко всегда стояла наша база, где можно было согреться.А здесь нам предстоят совершенно иные условия, и это то, что нам нужно.
— А существует ли риск для жизни? Каким основным опасностям вы себя подвергаете? 
(Тут в разговор включается Тамара Лунгер): — Естественно, главный риск для нас это холод. Если честно, я очень тяжело переношу низкие температуры. И до недавнего времени не испытывала ничего холоднее, чем  минус 35. Я даже думала обливаться холодной водой, чтобы подготовить себя. После долгих сомнений, посмотрев фотографии и изучив Якутию, поняла, что очень хочу увидеть всё своими глазами. И вот я здесь.(Симоне Моро): — На горе может случиться все что угодно, кто-то может получить травму, кому-то станет плохо. Никто не застрахован от несчастных случаев. Поэтому я считаю, что главный риск, это тот момент, когда ты не двигаешься. В таких случаях организм очень тяжело переживает холод. Допускаю, что существует риск не только обморозить конечности, но и в целом угроза для жизни.
— Насколько ваша экипировка и в целом оснащение соответствуют условиям?
— Экипировка ничем не отличается от тех, что мы использовали ранее для покорения «восьмитысячников». Это на данный момент лучшие и самые современные технологии западных производств. В общем, минимум синтетики. Например, пуховики из натурального пуха, термобелье исключительно состоит из шерстяных тканей. В Якутске за два дня, что мы находились, немного испытали их, чтобы понять, в какой комбинации лучше одеваться. Потому что во время подъема на гору будет поздно заниматься экспериментами с одеждой.
— А продукты где будете закупать? И, что интересно в вашем рационе питания?
— Что касается продуктов питания, то на этот раз мы взяли куда меньше, чем мы обычно берем на подобных экспедициях, например, на Гималайских восьмитысячниках. Во-первых, потому что мы знали, что в Якутии мы сможем купить необходимые продукты, а во-вторых, предстоящая экспедиция на треть короче, чем средняя экспедиция на Эверест, к примеру. Что мы привезли с собой? Это различные энергетические баточники, которые производит итальянская компания. Есть у нас и сублимированные продукты польского производства. Часть продуктов закупим в Усть-Нере.
— А что-нибудь из нашей, якутской еды возьмете с собой?
— Мы попробовали национальную кухню и нам она очень понравилась. Строганина, сырая жеребятина, это, конечно, очень вкусно, но во время экспедиции нам лучше не экспериментировать с едой. В стрессовых для организма условиях проще доверять проверенным продуктам.
— Вам наверняка известно, что световой день в Якутии очень короткий в зимнее время. Светает достаточно поздно, а темнеть начинает уже в полдень?
— Да, и это действительно для нас будет проблемой. Правда в Якутске за эти два дня мы провели наблюдение за состоянием солнца, и в принципе, мы рады. Вначале мы были более пессимистично настроены. Тем не менее, двигаться в темное время суток, даже при наличии налобных фонариков вряд ли получится. В неизвестной нам местности это будет слишком рискованно.Так что мы попытаемся максимально и стратегически использовать весь световой день. То есть, возможно, в течение нескольких дней мы будем изучать наш маршрут, заранее, так сказать, посмотреть точку восхождения. Нам надо все рассчитать, чтобы после восхождения на вершину вовремя успеть вернуться в лагерь.Передвигаться будем скорее всего парами. Я с Тамарой на лыжах в начале, а Матео с Олегом на снегоступах. Идея в том, чтобы никого не оставлять одного. А на вершину будем подниматься вместе.
— Расскажите, пожалуйста, о вашей команде?
— В нашей экспедиции примут участие пять человек. Кроме меня еще два альпиниста, фотограф и журналист. С Тамарой Лунгер мы работаем вместе достаточно давно, примерно с 2009 года. Она участница десяти альпинистских экспедиций, восходительница на К2 без дополнительного кислорода, восходительница на Лхоцзе, чемпионка мира по ски-альпинизму. Я считаю, что Тамара может дать экспедиции ровно столько, сколько могу дать ей я. Очень важно, что она именно женщина, и что она показывает своим примером, что в этом тяжелом мире альпинизма — женщина равноценна мужчине.Официальный фотограф экспедиции Маттео Занга. Он не только отличный оператор, но и хороший альпинист. Он человек, идущий навстречу приключениям и экспедиция для него не только повод для красивых изображений. А журналист «National Geographic» Филиппо Валоти Алебарди, хорошо знает регион, поскольку бывал там не единожды, так что в финале нас ждет красивый фильм вне зависимости от исхода экспедиции.Пятым участником экспедиции выступает якутский альпинист и скалолаз Олег Сайфулин. Он нам очень важен тем, что уже поднимался на пик Победы в 2016 году. Его знание местности и опыт обязательно пригодятся.
— Что еще кроме исторической значимости несет ваша экспедиция?
— Для нас очень важно, чтобы вы понимали, что этот проект не столько как альпинистский, а сколько, как экспедиция в территории относительно неизведанной жителю западной Европы. Мы хотим открыть миру Якутию. Нам много людей пишут о том, какого здесь, много спрашивают о республике, и ее жителях, культуре, укладе жизни… Может быть, для вас здесь нет ничего необычного, но для большинства людей это крайне любопытно и интересно.
— Симоне, и напоследок, ваши пожелания якутским экстремалам, альпинистам, скалолазам, путешественникам?
— За эти два дня мы посмотрели много мест. Например, вчера мы были на скалодроме, где на встречу пришло много любителей. И мне было приятно видеть их глаза, которые наполнены интересом… Но центральная Якутия — это больше равнины. И чтобы взойти на высокую гору — приходится куда-то лететь. В Италии, например, у нас Альпы перед глазами, а здесь эти горы надо искать. Но на самом деле, я отчасти тоже городской альпинист. Мне тоже приходится искать эти горы и их находить. Так что мы все едины и равны. Самое главное, никогда не терять мотивацию, и чтобы в сердце всегда горел огонь, который движет всеми нами!
В копилке Симоне Моро 4 первых зимних восхождения на восьмитысячники (единственные в истории) и, в целом, 15 зимних экспедиций, так что зимняя Якутия – новая «холодовая высота» для него. И, конечно, участники экспедиции рассчитывают увидеть быт местных жителей и познакомиться с ними поближе. Как показывает опыт последних лет, иностранные альпинисты всё чаще едут за приключениями в Сибирь и привозят оттуда интересные и красивые истории. Впрочем, учитывая опыт Симоне и Тамары, шансы на успех у них есть. Симоне – четырежды восходитель на Эверест, организатор 55 альпинистских экспедиций, пилот вертолёта, специалист в решении трудных логистических задач. Пожелаем им удачи и покорения новой высоты!
Справка: Симоне Моро (итал. Simone Moro; род. 27 октября 1967 года в Бергамо) — итальянский скалолаз, альпинист-высотник. Покорил восемь восьмитысячников (Эверест — четырежды, Лхоцзе — дважды, Шишабангма — обе вершины, Чо-Ойю, Броуд Пик, зимой — Макалу, Гашербрум II, Нанга-Парбат ), в сумме совершил 13 восхождений на восьмитысячники.В 1997 году со своим другом, казахстанцем Анатолием Букреевым, попал под лавину на Аннапурне. Букреев и кинооператор Соболев так и не были найдены, Моро чудом спасся. Позже он снова стал ходить в горы с новым партнёром, тоже казахстанцем, Денисом Урубко.
Экспедиции в горах
1992, октябрь — попытка восхождения на Эверест.

1993, август — Аконкагуа (6962 м) в Южной Америке, в альпийском стиле, впервые пик покорён зимой.

1993, октябрь — попытка одиночного восхождения на Макалу по маршруту Кукучки.

1994, сентябрь — попытка восхождения на Шишабангма Главная.

1995, апрель — попытка восхождения на Канченджангу.

1996, февраль — западная стена скалы Фицрой (3341 м) в Патагонии (Южная Америка).

1996, май — попытка восхождения на Дхаулагири.

1996, октябрь — Шишабангма Центральная (8008 м) с Анатолием Букреевым.

1997, май — Лхоцзе (8516 м) классика с Южного седла с Букреевым.

1997, декабрь — попытка восхождения на Аннапурну с Букреевым, попали под лавину.

1998 — попытка восхождения на Эверест по северному гребню.

1999, лето — четыре семитысячника Памира и Тянь-Шаня за 34 дня: 16 июля — пик Ленина (7134 м), 27 июля — пик Корженевской (7105 м), 7 августа — пик Коммунизма (7495 м) , 19 августа — пик Хан-Тенгри (7010 м) с Денисом Урубко и Андреем Молотовым. На Победе Симоне сошёл, но его молодые гиды 24 августа одолели и этот пик, став «снежными барсами» за 39 дней одного лета.

2000, май — Эверест (8848 м) с южной седловины с Урубко, первый восьмитысячник Дениса.

2001, 6 марта — пик Мраморная стена (6400 м), зимой на северном Тянь-Шане с Денисом Урубко и Максутом Жумаевым.

2001, май — попытка траверса Лхоцзе—Эверест прекращена из-за спасательных работ под Лхоцзе: Моро спасал англичанина Тома Мура, а Урубко — полячку Анну Червиньску. Через день Урубко взошёл-таки на Лхоцзе, а Моро вернулся с полпути, свернув экспедицию.

2002, май — Чо-Ойю (8201 м) в альпийском стиле.

2002, май — Эверест (8848 м) с севера.

2002, декабрь — Пик Винсон (4892 м) в Антарктиде.

2003, апрель — Килиманджаро (5893 м) в Африке.

2003, июнь — попытка восхождения на Нанга-Парбат по Диамирской стене со сборной Казахстана, но сошёл на 7150 м.

2003, июль — взошёл на Броуд-Пик (8051 м) по западному ребру с той же командой Казахстана, но от штурма К2 отказался.

2003, сентябрь — Эльбрус (5642 м) в Европе, с Денисом Урубко.

2004, январь — попытка зимнего восхождения на Шишабангма Главная по южной стене с польской командой, но повернул назад за 300 м до вершины.

2004, май — по северной стене взошёл на Кали Химал (7044 м — северная вершина Барунцзе) по новому пути с Денисом Урубко и итальянцем Бруно Тасси, и вторая попытка восхождения на Аннапурну, но только Урубко смог покорить пик.

2005, январь — Шишабангма Главная (8027 м) с поляком Петром Моравским, впервые пик покорён зимой.

2005, май — попытка покорить семитысячник Батура Музтаг в Каракоруме (Пакистан).

2006, апрель — попытка штурма Ама-Даблам (6814 м) с К.-Х. Зальцбургером.

2006, май — Эверест (8848 м) в третий раз, впервые траверс с юга на север.

2007, февраль — попытка восхождения зимой на Броуд-Пик, из-за непогоды повернул назад за 700 м до вершины.

2008, февраль — вторая попытка восхождения зимой на Броуд-Пик, дошёл до высоты 7800 м.

2008, август — первовосхождение в альпийском стиле на Бека Бракай Чхок Южная (Beka Brakai Chhok, 6850 m) в Каракоруме (Пакистан) с итальянцем Эрве Бармасси.

2009, февраль — Макалу (8481 м) с Денисом Урубко, впервые пик покорён зимой [8]. Получили альпинистский Оскар — престижную награду Eiger Award 2009.

2009, май — экспедиция на юго-западную стену Чо-Ойю с Эрве Бармасси сорвалась из-за закрытия границы Китаем. Урубко же с Борисом Дедешко поднялся на пик с непальской стороны и покорил свой последний, 14-й восьмитысячник.

2009, июнь — пик Победы (7439 м), через 10 лет Симоне Моро всё же стал «снежным барсом».

2010, май — Эверест (8848 м) — в четвёртый раз, но впервые с использованием кислорода из коммерческих целей. Давно запланированный траверс Лхоцзе—Эверест с Денисом Урубко снова не удался из-за проблем в экспедиции. Тогда партнёры разделились: Урубко поднялся на Лхоцзе, а Моро — на Эверест и обе вершины были взяты.

2011, 17 февраля — Гашербрум II (8035 м) с Денисом Урубко и американцем Кори Ричардсом. Первый каракорумский восьмитысячник, покорённый зимой.

2016, 26 февраля — Нанга-Парбат (8126 м). Первое зимнее восхождение на этот восьмитысячник вместе с Алексом Чиконом (Страна басков) и Али Садпара (Пакистан)

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш
Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх