Дарья Лаврова раскрывает секреты!

Удивительные метаморфозы происходят в жизни. Живешь себе и живешь, думаешь о человеке одно, а на деле он, оказывается, совсем другой. Помнится, лет семь назад, придя к коллегам в редакцию газет «Кэскил» и «Юность Севера» спросил: «Кто у вас теперь новая звезда?». «Кофе!» — почти хором ответили веселые машинистки.

Даша и Паша действительно мне понравились, только вот их пение мне показалось мяуканием.

Сегодня из старого состава «Кофе» поет лишь Дарья Лаврова. Оказавшись после распада группы практически «за бортом», девушка не растерялась. Сумела выплыть и более того выпустить два альбома, успешно гастролирует не только по республике, но и дает концерты в Москве.

Как и подобает артистке ее статуса, госпожа Лаврова на интервью пришла в сопровождении известной якутской журналистки Эмилии Алиевой, – чтобы, не дай Бог, «нехороший московский журналист» не задал некорректные вопросы народной любимице.

–  «Кофе» в свое время был довольно-таки успешным проектом, с коммерческой точки зрения. Почему вы распались? Конкуренция?

– Конкуренция между нами всегда существовала, хотя в открытую мы никогда не предъявляли друг другу претензии. Кризис наступил на четвертый год нашего проекта. Паша Бояркина настолько устала от концертной деятельности, что в день выступления могла просто отключить телефон. Как-то она мне сказала: «Я хочу заняться семьей, мужем и детьми. У тебя сильный голос, иди в самостоятельное плавание!»

Я настолько привыкла работать в составе «Кофе», что мысли о сольной карьере, откровенно говоря, меня пугали. Думала: «Кто я без Прасковьи? Что я буду петь?» И тут в моей жизни появился Семен Ченянов с песней «Тапталбын таайаарыый». Песня рождалась тяжело, очень тяжело. Если в дуэте мы нагрузку делили пополам, то тут надо было полагаться только на свои силы – петь на всю мощь и без единой фальши, к чему, конечно, я была не готова. Но Семен отличный педагог, он умеет раскрывать артистов. Слушатели были удивлены: оказывается, у Даши Лавровой есть голос! Так, в 2011 году появилась певица Дарья Лаврова!

– Как ваше появление восприняла музыкальная тусовка?

– Успех, наверное, пришел после второй песни – «Имэрийэ көрүүй дуу», которую специально для меня написал Алексей Егоров-Еркен. Реакция со стороны коллег, конечно, была неоднозначная. Сахая рассказывала, что ей как-то позвонили и сообщили: «Пока ты учишься в Москве, у тебя появилась замена в лице Даши Лавровой». Я человек неконфликтный, поэтому все интриги обходили меня стороной, хотя, конечно, всякое случалось. Помню, как-то звонила сильно подвыпившая звезда эстрады и начала предъявлять претензии, мол, я распространяю слухи об ее алкоголизме. Совершенно на ровном месте! Сказать, что я была в шоке, значит, ничего не сказать! Я не люблю такие игры, и поэтому подобные разговоры сразу пресекаю на корню. Даже приходилось ходить на разборки. Да, меня много раз подставляли, предавали… На эстраде это обычное дело. Тут я часто вспоминаю Аллу Пугачеву, которая за сорок лет на эстраде прошла «огонь, воду и медные трубы» и при этом сумела сохранить достойное лицо. Вот это выдержка.

– С Прасковьей Бояркиной вам удалось сохранить хорошие отношения? Вы общаетесь?

– Мы практически не общаемся. У каждого своя жизнь, свои заботы. Наши пути никак не соприкасаются. В последний раз мы виделись в 2014 году в Москве. Я всегда ей говорила: «Паша, ты пишешь прекрасные песни. Пиши и пой! Если не хочешь петь, раздавай другим артистам». Она вроде приняла к сведению, но пока ей как-то не до новых песен… У меня есть мечта, чтобы Паша собрала на одной площадке всех наших якутских артистов. Ох, это был бы большой праздник! Уверена, у Паши все впереди. Есть ранние цветы, есть поздние. Те и другие прекрасны!

– Мне выросшему на лучших песнях Аркадия Алексеева, Галины Шахурдиной, Марфы Даниловой и других корифеев якутской эстрады, современная музыка кажется какой-то безликой. Ничего не цепляет. Вы, как человек, знающий кухню изнутри, скажите: какие проблемы у современной якутской эстрады?

– Сложный вопрос, но я постараюсь ответить. Не будьте так строги! Как бы вы не относились к современной музыке, факт остается фактом: якутская эстрада была, есть и будет! Да, проблемы тоже есть. На мой взгляд, основная проблема заключается в том, что наши музыканты варятся в собственном соку. Нет развития. Все как-то очень местечково. Артистам нужно чаще выезжать за пределы республики, общаться с другими коллективами, авторами, петь с симфоническим оркестром и может быть даже на другом языке. Якутский «дэгэрэн», на котором я выросла, прекрасен! Хореическая метрика, широкий объём мелодии, мажоро-минорные ладовые образования – настоящее настроение народа! Но посмотрите, все же поют в этом стиле. Молодежь понимает это и делает все попытки переломить старые устои. Вот тебе и соул, джаз, регги, рэп, рок-н-ролл и т.д! Да, они по своему правы. А с другой стороны думаю, примет ли это якутский слушатель? Публика у нас особенная, верная своему вкусу и изменять ему ей особо не хочется.

– Кто из современных артистов вам нравится?

– С удовольствием слушаю Алексея Егорова-Еркен, хотя в последнее время он мало выступает. Каждая его песня – маленький шедевр. Вы только прислушайтесь, все эти мелизмы, вокализы, как бальзам на душу. Очень оригинальны Уля Сергучева-Кюннэй, Галя Виноград, Саша Пономарев, «Халлаан дьоно»… Мне импонирует вся их тусовка, манера подачи материала, тексты, ритмы. Все нравится, вплоть до оформления обложки альбомов.

– Да, веселые ребята, прикольные, ничего не скажешь. Но в моем понимании, если твои песни не поет народ, то грош тебе цена. Меня и моих друзей, как только выпьем, тянет спеть «Мин а5ам алааhа», «Майа сайына» и другие хиты 70-80-х годов. В порыве страсти, обнявшись, можем даже пустить слезу. А что будут петь люди лет через десять или двадцать? Свету Бугаеву?

– Вы правы, сегодня практически нет хитов. Хотя все непредсказуемо. Иной раз такие песни выходят в чарты, что диву даешься. Народу очень нравятся песни Натальи Яковлевой-Далааны. Вот она точно останется в истории якутской эстрадной музыки. Простые, понятные всем слова и музыка. Каждый может перепеть ее песни. Люди с удовольствием поют песни Далааны на юбилеях, свадьбах, корпоративах. В памяти народа останутся и песни Павла Семенова, Алексея Егорова-Еркен, может быть отдельные творения Саины.

А что касается моих песен, то неплохие шансы остаться в истории у «Уйэлээх тапталым», «Бииргэ буолуохха», «Имэрийэ көрүүй дуу». По крайней мере, они сегодня очень популярны, и где бы я не выступала, зрители просят исполнить их «на бис». Слушатели часто просят у меня инструментальную фонограмму тех или иных песен. Мне это приятно. Песни должны жить.

– Сколько копий пластинок вы продали?

– Пока в моем послужном списке всего два альбома. А вот что касается количества проданных копий, то тут сложно ответить. Сегодня песни распространяются через Интернет, причем бесплатно. И понять, сколько раз тебя скачивали, бывает трудно. За этим нужно следить, заниматься, контролировать, а мне, как вы понимаете, совсем не до этого.

– Как тогда зарабатывают якутские артисты? На гастролях?

– Мне кажется, сегодня даже и на гастролях сложно заработать на хлеб. Если в центральных улусах билеты еще продаются по 500 рублей, то чем глубже и дальше деревня, тем сложнее ситуация. Вот и посчитайте, сколько можно заработать при вместимости зала 600-800 мест. Из этих денег нужно заплатить за аренду площадки, за транспорт, да и коллектив свой обижать не хочется, ведь у всех свои семьи, дети, кредиты, ипотека и т.д. Зато есть уникальная возможность сделать себе имя. Да, я Дарья Лаврова! И почти бессребреница (смеется)!

– Сейчас мало у кого водятся деньги. Листаю Инстаграм звезд якутского шоу-бизнеса. Сплошная реклама еды и товаров народного потребления. Вот, например, Сахая – рекламирует сковородки, Далаана – синтепоновые куртки и матрас, а мною глубокоуважаемый ведущий Георгий Белоусов и вовсе предлагает закусить японскими суши. Это способ зарабатывания денег?

– Я не могу за всех ответить. Возможно, да, каждый зарабатывает, как может.

– Интересно, а как же имя? Мне лично не хотелось, чтобы мое имя ассоциировалось, например, с котлетами или, не дай Бог, с товарами личной гигиены…

– Бывает, что мои знакомые открывают свой бизнес и просят меня порекламировать ту или иную продукцию. У меня 15 тысяч подписчиков. Это огромная армия людей, которые следят за каждым твоим словом или жестом. На публику можно повлиять и с хорошей стороны, и с плохой. Я это понимаю, поэтому нужно следить за контентом своих публикаций. Но я не осуждаю тех людей, которые пускаются во все тяжкие. Каждый зарабатывает, как может. Да, я тоже рекламирую определенный вид товаров и услуг, получаю за это какие-то скидки или подарок. До сковородок пока не дошла (смеётся), но все может быть в этой непредсказуемой жизни. Я сдержанна в своих постах в соцсетях. У меня почти нет рекламы еды, никогда не рассказываю про личную жизнь и не выкладываю фотографии своих детей.

– Мы с вами познакомились в 2011 году. Тогда я постеснялся спросить, почему вы такая беленькая, не такая как все. Кто ваши родители? Откуда они?

– Моя мама русская, детдомовский ребенок. В пять лет ее взяла на воспитание якутская семья. Глава семейства, наш будущий дедушка поехал в ближайший детдом с целью взять к себе мальчика, который был бы опорой на старости лет. И тут на встречу к нему выскочила пятилетняя девочка со словами: «Папа, папа!» и бросилась к нему в ноги. Эти, казалось бы, простые слова изменили всю ее дальнейшую судьбу. Наш будущий дедушка, которого никогда в жизни не видела и к чьей памяти у меня трепетное отношение, не растерялся. Взял домой сразу двоих детей – мальчика и девочку! Так, в 60-х годах в семье Сидоровых в Таттинском районе появились сын Аркадий и дочь Татьяна (улыбается).

Так получилось, что бабушка с дедушкой рано умерли и дети опять вернулись в детдом. Мама не растерялась и написала письмо брату своего отца с просьбой забрать ее хотя бы на лето. И каждое лето она проводила в старом өтөхе своих приемных родителей, занималась хозяйством. В восьмом классе она взбунтовалась и отказалась вернуться в детдом. Рассказывают, был дикий скандал. Маму с силой вернули в детдом с помощью милиции, откуда она через какое-то время вновь убежала и вернулась в отчий дом. И все тут поняли, что ребенка нужно оставить в покое и дать ему возможность жить самостоятельно. В шестнадцать лет мама пошла учиться в Харбалахское ПТУ, потом устроилась работать в ытык-кюельскую пекарню, где работает по сей день.

– А кто ее родители?

– Она не знает своих родителей, и, по-моему, даже знать не хочет… В детстве я обижалась, когда маму называли «нуучча Таанньата». Я недоумевала: «Почему нуучча? Ведь она настоящая якутка (смеется)». Маме сейчас 57 лет, живет в Ытык-Кюеле и переезжать в Якутск не собирается. Город ей не нравится – очень шумно и пыльно. В 2015 году году мама получила медаль, как один из лучших работников Таттинского улуса, чем мы, ее дети сильно гордимся. А вообще она ветеран Труда. Наша мама достойна отдельного рассказа. Поднять на ноги пятерых детей, без преувеличения большой подвиг.

– А кто ваш отец?

– Я никогда не видела его, но зато года три назад меня нашли сводные брат и сестра, которые живут в Ингушетии. Пока мы еще не виделись, но все идет к этому. Маме, конечно, не понравилась эта новость, но как говорится: жизнь моя, имею право знать про свои корни.

Отчим, который меня принял и воспитал, был замечательный человек и оставил после себя прекрасных детей – моих любимых братьев и сестер, без которых не могу представить свою жизнь. Его убили. Пока мать находилась на работе, все заботы о детях, ложились на мои плечи. Соседи смеялись, мы как цыганский табор везде ходили гурьбой то в школу, то в магазин. Всё держалось на мне – и стирка, и уборка, и готовка. Времени на себя настолько не хватало, что иногда злилась: вот вырасту и рожу только одного ребенка! В принципе, я была так и настроена жить – иметь только одного ребенка. Благодарю мужа за то, что он мне создал условия, чтобы иметь троих детей.

– Вас в детстве не обижали, мол, русская девчонка и все такое?

– Я всегда была боевой девчонкой и могла легко постоять за себя. А потом я танцевала в коллективе «Дружба», где у нас был настолько сплоченный коллектив, что я была под некой защитой авторитетных мальчиков, которых все боялись и уважали. Нет, нет, меня не обижали. Если даже и возникали какие-то конфликтные ситуации, то чисто бытовые, детские… А вот мальчики за мной никогда не бегали. Если моим одноклассницам писали записки с признаниями в любви, то у меня никогда такого не было. В этом году мы отмечали двадцатилетний юбилей окончания школы. И мальчики мне признались: «Даша, ты настолько была красивой, что мы боялись к тебе подходить (смеется)! Признание спустя 20 лет. Это был очень трогательный момент! А я-то думала, что некрасивая – большой длинный нос, вот бы укоротить!

– Зато после школы, когда оказались в Якутске, увидели, какое бывает разнообразие носов?

– Нет, что вы, какой Якутск! После школы я вышла замуж и уехала вместе с мужем жить в Уолбу. Учителя были разочарованы: «Всё, мы Сидорову потеряли!». Прожили мы полтора года, а потом я вынуждена была, взяв ребенка под мышки убежать из деревни.

– Что случилось? Почему?

– Муж был старше меня на три года и постоянно принижал меня, мол, я без образования…  Конечно, так долго продолжаться не могло. И когда представился случай, я просто сделала ноги. Спасибо матери, которая поддержала меня в желании учиться. Я боялась, что она обратно не примет меня, т.к. была против нашей свадьбы. Сын все это время жил у бабушки, а у меня была возможность учиться – поступила Якутский государственный инженерно-технический институт. Сейчас старшему сыну уже 18 лет, служит в армии.

– Бывший муж помогал в воспитании ребенка?

– Нет, он просто исчез из моей жизни и всё. Смех и только!

– А кто ваш второй муж? Поклонник группы «Кофе»?

– Совершенно не поклонник. Обычный городской парень, который не интересовался якутской эстрадой. Познакомились мы в 2008 году в ЯГИТИ, куда он поступил учиться. Произошла химия! А поженились мы только в 2011 году. Значимый для меня год. «Кофе» отпели, отплясали, я показала себя как сольную артистку и удачно вышла замуж.

– Что дальше? Какие у вас творческие планы?

– Не люблю рассказывать о своих планах. Скажу по секрету, только вы никому не рассказывайте. Последние два года я плотно работаю над новым сольным альбомом. С этим альбомом начнется новый поворот в моей творческой жизни. Тот случай, когда я связываю свои надежды с тем, что смогу сиять новой гранью для своих слушателей. Особенно нравится, что будет модная аранжировка. Сотрудничаю с потрясающей продюсерской командой STARWIDE. По их предложению-настоянию, мои новые песни уже в скором времени можно будет приобрести на таких цифровых площадках, как iTunes и Google Play. Жду с нетерпением этого дня!

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш
Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх