АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
-33
Ясно
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  65.86
 74.68
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
20.02.2019, 19:46
Экология
Фотофакт
Instagram
Скоро весна!
Архив новостей
Футуролог
24 сентября 2014, 23:56
1335

Онтология и гносеология мира в шаманизме

Весь универсум человеческой деятельности можно разделить с точки зрения ее осмысленности  на два больших вида: деятельность, для осуществления которой необходима теория, и без нее она вообще не может состояться, и практическая деятельность,  существующая без теоретического осмысления. И в этом последнем случае возникает отнюдь не банальный парадокс  эвристического дефицита – деятельность, и зачастую, весьма  сложная — есть, а ее теории  —  нет. Особенно остро разрыв между потребностью в теории и развитием наличной социальной практики ощущается во всех, если так можно выразиться,  аномальных  сферах — аномальных с точки зрения задействованных необычных способностей и возможностей человека. Такова вся феноменология восточных психотехник, практик  просветлений, религиозных погружений,  предсказаний, гадания, знахарства, целительства, колдовства, магии, оккультизма, телепатии, телекинеза, левитации, ясновидения и пр.

 

Во всех этих случаях не просто отсутствует теория, но происходит полное  отчуждение человека от своего познавательного опыта по  пребыванию  в сверхчувственной реальности. В этой сфере нет ни теории сверхчувственного объекта, например, описания мирового дерева, с которым взаимодействует шаман;  ни теории субъекта, познающего сверхчувственную действительность и осуществляющего в ней формотворчество; и наконец, отрицается сама такая деятельность по пребыванию за гранью изученной реальности. Остается бытийственный черный ящик, куда входит, казалось бы, анатомически обычный  человек, а выходит – чудо, которое лучше всего не признавать, либо попытаться объяснить так называемыми естественными причинами. При этом внимание к таким сферам, в том числе и со стороны науки, вовсе не пропорционально достигнутым теоретическим результатам – теория сверхчувственного опыта  отсутствует.

 

Вполне возможно, что исторически первой практикой, объединившей в себе сверхчувственные способности человека, стал шаманизм, где эти способности получили признание и институционально были зафиксированы. Причем, данная социальная практика стала прибежищем значительной части спектра экстрасенсорики, с закреплением за выдающимися способностями социально полезных функций: всему нашлось применение. Шаманизм на службе у общества  достиг высот самовоспроизводства, но не сумел обзавестись собственной теорией и иными средствами саморазвития и в конечном итоге был вынужден повсеместно уступить теоретически и экономически  продвинутым конкурентным видам социальной деятельности. Однако от этого достижения данной культуры не стали менее интересны. Напротив, шаманские технологии, дошедшие до наших дней в описаниях и живом опыте, представляют огромный интерес для организации теоретического прорыва в изучении эволюционно надвигающегося этапа в развитии человека. Человечество догоняет свою историю. 

 

Появление книги «Инженерия шаманизма» — явление уникальное. В ней шаман избрал в качестве объекта своего взаимодействия — науку, для того чтобы проникнув в ее дух, заставить его служить самопознанию шаманской практики. С наукой здесь обходятся по-свойски, как  шаманы научились и привыкли обходиться с горой, рекой, долиной, медведем – со всем, что окружает жизнь человека и способно стать помощником, союзником, защитником, открыть неведомое, отдать себя во услужение, установить незримые контакты…

 

Как появляется сакральное знание – авторы не объясняют, и было бы ошибкой ожидать от них применения научных методов: дух говорит императивно, отрывисто и целенаправленно – он служит шаману и отвечает на запросы на его языке.  Но поскольку это дух науки, то рассказ шамана — аутентичный и достоверный, полезен не только для него самого, но  может иметь и общеметодологическую ценность: о мире сказать неистину – невозможно. Особенно если говорить от объединенного имени науки и мифа.

 

Центральным героем повествования является эфир.  Главной особенностью эфира – действие через Число. Космические числа космически огромны. Но внутренне упорядочены, что обнаруживается в магических квадратах, которым подчиняются глубины мироустройства.  Эфирный численный порядок проявляет себя даже в  подсмотренной у калькулятора таблице умножения, незримо присутствующей в его клавиатуре: дух калькулятора проявился, вышел на поверхность и стал магической семантикой, явив новую действующую таблицу умножения. Воистину, материя умножает себя, следуя по эволюционным ступеням от одного системного максимума к другому. Магия цифр, используемая шаманом, рождается не произвольно, не в качестве арифметической игры, ее закономерности, и это нужно отнести к несомненным достоинствам книги, усматриваются в структуре первоэлементов микромира, которые сведены в те самые магические квадраты, обеспечивающие начальное и универсальное равновесие мира. 

 

Единство мира в тотальности Числа, проявляющегося в отдельностях мира и свидетельствующего об эфирной родине сущего. Магические квадраты, в которые упакованы нерасторжимые кирпичики микромира, транслируют магию единства на все системные этажи мироздания.  Иными словами, именно единство, прослеживаемое в закономерностях Числа, служит доказательством существования единого материального основания мира.   Роль этого основания отдана действующему лицу, не заявленному в программе космической драмы – тому самому эфиру, который под разными именами пытается возвратиться в картину мира и который  у авторов обзавелся всеми признаками богатой внутренней структуры, способной выполнять важнейшие функции управления миром.

 

Продолжая мысль авторов можно увидеть, что Число, выступающее количественным измерителем воздействия эфира на проявленные формы, попав в мир, преображается  и скрывается теперь уже  в  формулах, описывающих взаимодействие отдельных материальных сущностей между собой, принося себя в жертву познанию физических и иных законов материального мира. И в этом смысле законы, раскрывающие количественные значения взаимодействия вещей, и безусловно,  вооружающие человека знанием об объектах этого мира, в то же время маскируют основные  причины и источники движения материи — управляющие силы эфира, оставляя на поверхности лишь математические знаки.

 

В «Инженерии шаманизма» намечаются предпосылки для обнаружения глубинных содержательных закономерностей движения материальных объектов, когда эти закономерности извлекаются не из самих объектов, а подчиняются истинному законодателю, свободному от пространственно-временных детерминант, но приводящему эти детерминанты к скрытому глубинному численному порядку.  Иными словами, есть некий действующий фактор – фактор Х, распространяющий свое влияние во времени и пространстве на всю проявленную материю, и маскирующийся тем, что свое воздействие он организует как результат взаимоотношения отдельных форм.  В математических  расчетах и опытной проверке неизвестная величина в учет не принимается, лишь иногда заменяясь условными коэффициентами.

 

Действующий из ниоткуда и являющийся ничем этот фактор – называется ли он эфиром или несубстанциональной материей, либо полем нулевых колебаний и т.п. – нуждается как минимум в методологической легализации.   Инверсия, при которой математико-физическая кажимость уступает место действительному причинно-следственному порядку вещей, может  послужить основой построения  новой парадигмы  научного знания, исходящей из признания, что проявленный мир находит движение не в самом себе, а восстанавливая утраченное равновесие, нарушенное самим фактом появления субстанции в чуждой эфирной среде,  «вращается вокруг эфира».

 

Авторы нашли способ связаться с миром эфира, с его космической референтностью,  посредством распахнувшегося «нижнего этажа» атома,  последних его мельчайших частиц: обнаруженные структурные элементы — КАПы, утратившие в процессе системообразования статус самостоятельных форм, будучи вооружены струнными дополнениями, выполняют эту чрезвычайно деликатную миссию посредничества между миром форм и миром эфира. Дух науки, не иначе, помог увидеть внутреннее убранство эфира, наполнив космос переплетением разнообразных струн различного сечения с индивидуальным набором свойств и функций. Излишне говорить, что струнная геометрия задается в книге посредством шаманского видения.  Но это видение позволило создать метафору, обладающую огромным методологическим потенциалом.   

 

Главное методологическое достоинство найденной конструкции связи микромира со струнным миром эфира обнаруживается при исследовании сущности информации. Прежде всего, эвристически ценным является само число представленных действующих единиц метамикромира, из которых состоят и с которыми взаимодействуют элементарные частицы: количество микрооператоров с их периферией, участвующих в контакте со структурами эфира, в одной только частице ядра атома – Сахатоне  (по терминологии авторов), состоящей в свою очередь из 729 Ур-частиц,  доходит до нескольких тысяч единиц (6561).  Особая роль в информационной механике отводится электрону. Именно он, двигаясь по орбите, своей «металлической» струной входит в соприкосновение с эфирной сетью – играет на струнах эфира.

 

Именно так, по-шамански, снимается информация мира и передается в эфирный космос. Авторы при этом  попытались воспроизвести  геометрию взаимостроения пересекающихся, уходящих в бесконечность, движущихся эфирных струн, но сославшись на сложность динамической картинки переплетения космического множества этих нитей, ограничились описанием самых простых моделей. Однако сложность здесь принципиально иного характера: мир форм и мир эфира трансцендентны и не могут иметь общей геометрии. Движения материальных частиц не знают продолжения в движениях структур эфира. И, естественно, не могут получить адекватного графического отображения, хотя бы потому, что эфир находится вне пространства и времени формного мира.

 

И все-таки они – эти миры – взаимодействуют. И действительно обмениваются информацией. Но как? Подсказкой служит превращение элементарных частиц в неисчерпаемое множество – в растворении структуры мира в сворачивающемся  пространстве, что и увидел шаман. Физическим рефлексом  расщепления структуры элементарной формы  является разделение информации и энергии: энергия остается в конструкции формного мира, не исчезая из него бесследно, а информация, освободившись от энергии, проникает в эфир. Вновь работает Число – число каналов связи между микрочастицами материи и структурами эфира, только на сей раз, оно работает делителем, космическим сепаратором, разделяющим информацию и энергию, освобождающим информацию от энергетического сигнала-носителя. Именно Множество берет на себя функцию расщепления и сведения на нет присутствия энергии в информации: информация становится собой, не зависимой от энерготранспортных обременений. Она проникает сквозь барьер пространства, оставив  энергию миру,  достигает эфирного пункта назначения и может объявить: Свободна!    Только  в  этот  момент  она  становится   собственно   информацией.    

 

Информация, пришедшая в эфир от объекта, назовем ее онтологической информацией, образует, если пользоваться языком мифа, «древо жизни» этого объекта (в дальнейшем тексте  этот термин будет употребляться без кавычек), является его эфирной копией, теневым эфирным телом. Главным признаком этой отслаивающейся от объектов информации служит ее нерефлексивный характер: она не произведена органом отражения.  В этой информации присутствует, главным образом, сам объект, а окружающий мир только в той части,  в какой он онтологически взаимодействует с этим  объектом. Иными словами, древо жизни содержит информацию не об окружающем мире, а о самом объекте, существующем в контексте мира.

 

Онтологическая информация образует своеобразную бытийственную память данного объекта – отражение в зеркале эфира, или, если угодно — в зеркале Бога,  сохраняющее не единичный отпечаток, а всю историю отражаемой сущности. Проницательный взгляд шамана, поднявшегося по лестнице на мировое дерево,   способен  увидеть объект в его космической истинности, в том числе, его существование во времени, т.е. обратиться именно к онтологической памяти, увидеть прошлое и будущее объекта и даже разглядеть, например,  рудиментарные органы человеческого тела, а также невидимые структуры в виде чакр, ауры, нимба и пр.   Шаману подвластно видение рудиментарных органов, через наблюдение «атомов управления», которые «сохраняют форму рудиментарного органа», образуя его эфирную тень. Работая с древом жизни, и в частности с управляющими атомами, шаман оказывает целебное воздействие на организм больного человека. Можно это делать, в том числе, и «венчиком из волос конского хвоста».

 

Онтологическая информация  работает с объектом в системе обратной связи, обеспечивая его бытийствование. Изменится объект – изменится и информация его древа жизни. Но справедливо и другое утверждение: измените информацию, содержащуюся в древе жизни, и теперь уже объект будет вынужден соответствовать ей, и приобретет по ее велению привнесенные свойства. Этот канал связи объекта с его древом жизни использует шаман, выстраивая свои схемы управления жизненными процессами. Проникая в систему онтологической информации и производя необходимые манипуляции, субъект,  и здесь речь уже идет не только о шамане, получает возможность осуществлять все виды магического преобразования косной материи силой своего чисто информационного воздействия. Здесь информация, если взять ее со стороны  направленности, выступает, как это ни странно звучит — в качестве веры. Это тот случай, когда по вере можно сдвинуть гору, поднять грузовик, освобождая своего ребенка, вылечить неизлечимую болезнь, сказав Слово. Кстати, эффект плацебо всецело основан на работе с древом жизни.    

 

Результатом взаимодействия информации и материи является эволюция, сопровождаемая  ростом системного индекса материальных образований, возникновением все более сложных систем, которые приобретают и развивают способность к порождению информации отражения и превращению ее в знание. Происходит эволюция и материи и информации.  Все дело в том, что в составе онтологической информации присутствует с самого начала и информация, отражающая наряду со строением объекта еще и наличие внешнего мира. И эта информация, содержащая в себе  взаиморасположенность и взаимовлияние отдельных элементов мира, переводит  связность, существующую на уровне отражения, в зону онтологической информационной связи, которая завершается объединением элементов в материально-информационную целостность.

 

Единичное через информацию уподобляется всеобщему,  копируя его в своей структуре.  Вместе с ростом системности объекта происходит дальнейшее увеличение его способности к получению и усвоению информации о внешнем и внутреннем мире с одновременным формированием морфологии, специализирующейся на выполнении функций отражения. В свою очередь,  с расширением действия  обратной связи между древом жизни и его объектом  осуществляется превращение отражения  в наблюдение, изменяющее и наблюдателя и наблюдаемое. На этой основе происходит возникновение особой природной субстанции – живого, осуществившего на своих высших этажах уникальную биологическую технологию — локальную приватизацию эфира. Результатом данного поистине космического события стало образование психического реактора – ставшего душой живою и возжегшего огонь сознания. В библейском сюжете дается соответствующая  метафора  — вкушение плодов от древа познания.

 

Онтологическая информация в процессе эволюции дополнилась гносеологической. Какое же место этой информации отводится в «Инженерии шаманизма»?

 

Авторы  солидарны с современной наукой и убеждены что процесс сознания, включающий в себя действие ума, памяти, чувствования и пр., происходит не в клетках мозга. Нельзя локализовать функции сознания применительно к отдельным нейронам и найти элементы структуры мозга, якобы хранящие буквы, слова, образы, события и пр. Глубочайшей методологической ошибкой было бы пытаться строить теорию сознания и рассуждать, что  в таких-то клетках хранится одно, а в других – другое. В мозге, сколько его не препарируй, не отыскать ни одной буквы, ни одного слова. Он по своей природе не может являться хранилищем памяти.  «В человеческой голове нет ни ума, ни памяти — все это находится не в голове человека, а снаружи, в эфирных узлах всемирной сети, хоть на другом конце галактики», — так видит шаман. Однако эту проблему не решить за счет пространства: дело не в том — в голове или за ее пределами, близко или далеко хранится и работает гносеологическая информация. Мозг — есть та высшая материальная система, которая благодаря достижению эволюционного пограничного предела – психоморфологического системного максимума – становится способной осуществить прорыв в трансцендентность и создать феномен присвоения эфира (если использовать этот термин для обозначения трансцендентной материи) с включением его в единую эфироформную или телесно-душевную организацию. Трансцендентное приватизируется и переходит в состав и на службу материальной формы, не утрачивая своих трансцендентных свойств. Мозг, удерживая присвоенную эфирную форму, именно благодаря ее трансцендентным свойствам, создает ту самую душу, или, если искать более операциональное понятие — ментальный процессор, в котором пробуждается и функционирует сознание.

 

Таким образом, сознание остается в голове, но не в клетках мозга, а в трансцендентной надстройке, в особом психическом реакторе. В классическом определении: «Сознание есть свойство высокоорганизованной материи…» пропущено главное звено – не замечен тот самый эфирный (трансцендентный) механизм, возникающий на базе высокоорганизованной материи, где и проявляется свойство — сознавать. Именно в этом месте наука проигнорировала народную мудрость, не заметила повсеместно распространенную экстрасенсорную практику, выплеснула из своего понятийного аппарата вербальный опыт разноязыких народов и… утратила душу. Получается, что возвращать ее — дело шаманов.  

 

Данное отступление нам понадобилось, чтобы создать некий понятийный конфигуратор, при посредстве которого можно было бы попытаться определить возможности шаманской практики в сфере сверхчувственного познания и информационного воздействия на мир, в частности с помощью «благородных атомов управления». Этим атомам отводится огромная роль в шаманской концепции сознания. Благородные атомы включены во все биологические системы в качестве управляющих элементов в соответствии с их системными индексами. При этом работу мозга – высшей системной инстанции – обеспечивает атом урана, также обладающий максимальным системным потенциалом.

 

Благородные атомы завершают собой системные иерархии и становятся референтами данных систем, осуществляя связь органов с эфирной сетью. Благородные атомы отличаются от обычных химических элементов: они предстают «…в виде тени, — встречаем мы в тексте книги, — также как в наших приведениях». Ключевое слово здесь – тень. Оно позволяет высказать гипотезу о природе этих атомов: их природа – суть информация, работающая в режиме «древа жизни», если она поступает от обычных органов человеческого тела, либо в режиме «древа познания», если речь идет о деятельности мозга человека. Способ работы «теневого атома» — передавать и принимать информацию от человека – эфиру; от эфира к человеку. Шаман работает с эфирным атомом, «обнуляя» его и тем самым воздействует на тот орган, референтом которого в древе жизни является данный благородный атом. Способы воздействия на благородные атомы, конечно же, шаманские, но все они носят информационный характер и в значительной степени используют визуализационную синергетику: шаман выстраивает визуализацию своего путешествия в область мирового дерева (синтез древа жизни и древа познания) и вовлекает в него своих пациентов.

 

Вызывает интерес технология передачи и хранения информации. Информация передается по струнам в момент соприкосновения струн, когда движущие струны касаются неподвижных и направляют им или принимают от них информацию. Количество информации напрямую зависит от множественности касаний. Несчитанное количество элементов, умноженное на еще большее количество струн и еще раз умноженное на количество их взаимных касаний, становится равно космосу, а точнее космическому компьютеру, способному устанавливать и поддерживать порядок в универсуме. Атом – компьютер, мозг – компьютер, эфир – компьютер, космос – тоже компьютер. Все сосчитано. Информация хранится в ядрах атомов, в узлах эфира. Есть управляющие программы, да и вообще вся компьютерная архитектура. И даже у шамана вместо бубна в качестве его инструмента-помощника с собой ноутбук. Наверное, это издержки инженеризации.

 

Сводить миропорядок к компьютерному управлению, а работу сознания идентифицировать с действием пусть очень сложного, но вычислительного прибора – значит чрезвычайно упрощать проблему. Всемогущий Бог заменяется всемогущим Компьютером. Но память мира не хранится в цифре! Информация не кодирует мир, в каком бы то ни было цифровом выражении, которое затем при вспоминании, превращается в образ объекта, произнесенное слово, настроение, чувство… Мир не записывает себя, посредством перевода своих явлений в цифровую информацию. В Природе есть Число, но цифра и слово – это искусственные надприродные образования – продукты осмысления мира. Сведение мира к компьютеру не корректно даже на уровне метафоры. Нет программиста – нет компьютера. Нет программы – нет компьютера.

 

Нашли компьютер – ищите программиста, или объективно существующую программу, или инструмент самопрограммирования. И во всех случаях нужен механизм кодирования явлений мира, в том числе и чувственно-интеллектуальных, в цифровое выражение, в цифровую форму. И если в мире есть что-то, что не подвластно цифре – то значит цифре вообще не подвластно установление целостности в мире: принцип объективного управления и сведения мира к целостности должен быть универсальным. Метафора допустима и полезна, если она приближает познание мира. Если же она подменяет путь познания, уводит его в сторону, противоположную истине, она должна быть отвергнута.

 

Тем более, должна быть отвергнута шаманом. Шаману нужен дух вещи, а не ее цифра. В книге содержится положение, не получившее  развитие, но достаточное для того, чтобы вернуться к нему и пойти с этой развилки не в сторону цифры, а попытаться найти духовную ипостась информации, которая позволит работать с феноменологией сознания, памяти, духа. «Когда вы кого-то вспоминаете, — находим мы в тексте, — вы не в голове ищете эти записи, а через всемирную сеть эфира заходите в само это событие».

 

И это действительно так. И позволяет войти в событие, т. е. вспомнить, ничто иное, как информация, освобожденная от энергии и превращенная из материального факта в сущность, относящуюся к феноменологии идеального. Информация, достигшая трансцендентной сферы, и ставшая с онтологической точки зрения древом жизни объекта, отражает объект интегрально – и с внешней (формной), явленческой стороны и с сущностной, содержательной стороны. Она представляет собой сосредоточение скрытого полного отражения объекта, и именно эта информация является его духом. Дух – это именно то, чем объект предстает перед собой и Богом, «чем он дышит». Именно в нем содержится в форме идеального бытийственное событие – состояние объекта, с которым шаман входит в контакт, когда общается с духом объекта.

 

Не с цифрой, но с духом. Идеальное здесь некуда не «пересаживается», а пребывает в составе идеального объекта – древа жизни, точнее, является материалом, из которого «произведено» это дерево. Разговаривая с духом, мы имеем дело с квинтэссенцией, идеальной «выжимкой» объекта, т.е. с ним самим, как он есть, без всяких внешних формных помех и кажимостей. Можно было бы сказать — идеальная модель объекта, которую объект строит сам – есть его дух. Портрет, нарисованный им на полотне Бога. И если с ним (портретом) вступить в духовный контакт, удастся увидеть истинное лицо вещи, войти в ее состояние.

 

Если бы у горы была голова, она увидела бы себя в своем духе. Шаман отдает свою голову горе и видит ее дух и общается с ним. Ему доступна и память горы – ее прошлое и будущая судьба сражения воинов его племени, которых поддержит духовная сила его горы. И нет ни у шамана, ни у горы цифры. Онтологическая информация живет в духе горы. И если хочешь знать ее информацию — измени свое сознание, сделай свой дух подобным и тебе станет доступна онтологическая память и прошлое состояние горы, данное в ее духе.

 

Что касается гносеологической памяти, обеспечивающей работу сознания, то и здесь запоминание, хранение и вспоминание информации обходится без цифрового кодирования. Более того, все обозначенные действия используются лишь для информации, сопряженной с энергией. Информацию в ее абсолютном состоянии, т.е. свободную от энергетических носителей, не нужно записывать, не нужно хранить. Память, как и сознание в целом, обладает свойством идеального.

 

А оно возникает, если говорить кратко и схематично, через систему установления равновесия между миром форм и трансцендентным миром. Установи искомое равновесие, и ты окажешься в той информационной ситуации, в том состоянии, выраженном в идеальной форме, которое уже было, а войдя в него – войдешь в память. А все атрибуты материального мира, по эту и по ту сторону пространства, частицы и струны – элементы формного мира и элементы эфира – во всей их тонкой сонастройке, о которой так подробно повествует книга, являясь участниками космического эволюционирования, делают одно общее дело – они участвуют в установлении онтологических и гносеологических равновесий между миром явленным и миром трансцендентным. И в этом их замечательная роль в создании системы космического порядка, которым никто ни компьютерно, ни субъектно не управляет.
 

 

Что касается естественного и искусственного в мировой эволюции, в предрешенности и детерминированности мирового развития видно, что пафос шаманской инженерии направлен на то, чтобы убедить нас в глубоко эшелонированной судьбоносности всего сущего: никто не может выбраться из сетей эфира, тотально подчинивших себе мир и передавших его во власть времени. Речь идет о «…программировании нашего старения. И все это тоже расписано, — убеждены авторы, — Природа все равно свое берет. Все здесь расписано в ДНК и Аминокислотах».

 

Сказать о механизме времени «…все это расписано…» и посчитать, что этого достаточно для решения проблемы энтропии в природе — значит отвернуться от ее решения и даже сколько-нибудь беглого рассмотрения. Если мы допускаем, что все бытийствующее сообщает эфиру посредством онтологической информации условия своего воспроизводства, а древа жизни через механизм обратной связи обеспечивают поддержание бытия, и если все сущее замечено в системном единении для решения проблем собственной стабилизации и жизнеспособности, то возникает вопрос к эфиру – почему он не выполняет условия информационно–космического договора и допускает в мир энтропию, в одностороннем порядке «расписав» где-то в своих глубинах прекращение бытия своих творений, обрекая их на разрушительное действие времени. Где происходит сбой в программе, или почему сама программа предрешила сбойную ситуацию? Понятно, что под программой здесь понимается не компьютерная программа.

 

Как уже отмечалось, в естественной природной логике действует механизм накопления системного потенциала: информация отражения (информация составляющая древо познания и в пределе гносеологическая), обладающая более высоким системным индексом, нежели информация древа жизни, будучи неразрывно связана с этой онтологической информацией, побуждает через отношения выравнивания системных индексов информации (сообщающиеся системные информационные сосуды!) к созданию условий соответствующего роста системности объектов. В них образуются, говоря общим языком, онтологические системные лакуны, порождающие, в свою очередь, различные виды полей – формных референтов действия эфира. В результате начинается процесс системообразования — заполнение лакун соответствующим онтологическим материалом. Так выравниваются системные потенциалы древа познания и древа жизни: древо жизни стремится догнать древо познания: системный потенциал отдельного объекта в пределе уподобляется системному потенциалу отражаемого им мира.

 

Но никогда не достигает его. Как только вещь объединяется с другой вещью и, казалось бы, ее онтологическая информация достигает системных значений информации отражения, как становится очевидным эффект системообразования: информация отражения вещей также объединяется и объединенный информационный потенциал отражения этого нового образования вновь выше системного индекса их онтологической информации — древо жизни по-прежнему позади в этой системной гонке. 

 

Вся эволюция материального мира – это эволюция систем. На этом пути объединение объектов проходит точки системных максимумов, когда осуществляется смена принципов системообразования и в результате возникают все новые и новые виды систем, обеспечивающие миру его разнообразие. Причем этот процесс всегда, на всех его стадиях и при всех системных превращениях, если рассматривать его с точки зрения причин и движущих сил системообразования, выглядит как взаимодействие онтологий, происходящее на основе действия определенных законов, без какого-либо информационного опосредования со стороны несубстанциональной материи. На самом деле эфирная игра является незримым аспектом управления миром и его восхождения к прорыву информации в мир, когда она начинает управлять миром не скрытно, а явно, заняв в нем субъектные позиции. Естественно-природное управление впускает в мир управление искусственное, основанное на субъектном сознании.

 

На определенном этапе своего эволюционного пути онтология «придумывает» новый путь «борьбы» с гносеологической информацией: она перестает накапливать системный потенциал за счет экстенсивного объединения одноименных элементов и начинает новый этап, когда развитие направляется в сторону системной специализации элементов, а отсюда — и их древ познания. Специализированная системность ограничивает потенциалы древа познания, лишая его возможности универсального отражения, и ограничивая тем самым его поле зрения. Система начинает расти делением, а его древо познания отражать не только внешний мир, но и внутреннюю среду.

 

Гносеологическая информация увеличивает тесноту связи с информацией древа жизни и начинает через него влиять на системное строительство своего морфологического основания, изменяя объект и мир по линии взаимной адаптации – стадия наблюдения. Так возникает живое, основной тренд которого – накапливать потенциал обслуживающего отражения. На этом пути происходит невероятно важное изменение характера обратной связи между морфологией и информацией отражения: объект расширяет свой доступ к гносеологической информации, через действие механизма памяти. В конечном итоге возникает сознание как отражение – отражения, когда внешняя информация совмещается с информацией памяти. Древо познания, на ветвях которого размещается информация, начинает работать как коммуникатор, объединяющий уже полученную и входящую в данный момент информацию, создавая механизм, в котором информация отражает информацию. С этого момента возникает феноменология познания, а информация становится собственно гносеологической. 

 

Гносеологическая информация, разрастаясь, начинает безудержно накапливаться и умножаться, многократно опережая системный потенциал древа жизни. И хотя гносеологическая  информация исходно возникает как функциональная, направленная на обслуживание жизни, в дальнейшем она обосабливается и начинает торить свою собственную стезю, в том числе развивая различные аномальные информационные структуры, допускающие, например, уничтожение жизни. Так или иначе, основное природное противоречие эволюции, заключающееся в конфликте между гносеологической и онтологической информацией, не получило разрешения в конструкции современной жизни.

 

Познавая мир, человечество достигло многого в решении внешних проблем обустройства бытия. Но вместе с тем, каждый отдельный человек также как и прежде остается природным существом с подчинением жесткому энтропийному порядку. Кстати, компенсаторные меры, получившие распространение в современной цивилизации вроде набора массы тела и увеличения на этой основе онтологической системности, не срабатывают, поскольку системность, на самом деле, оборачивается разрушительной асимметрией. Диабет – это диагноз, поставленный не отдельному человеку, а цивилизации в целом. То же самое можно сказать и о болезнях, в основе которых лежат деструктивные мутации.

 

Кроме того, онтология пытается защищать себя прямым умалением гносеологической мощности: с возрастом слабеет функция памяти, вероятно снижение умственных способностей. Иными словами, можно пытаться механически наращивать телесные параметры, можно наблюдать квазикомпенсаторное снижение гносеологического потенциала отдельной особи, но это путь в никуда. Да и вообще не путь. Скорее, энтропийная реакция растерявшейся и испуганной природы. Энтропийная реакция на энтропию, ведущая в точку сингулярности.

 

Путь шамана должен быть другим. Необходимо, чтобы накапливаемый потенциал сознания утратил свою физиологическую разрушительность: «Много будешь знать – скоро состаришься».  Напротив, этот потенциал в состоянии стать негэнтропийным инструментом. Для этого существует общее решение: сознание должно напитываться духом напрямую. Знания (информация), полученные таким образом, гносеологически безопасны (хочется сказать – бытийственно стерильны). Такое сознание вписано не только в прошлое – память, но и имеет доступ к памяти о будущем. Правда, феноменология памяти в этом случае поменяет свои значения: память будет обладать амбивалентностью по отношению к времени и именно поэтому там возможны «воспоминания о будущем».

 

Информация, существующая в трансцендентном мире, свободна от предикатов времени и пространства. 
Шаман в этом смысле – человек из будущего. Но пока его функция сводилась к тому, что  он приносил из будущего, впрочем, как и из прошлого, только неведомые знания об этом мире, которые обычные люди добыть не могли. А нужно вооружить людей не столько знаниями, но другой, более совершенной конструкцией гносеологической информации. Речь идет ни много ни мало о конструкции нового человека. Если шаман в своих путешествиях смог бы кардинально поменять психическое устройство и обрел бы способ достигать духовного видения не только в трансе, а найти и открыть другую дверь к прямому общению с духом, а затем провести таким путем людей своего рода-племени – шаманизм стал бы победившей идеологией. Но этого не произошло и, наверное, не могло произойти.

 

Люди с такими возможностями построят новую цивилизацию, на пороге которой возможно находится современное человечество. Сейчас шаманы, а точнее шаманизм, продуцирующий современное интегральное знание и погруженный в самоосмысление, может вернуться в социум и, скорее всего, не с бубном, а с компьютером и, обогатившись инженерным инструментарием в сфере психотехники, сосредоточит свои усилия на конструировании новой гносеологии, основанной на информации имманентного характера, накопление которой не вредит жизни, не пресекает ее, а является стимулом к целостному развитию и обретению космического бессмертия.

 

Почему современный человек не в состоянии стать носителем абсолютного отражения – отвлечься в своем познании от органов чувств и приобрести возможность овладеть безопасной гносеологией? Чувства должны отработать свою эволюционную задачу и создать систему отражения, достигшую своего информационного системного максимума, преодоление которого произойдет на следующей ступени – при переходе к сверхчувственным методам получения знания. Конечно, и сейчас существует масса способов выйти на сверхчувственные каналы его получения, не дожидаясь когда системный максимум будет достигнут эволюционным путем. Шаман это делает с помощью технологии транса, когда мир отсоединяется от органов чувств, и человек в состоянии видеть невидимое и слышать неслышимое.

 

( Заметим, что даже бытовой транс, возникающий по случаю сильных эмоций, может отключать сознание от обычных порталов психики: теряется речь, утрачивается память, останавливается время и пр.) Но вряд ли путь утраты связи между сознанием и чувствами, как каналами получения информации, обладает эволюционной перспективой. Также маловероятно, что будущая технология познания связана с медитативной практикой; скорее медитация служит компенсационной психотерапией в условиях нарастания гносеологического давления.

    Какие же очертания угадываются в готовящемся эволюционном изменении конструкции сознания?

 

А тому, что такое изменение, что называется, на подходе и готовит для своего наступления благоприятный  плацдарм в цивилизации, доказательств достаточно. Основное направление изменений, действительно, касается органов чувств: было бы неправильно в новой гносеологической ситуации выносить работу этих органов за скобки конструкции познания: они остаются средствами извлечения информации, но качественно расширяют свой объект. И сознание в целом, и его инструментарий в виде чувств начинают проникать в мир имманентного знания — через срез онтологической информации, одновременно обращаясь и к явленному объекту и к его древу жизни, тем самым обеспечивая целостность восприятия и устраняя условия для антагонизма бытия и познания. Сбывается пророчество мифа: человечество, отведавшее плодов от древа познания, вкусит плоды древа жизни и обретет бессмертие.

Источник: Иллюстрация к статье: картина И.Капитонова "Гнездо орла"
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ