Ушел из жизни гениальный физик и философ

1 июля ушел из жизни уникальный человек, гениальный физик, старший специалист аппарата ФИЦ «Якутский научный центр СО РАН», выпускник Кембриджа, доктор философских наук Станислав Николаевич АЛЕКСЕЕВ.

Публикуем статью Елены ЯКОВЛЕВОЙ, вышедшую в «Коммерческом вестнике» в 2007 году.

Станислав АЛЕКСЕЕВ: о термоядерных реакциях и гармонии классической музыки


На встречу со Станиславом Алексеевым я шла несколько озадаченная: физик, получивший степень доктора философских наук. Физика, философия…О чем будет разговор? Увидев в руках моего собеседника солидное издание с формулами и уравнениями, поняла, что мои опасения оправдались. С физикой я никогда не дружила, и в этих формулах из объемной диссертации я вряд ли что-то пойму, тем более на английском. На обложке вытеснены имя автора, тема и название университета: London South Bank University. Сегодня этот труд имеется в электронном варианте в Британской библиотеке, и для тех, кто изучает термоядерные реакции в плазме, он – большая ценность. Реакции термоядерного синтеза можно использоваться для получения экологически чистого и безопасного источника энергии. Об этом и другом наш разговор с молодым ученым кафедры основ ядерной физики Якутского госуниверситета.

  • Станислав, вы десять лет жили и учились в Великобритании. Все это время занимались исследованиями?
  • Да, работа потребовала более девяти лет. Я начал учиться на доктора философии в 1997 году, а диплом получил в конце февраля 2007 года в Лондоне, в университете London South Bank University, что переводится как Лондонский университет южного берега. А свое обучение начал в Кембриджском университете в 1996 году. Поехал туда как стипендиат Президента России. Государство оплачивает все расходы на обучение и проживание за рубежом.
  • На стипендию вас выдвинул университет?
  • Да. В 1993 году я с отличием окончил физический факультет ЯГУ. Тогда была практика – год работать инженером-исследователем в университете, после чего принимали в аспирантуру. Свою дипломную работу я писал в институте ядерных исследований в Дубне, в знаменитой лаборатории теоретической физики им. Николая Боголюбова. Когда учился здесь, мой руководитель профессор Валерий Егорович Степанов пригласил из Дубны доктора физико-математических наук Наталью Шолохину. Она преподавала у нас и заметив, что я интересуюсь наукой, предложила мне писать дипломную работу в их лаборатории.
    С 1993 по 1994 годы я работал там и написал дипломную о квантовании мембран. Это теоретическая тема об электромагнитном взаимодействии, которая широко используется в жизни. Кроме этого провел исследования в области гравитации.
    В Якутске защитил дипломную, и к тому времени у мен уже были две публикации в научных сборниках.
  • Таким образом, университет выдвинул вас на стипендию, и вы поехали в Лондон.
  • В сентябре 1996 года я начал работу в Департаменте прикладной математики и теоретики физики Кембриджского университета. Это учебное заведение отличается высоким уровнем преподавания, поскольку лекции там читают многие академики Британской академии наук. В свое время здесь преподавали многие Нобелевские лауреаты. Из российских ученых там работал академик Капица. В 1997 году я завершил обучение в Кембридже и перешел в Лондонский университет южного берега, где начал исследования по своей теме.
  • Как вы оказались в этом университете?
  • Во время учебы в Кембридже директор департамента, британский академик Давид Крейтон познакомил меня с профессором Лондонского университета Небойшей Лепоевичем. Он член группы, занимающейся атомной физикой. Лепоевич предложил мне тему, связанную с реакциями термоядерного синтеза и под его научным руководством я начал свою работу. В январе 2007 года я защитил в этом университете диссертацию, которая называется «Квазиклассические расчеты поперечных сечений и коэффициентов реакций для внутриоболочных переходов в водородных ионах, вызванных столкновениями с тяжелыми заряженными частицами».
  • Эти исследования связаны с необходимостью экологически чистых и безопасных источников энергии?
  • Да и которые не требуют большого количества топлива. Идея состоит в том, чтобы использовать реакции термоядерного синтеза, которые происходят на Солнце и других звездах, под контролем человека на Земле.
  • Какова природа этих реакций?
  • Когда происходят эти реакции, газ находится в раскаленном Солнцем плазменном состоянии. Вещество нагрето до такой степени, что электроны отрываются от атомов и образуют ионы. Среди этого разнообразия ионов есть много водородоподобных ионов. Что это такое? Это когда вокруг ядра остался только один электрон. Ядро налетает на ион такого вида и начинается реакция.
    Это одна из основных реакций, которые происходя на звездах. Поэтому-то она и привлекла внимание ученых. В результате этого электрон водородоподобного иона переходит из одного энергетического уровня в другой. Находясь в возбужденном состоянии, он имеет более высокую энергию.
  • А в экспериментальных условиях можно провести такую реакцию?
  • Есть такой прибор токомак. Так, магнит, катушка лежат в основе этого реактора. В таких токомаках идут реакции термоядерного синтеза. Сейчас принято решение построить токомак, который позволит экспериментально доказать возможность промышленного получения энергии с помощью термоядерного синтеза.
  • Что необходимо для этого?
  • Определенные физические условия, в том числе наличие ядра изотопов обычного водорода. Для легких ядер энергетически выгодно объединяться, а для более тяжелых урановых и трансурановых ядер – расщепляться. Когда ядро урана расщепляется, получаются продукты его деления, которые сами по себе содержат мало энергии. Но остаток энергии идет на кинетическую энергию, потому что действует закон сохранения энергии, так же как действует знаменитое выражение Альберта Эйнштейна о том, что «Е=МС в квадрате» или энергия равна массе, умноженной на скорость света в квадрате. Эта кинетическая энергия проявляет себя в виде энергии теплового движения. Выделившаяся энергия может быть больше, чем энергия, которая затрачивается на достижение такой высокой температуры. Задача в том, чтобы научиться делать термоядерный синтез под контролем человека.
  • Конкретно ваша задача в этом объемном процессе какая?
  • Существуют уравнения, при помощи которых можно получить информацию об условиях в плазме – температура, давление. Чтобы решить эти уравнения, нужно было провести исследования, связанные с расчетами поперечных сечений и коэффициентов реакций в водородоподобных ионах. Эти исследования я проводил и эти данные содержатся в моей диссертации. И ее результаты найдут применение при диагностике плазмы.
    С помощью этих расчетов можно получить математическое моделирование физических процессов, которые происходят в плазме. При предыдущих расчетах такая модель была невозможна. А эта модель позволяет получить параметры плазмы с очень высокой точностью.
  • А есть ли токомаки в нашей стране?
  • Исследовательские токомаки есть в России, Великобритании и США. Теперь будущее за промышленными термоядерными установками. У нас есть ученые, которые занимаются этой темой. Очень важно экспериментально доказать, что промышленное получение электроэнергии с помощью термоядерного синтеза возможно. Тогда средства на реализацию этой идеи будет выделять не только правительство, но и большой бизнес.
  • Можно сказать, что вы сделали шаг вперед в этой области физики?
  • Безусловно у этой работы есть научная новизна. Защита прошла очень успешно. Из Кембриджа приехал доктор Алан Беджес – знаменитый ученый, один из руководителей научной группы университета. Он очень высоко отозвался о моей диссертации.
  • Наверное, были удивлены, что в провинциальных российских вузах дают такую хорошую подготовку?
  • В Кембриджском университете академик Кингсли Таунсон сказал нам, что их департамент принимает около ста лучших студентов планеты. Среди них оказался я – выпускник Якутского госуниверситета. Конечно, я очень благодарен своему научному руководителю Валерию Егоровичу Степанову, ректору ЯГУ Анатолию Николаевичу Алексееву, проректору Валерию Юрьевичу Фридовскому и всем, кто поддержал мое обучение в Великобритании.
  • Физикой начали интересоваться в школе? А где учились?
  • Я закончил специальную музыкальную школу при Ленинградской консерватории. Играл на скрипке, альте и фортепиано. До сих пор очень люблю классическую музыку, особенно, произведения Баха, Моцарта, Бетховена. Попал я туда, будучи учащимся музыкальной школы Якутска. Когда учился во втором классе, к нам приехала комиссия из Ленинграда и приняла меня в свою школу. Было очень интересно учиться. Помню, ходили в театры, залы филармонии.
  • Возможно из вас получился бы талантливый музыкант?
  • Я очень любил импровизировать. И сейчас иногда играю на фортепиано, альте. Нравился предмет гармония, где мы изучали законы классической музыки. Было очень интересно решать гармонические задачи, и я хорошо справлялся с этим. Конечно, помогал, объяснял своим одноклассникам. Сам процесс решения этих задач очень увлекателен, поскольку похож на решение математических задач.
  • И все-таки поступили на физический факультет. Хотя считается, что в школах-интернатах, где готовят будущих музыкантов, артистов балета, дают не очень хорошую подготовку по общеобразовательным предметам.
  • Мне было интересно учиться по математике, геометрии, химии, но особенно нравилась физика. Любил читать книги по физике. После школы поступил в Новосибирскую консерваторию, где меня взял на обучение профессор Юрий Николаевич Мащенко. Занимался у него и думал, что все-таки в следующем учебном году буду учиться на физика. Так и сделал – приехал в Якутск и поступил в ЯГУ.
  • Вам не предлагали остаться работать в Великобритании?
  • Предлагали, но я и не думал там оставаться, потому что между мною, Департаментом по подготовке и прогнозированию кадров и университетом был подписан трехсторонний договор. Нужно работать здесь. Но кое-какой опыт работы в Великобритании у меня есть. Один семестр в университете я вел на английском занятия по математике. Еще один семестр вел программирование. Опыт преподавания был очень хорошим, от студентов остались приятные впечатления.
    (Кроме этого, наш ученый во время учебы в Лондоне выступал с докладами на VII Европейской конференции по атомной и молекулярной физике в Берлине и на XXIII Международной конференции по фотонным, электронным и атомным столкновениям в Стокгольме. – Е.Я.)
  • Вы, наверное, и думаете на английском?
  • Да, трудно было переключиться на русский, и сейчас еще идет этот процесс.
  • Как вы относитесь к тому, что разработки наших ученых нередко остаются невостребованными в своей стране? Зато Запад проявляет интерес к нашим ученым и их деятельности.
  • Такое тоже есть. Если ученый из России получает работу в Великобритании или другой стране, это говорит об очень высоком уровне науки здесь. Нередко человеку чрезвычайно трудно реализовать что-то здесь, а уезжая туда, он находит применение своим знаниям. А там экономически выгоднее получать готовых ученых.
  • Поддерживаете связи с физиками других стран?
  • У меня есть друг Даниил Кусов, с которым я познакомился в Дубне. Сейчас он живет и работает в одном из университетов США, возглавляет научную группу. Одно время он постоянно приглашал меня к себе в университет заниматься компьютерными расчетами и моделями.
  • Будет ли издана ваша диссертация на русском языке? Доступна ли она интересующемуся читателю?
  • Сложно об этом сказать. Но ректор университета Анатолий Алексеев и проректор Валерий Фридовский поддерживают идею издания диссертации в виде монографии. Сейчас идет работа над монографией, и нужно будет согласовать все эти вопросы с профессором Лепоевичем, так как он делал редакторскую правку. Переводом на русский язык занимаюсь я сам. Диссертация имеется в электронном виде. Кроме этого, часть распечатанных экземпляров находится в Британской библиотеке.
  • Над чем работаете сейчас?
  • Работа в Якутском университете имеет несколько компонентов. Это выполнение научной работы и преподавание. Так что буду заниматься этим. Сейчас я ведущий инженер-электроник на кафедре основ ядерной физики.
  • Почему вы все-таки доктор философии, а не физики?
  • Звание «доктор философии» сложилось в этом университете исторически. Много лет назад в стенах этого заведения ученые выполняли исследования в области философии и теологии. Поэтому получали степень доктора философии. Затем круг исследований расширился, но название степени осталось. В Якутии мой диплом – пока единственный диплом этого университета. Если говорить о философии, то она мне тоже очень интересна.

  • Елена ЯКОВЛЕВА, газета «Коммерческий вестник», 1 июня 2007 год.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх