Сахаян Потапов — В любимой профессии в АЛРОСА можно достичь любых высот! 💎

Заместителю директора прииска “Маят” алмазодобывающей компании “Алмазы Анабара”, дочеренего предприятия  АЛРОСА,  Сахаяну Потапову в этом году исполнилось 35 лет. Он руководитель, прошедший все этапы профессионального роста в алмазодобывающей промышленности. Если проследить его трудовой путь – человека руководящего тысячным коллективом, можно убедиться, что блестящую карьеру может обеспечить не обязательно “свой человек в системе” или беспринципный карьеризм, а умелое целеполагание в учебе и в работе.

О родине и родных

Сам я из Горного улуса, родное село Кэптин – это самый отдаленный населенный пункт района, находящийся на стыке границ, куда и сегодня довольно трудно добраться.  Родился в большой семье, второй по старшинству из пяти детей. Старшая сестра, двое сестренок и младший брат. Отец всю жизнь проработал в охране природы, инспектором в национальном природном парке “Сиинэ”. Мать была воспитателем в детском саду, но когда в семье стало много детей, занялась домашним хозяйством, воспитывала и учила нас, ходила за домашней скотиной. Сейчас все мои сестры и брат рабочие люди, все нашли себя в разных сферах жизни. Кто в образовании, кто в юриспруденции, кто в торговле – все нашли себя в любимом деле. Брат пошел по стопам отца – тоже работает в нацпарке “Сиинэ”, следит за порядком.   

О годе в котором решилось все

Вполне могло случиться так, что я бы пошел по проторенной отцом дороге  – охранял бы сегодня заповедник. Однако, у меня с детства было другое, немного странное увлечение – я любил собирать красивые камни. Недавно мама напомнила случай из детства: «Сына, а помнишь в младших классах ты из пикника принес в рюкзаке груду булыжников?» А я совсем запамятовал тот случай, но это вполне в моем духе. Так что считаю, даже в те времена, когда слово «геология» для меня было пустым звуком, я уже имел склонность к будущей профессии.

Но после школы я выбрал другую стезю — поступил на отделение “Государственное и муниципальное управление” Якутского сельскохозяйственного техникума. Умение управлять коллективом не было моим юношеским увлечением, но способности были, это точно. Учеба дала средне-специальное образование, поэтому это для меня была только первой ступенью. Высшее образование я решил получить в СВФУ, уже по горной специальности. Тут немалую роль сыграл совет отца. «В Якутии добывающая промышленность всегда будет актуальной», —  сказал он тогда. Да и детское увлечение интересными камнями, явно сказалось при выборе будущей профессии. Но направление менеджмента я не забросил — заочно поступил в Санкт-Петербургский университет по направлению “Управление экономики”.

И так сложилось, что 2011 год обрушился на меня «идеальным штормом». В том году я сдавал госэкзамены и писал дипломы по двум специальностям, а еще в этот же год родилась наша дочка. Так что, 2011 год для меня был очень насыщенным, прошел как один очень яркий день.

Железо уязвимей камня

Во время учебы в университете 2008 году было мое первое знакомство с работой по специальности. По назначению попал в компанию «АЛРОСА», в подразделение «Алмазы Анабара». В это время последний год отрабатывал рабочий поселок Эбэлях. Приехал туда и получил первую рабочую должность в горном деле. «Грохотовщик», слышали о таком? Это, наверное, самая низкоквалифицированная работа в горнодобывающей промышленности. Суть работы такая — грохотовщик стоит в бункере, куда экскаватор засыпает рудосодержащую породу. Внутри порода проходит через устройство наподобие сита. И те камни, которые больше размером чем 40х40 сантиметров, грохотовщик разбивает кувалдой, чтобы они могли пролезть через сито. Вот тогда я понял, что железо уязвимей камня — за каждую смену я в лепешку разбивал по кувалде. Это я не образно говорю, натурально за одну смену железный молот расплющивался до полной непригодности!

Работа учит

После учебы я поступил на работу в организацию «Якутгеофизика» техником-наладчиком. Получилось так, что экспедиция предприятия проходила рядом с моим родным Кэптином, я поговорив с начальником партии, собрал в селе 25 парней и вместе с ними начал заниматься сейсморазведкой. Проработал там три года, освоил еще одну профессию геофизика-оператора. Работа нравилась, я бы мог там проработать всю оставшуюся жизнь. Но в одном разговоре начальник партии сказал, что в этой профессии я достиг потолка, что дальше уже только на этом уровне буду работать. Тогда мне, молодому парню, такое положение вещей показалось неправильным, и я решил поискать работу с более широкими перспективами.

Таким образом, осенью 2013 года я оказался в «Алмазах Анабара», поступил «горным мастером» в участок «Биллях». Участок отрабатывал свой последний год, работало малое количество техники, был всего один сортировочный цех. Там я за весьма короткое время стал исполняющим обязанности руководителя участка. Когда участок закрылся, меня перевели на участок «Тигликит». Прииск показал весьма хорошие годовые результаты, и через два года меня назначили руководителем и этого участка. А в 2017 году я уже работал техническим руководителем прииска «Маят». В это время по всему предприятию шли большие перемены, компания проводила работу по оптимизации процессов работы, происходили передвижки. Так что работы было очень много, все, и я в том числе, работали практически без выходных. И в 2019 году я приступил к работе в нынешней своей должности — заместителя директора прииска.    

Чем живет прииск «Маят»

Сейчас в мои обязанности входит отслеживание всех событий, происходящих в прииске «Маят» и в нефтебазе «Юрюнг Хайя» — от бытовых проблем до принятия технических решений по основной деятельности. Работа у нас не останавливается ни на один день. Например, сейчас в прииске относительно «тихий сезон» — идет только подготовка к следующему промывочному сезону. Некоторые работники заканчивают вахту, разъезжаются по домам, оставшиеся готовят следующий промсезон. Но сейчас «горячий сезон» в нефтебазе, там сейчас работают максимальное количество людей. Потому что Севморпуть открыт, из Архангельска принимаем сухогруз, а по Лене идут нефтепродукты и товары из Якутска.

До пандемии в участках «Моргогор», “Хара Мас”, “Эбэлях-Гусиный” и «Талахтах» в промывочный сезон работало до 950 человек, а если к ним добавить количество работников нефтебазы «Юрюнг Хайя», получится коллектив в более чем тысяча работников. И всех этих людей надо обеспечить всем необходимым, отладить логистику, работу техники. Работы хватает. В этом году мы дополнительно провели большую ремонтную работу, обновили технику, отремонтировали жилые помещения.

Как повлиял коронавирус

В последние два года, естественно, и мы столкнулись с проблемами, связанными с пандемией. В самое сложное время, люди в прииск попадали только после двухдневной обсервации. Сюда приезжали в защитных костюмах, эти облачения сжигались и только после этого работник попадал в рабочий поселок. 

Наша компания АЛРОСА одна из первых озаботилась о полной вакцинации, как только появилась возможность. Сейчас наш коллектив привит на 99%, оставшийся процент люди с медотводами. Ношение масок на участках — это не рекомендация, а строго контролируемое требование, нарушители штрафуются. Дезинфекция проводится регулярно и тоже, не для галочки, а по-настоящему. Все эти меры дали возможность отработать прошедший сезон успешно, не было форс-мажорных обстоятельств, связанных с коронавирусом.  

Конечно, влияние пандемии мы почувствовали. Хотя наши работники и не болели, коронавирус поражал некоторых их близких, родных дома. Если у работника в семье кто-то тяжело заболевал, мы входили в положение, отпускали его, невзирая на условия контракта. Работа работой, но жизнь есть жизнь.

О долгой вахте

Тоска по дому, по родным — постоянный спутник долгосрочной вахты. Я и сам в первые годы работы испытал это чувство на собственном опыте. Подметил один удивительный факт —холостые молодые парни хуже переносят долгую вахту, чем те работники у кого есть жена и дети. Казалось бы, ведь именно у семейных чувство тоски должно развиться острее? Как я понял, все дело в целеполагании. У парня, который приехал заработать на «крутую тачку» (а таких хватает), цель несерьезная, поэтому испытания ему могут показаться несоразмерными. А у того, кто приехал в командировку ради своей семьи, более цельное ощущение задачи и он терпит неудобства спокойнее.  Они потом возвращается на вторую и последующие смены, становятся костяком коллектива.

В заключение

Высшее образование, конечно, многое решает. Но как я понял сам, главное в жизни — найти любимую профессию. Если любимое дело сделать основой жизни, то и учеба легко дается, и работа ладится с радостью. Так что мой совет молодежи такой: при выборе жизненного пути хорошенько прислушайтесь к себе и не дайте сбить с толку никаким внешним советчикам. Выберите любимое дело и постарайтесь стать лучшим в профессии. Я же уверен, в любимой профессии в АЛРОСА можно достичь любых высот.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх