О первом и втором Ил Дарханах

Первый, второй и третий Президенты Республики Саха (Якутия) – Михаил НИКОЛАЕВ, Вячеслав ШТЫРОВ и Егор БОРИСОВ.
Первый Ил Дархан – Егор БОРИСОВ (с 2014 года), а второй…

ВРЕМЯ И БРЕМЯ БОРИСОВА

Интерлюдия 1. День, когда Борисов «захромал»
В сентябре 2017 года мне пришло сообщение из Москвы, что вопрос принципиально решен – БОРИСОВ уходит.
— А БОРИСОВ знает?
— Знает.
Это был день, когда БОРИСОВ «захромал» («Хромая утка», Lame duck – обозначение политика, чей уход стал решенным вопросом).
31 июля 2018 года я у Егора БОРИСОВА спросил – точно ли он знал о своем уходе? Егор Афанасьевич подтвердил, что знал, только было неизвестно, когда: прямо вот завтра или чуть погодя.
Такое длительное стрессовое ожидание отставки среди руководителей Якутии новейшего времени было только у БОРИСОВА.
Михаилу НИКОЛАЕВУ 10 декабря 2001 года однозначно сказали, чтобы он ушел, через два дня он объявил о своем выбытии из президентской гонки.
Вячеслав ШТЫРОВ 12 августа 2009 года во время встречи с Президентом России Дмитрием МЕДВЕДЕВЫМ заявил о своем желании уйти. Но Вячеслав Анатольевич думал, что его должны перевести на большую должность на федеральном уровне, поэтому ожидание ухода у него не было стрессовым. 31 мая 2010 года МЕДВЕДЕВ позвонил ШТЫРОВУ и объявил, что отправляет его в отставку. И только 24 ноября 2010 года ШТЫРОВА стал заместителем Председателя Совета Федерации.

Не повезло?
Егору БОРИСОВУ не повезло со своей эпохой.
2010-2018 годы – время острого социально-экономического кризиса в Якутии.
В 2010 году БОРИСОВ начинал с показателя бедности населения республики 19,0% при общероссийских 12,5%.
В последующие годы уровень бедность понемногу падал и в 2013 году достиг 16,3% (при общероссийских 10,8%).
С 2014 года пошел обратный процесс увеличения количества бедных – до 20% по итогам 2017 года. Для сравнения: в России эта цифра составляет 13,2%, в Дальневосточном федеральном округе хуже показатели только у депрессивной Еврейской автономной области (24,9%). В лидерах округа бедность населения почти в два раза ниже: Сахалинская область – 9,7%, Чукотский автономный округ – 10,2%.
А ведь бедными называются только те семьи, у которых денежные доходы ниже величины прожиточного минимума. Сколько еще семей имеют доходы только чуть-чуть выше этого самого минимума?
По национальному составу в сегменте бедных или с доходами чуть выше уровня бедности находятся преимущественно коренные народы – якуты, эвены, эвенки и др.
Это объясняется просто – коренные народы заняты в основном в убыточном аграрном секторе, в бюджетной сфере с невысокими зарплатами, очень высока доля «самозанятых» (фактически безработных, вынужденных зарабатывать чем придется).
Славянское трудоспособное население сосредоточено в тех сферах, где средний уровень доходов два-три раза выше – в основном, в добывающих отраслях, в транспорте, энергетике и финансовом секторе.
По официальным данным на 2015 год (данные на более поздние годы – оценочные), в сельском хозяйстве средняя зарплата составляла 25.404 рубля в месяц, в культуре – 35.827, в здравоохранении – 36.264, в образовании – 41.434.
А вот в сфере добычи полезных ископаемых – 92.853 рубля в месяц, в транспорте – 66.394, в энергетике – 51.459.
Как видим, разница доходов между занятыми в аграрном секторе и в добывающих отраслях – почти в 4 раза.
Также не забудем, что Якутия за счет высоких темпов рождаемости среди коренных народов занимает 8-е место в России. А много детей в семье – это еще и усугубление материальных трудностей.
Поэтому с полным основанием можно сказать, что бедность в Якутии имеет преимущественно «якутское лицо».
Отсюда низкий рейтинг БОРИСОВА прежде всего в своей национальной среде.

Сельское хозяйство разрушено?
В советское время, когда главенствовали валовые показатели, важнейшим индикатором сельского хозяйства была численность поголовья: рогатого скота, лошадей и одомашненных оленей.
В 1917 году в хозяйствах якутов содержалось 459,8 тыс. голов крупного рогатого скота и 121,4 тыс. голов лошадей, всего – 617,2 тыс. голов. В 1917 году в сельской местности проживало 220.040 якутов. Таким образом, были очень значительные трудовые ресурсы — примерно 190 тыс. человек, учитывая, что практически все якуты были заняты сельским хозяйством.
В 1938 году общее поголовье скота в республике составляло 792,7 тыс. голов (без разделения на крупный рогатый скот и лошадей). Такой рост стал возможен благодаря кооперации и внедрению механизации. В 1939 году якуты составляли 233.273 человека. Большая их часть была занята в аграрном секторе, доля работающих в школах, больницах, клубах, в партийных и советских учреждениях была невелика.
В 1990 году количество крупного рогатого скота в Якутии составляло 409,2 тыс. голов. В 1989 году численность якутов достигла 365.236 человек. Количество рабочих совхозов в то время составляло 45 тыс. человек, но резко повысился уровень механизации и концентрации производства. Увеличилась также продуктивность коров в результате длительной племенной работы (смены пород) – они стали давать больше молока. Также улучшился состав кормов – доля силоса, комбикорма, зернофуража, турнепса и т.п. достигала 40%.
После закономерного развала совхозов вследствие прекращения поступления союзных дотаций на аграрный сектор (на 1 рубль дохода совхозов приходилось 3-4 рубля убытков) неизбежно уменьшилось количество поголовья.
Но вот что интересно.
В период 1990-2002 годов численность крупного рогатого скота в северных регионах России сократилась:
— в Республике Карелия – на 61,7%,
— в Республике Коми – на 60,2%,
— в Архангельской области – на 70,5%,
— в Мурманской области – на 75,8%,
— в Магаданской области – на 87,0%,
— в Чукотском АО – на 94,4%.
А в Якутии за тот же период сокращение составило 30,5%.
Если даже в находившейся в более благоприятных климатических условиях и издавна прославившейся своими молочными изделиями Карелии поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 61,7%, то в Якутии падение было в 2 раза меньше.
Для сравнения приведем цифры по Башкортостану и Татарстану.
Приволжье является самым благоприятным для животноводства регионом, сейчас Приволжский федеральный округ занимает первое место в России по количеству крупного рогатого скота.
В Башкортостане в период 1990-2002 годов поголовье крупного рогатого скота сократилось на 613,2 тыс. голов (на 25,6%).
В Татарстане – на 376,7 голов (на 23,94%).
В Оренбургской области (занимала второе место после Башкортостана по поголовью, также входит в Приволжский федеральный округ) — на 911,9 тыс. голов (на 52,04%).
Как видим, в Башкортостане и Татарстане, где природные условия несравнимо лучше, чем в Якутии, сокращение поголовья было только на 4,9% и 6,56% ниже, чем в Якутии, где климат суровее и кормовая база в несколько раз скуднее.
Этот факт — свидетельство стойкости якутского народа и реальной социальной поддержки со стороны руководства республики.
Почему же с 2002 года началось очередное резкое падение численности поголовья скота?

Ускоренная урбанизация
До 2002 года строительство жилья в Якутии, хотя и сильно просело по сравнению с советским периодом, было весьма значительным.
Просто это увидеть и понять было сложно — основной ввод жилья главным образом происходил на селе: строилось большое количество частных домов, в первую очередь за счет товарных кредитов, которые списывались при рождении ребенка.
Когда Вячеслав ШТЫРОВ стал в 2002 году президентом республики, строительство жилья развернулось преимущественно в Якутске.
При Михаиле НИКОЛАЕВЕ в Якутске преобладала точечная жилищная застройка. А ШТЫРОВ, строитель по профессии, начал строить жилые дома комплексно, кварталами.
И это дало толчок массовой урбанизации якутского народа.
Раньше желание перебраться в город сдерживалось в первую очередь дефицитом качественного жилья.
К тому же с 1997 года в России стала разворачиваться система жилищной ипотеки, которая в Якутии начала внедряться именно с начала 2000-х годов, например, Республиканское ипотечное агентство было создано в 2003 году. А позднее в России стало развиваться банковское ипотечное кредитование.
Чем больше строилось жилья в Якутске — тем больше людей переезжало из села в город.
И тем меньше становилось число занятых в сельском хозяйстве.
В селе уже заметили эту взаимосвязь, мне много людей объясняли падение поголовья скота в их селах и районах в последние годы тем, что люди, особенно самые молодые и энергичные, стали уходить в город.
С 2010 года, уже при БОРИСОВЕ, а с 2012 год — также при Айсене НИКОЛАЕВЕ, стал увеличиваться ввод жилья в Якутске (в 2017 году — 375 тыс. кв. метров, при том, что по всей республике в том году было введено жилья на 635 тыс. кв. метров), что только подстегивал темпы урбанизации.
И, соответственно, уменьшались трудовые ресурсы аграрного сектора – и это вело к естественному уменьшению поголовья скота.

Сломанные лифты
Один из важнейших факторов развития наций и государств – наличие эффективных социальных лифтов.
Тогда у государств становится больше ресурсов развития – не только за счет государственных, но и за счет энергии и предприимчивости индивидуумов, перед которыми открываются возможности личного карьерного, социального, имущественного и статусного роста.
Значимые успехи Советского Союза в индустриализации, создании передовой науки, повышения культуры, достижениях в космонавтике, оборонной отрасли, искусстве и т.п. объясняются тем, что для миллионов людей были открыты социальные лифты: были возможности получения высшего образования и карьерного роста, была государственная поддержка научно-технического и культурного творчества.
В Якутии в период эпохи суверенитета (1991-2001 годы) социальные лифты вполне работали:
— создавались новые бюджетные структуры, в которых появлялись рабочие места, весьма неплохо оплачиваемые;
— возникали многочисленные банковские и финансовые учреждения, где также создавались новые высокооплачиваемые рабочие места;
— лифты в сфере культуры в плане реализации возможностей работали наиболее активно, как результат деятельности Андрея БОРИСОВА, давшего большую свободу и простор для творческой энергии масс: увеличилось количество учреждений культуры и искусства, народная самодеятельность и традиционная культура стали стимулироваться и поддерживаться на всех уровнях — от сельского до республиканского и международного;
— были созданы новые республиканские высшие образовательные, а также научные учреждения, или же расширялись ранее функционировавшие, что дало новые рабочие места квалифицированным преподавательским и научным кадрам;
— образовались новые отрасли, которые в первое время за счет государственной поддержки не испытывали большие финансово-экономические трудности, например, гранильная промышленность.
В период отката закрылись многие республиканские банковские и финансовые учреждения, сохранившиеся структуры (Фонд будущих поколений, Комдрагмет и др.) значительно уменьшили объемы своих финансовых операций, новые республиканские предприятия столкнулись с трудностями, иногда вследствие управленческих просчетов.
И в период после эпохи суверенитета социальные лифты оказались либо сломанными, либо перекошенными из-за резкого сужения возможностей самостоятельного экономического развития республики:
— возник дефицит рабочих мест на территориях преимущественного расселения якутов (Якутск, сельские районы), что обострило конкуренцию на ограниченном рынке труда;
— и в таких условиях закономерно стали преобладать иные критерии подбора кадров – по родственным, земляческим, групповым связям.
Все эти факторы привели к поломке социальных лифтов – без клановых связей стало невозможно сделать карьеру. Стали цениться не личные деловые качества кадров, их интеллект, образование, а то, какими они связями обладают.
Естественно, такая ситуация совершенно не нравится молодым поколениям, а также представителям среднего возраста, отсюда крайняя непопулярность любых властей в их среде.
Также нетрудно заметить резкое ослабление эффективности кадров. Укоренение системы, когда требуется не их деловая отдача, а то, насколько они близки в клановом отношении к руководству, привело к закономерному снижению качества управленческих решений. Практически все руководство ведомств, включая их многочисленных заместителей, подобрано не по их деловым способностям. А если руководство само по себе неэффективно, то их подчиненные, независимо от их потенциала, также оказываются такими же не способными развивать свое предприятие, свою отрасль, а значит, и республику.
Матвей ЕВСЕЕВ в своем недавнем интервью SakhaLife правильно негодовал, что «эту компанию с богатой минерально-сырьевой базой и большими перспективами развития из-за неправильных управленческих решений довели буквально “до ручки”».
Таких ведомств и предприятий, разваленных из-за управленческих просчетов – десятки, если не сотни.

ЧТО МЕШАЕТ ПЕРЕМЕНАМ?

Интерлюдия 2. День, когда все началось
После 18 марта 2018 года разные политологи и журналисты убеждали народ, что итоги выборов Президента России якобы не должны сыграть значимой роли в принятии решения об отставке Егора БОРИСОВА.
Да, итоги российских президентских выборов не учитывались при принятии решения о досрочной отставке БОРИСОВА.
Потому что вопрос о том, кто станет следующим главой Якутии, был решен в начале марта 2018 года, на совещании на самом высоком уровне.
Полпред Юрий ТРУТНЕВ специально приехал в Якутию.
И в день голосования, 18 марта, ТРУТНЕВА сопровождал только Айсен НИКОЛАЕВ. Так ТРУТНЕВ давал ясный и недвусмысленный сигнал о будущем хозяине республики.
Просто мало кто понял, что началось.
В конце марта на очередном совещании в узком кругу была определена дата смены руководства Якутии – вторая половина мая 2018 года…

«Рожденный бурей»
28 мая, в день назначения Айсена НИКОЛАЕВА врио Ил Дархана, в народе зародился мем «Бурерожденный», из-за шторма, разразившего до официального объявления Кремля.
Большинству народа это выражение непонятно.
Но в среде молодежи очень популярны как книга, так и телесериал «Игры престолов», в которых одним из главных персонажей является Дейенерис Бурерожденная, ассоциируемая с большими переменами – когда она приходит, то начинается кардинальная смена не только власти, но и системы.
Поэтому очевидны ожидания общества от врио Ил Дархана не просто смены одних аппаратчиков на других, но настоящих перемен.
Республике нужны не просто перемены, а новая модернизация.
В эпоху суверенитета Михаил НИКОЛАЕВ совершил социальную модернизацию.
Вячеслав ШТЫРОВ попытался осуществить индустриальную модернизацию – на это были нацелены мегапроекты. Но в ходе их реализации республика лишилась крупнейших своих стратегических активов и ресурсов, а мегапроекты федеральные корпорации стали реализовывать при минимальном, а часто при нулевом участии республики.
Егору БОРИСОВУ, повторим, не повезло со временем – у него не было ни возможностей, ни команды, чтобы замахнуться на что-то большее.

Какое наследство досталось врио Ил Дархану?
1. Основная проблема – утеря стратегических активов.
Народ убеждали, что нет разницы – кто владеет крупными предприятиями, налоги и прочее будут по-прежнему платиться на месте.
Не успели все распродать – ввели систему консолидированного налогообложения.
Таким образом, из республики ушли налоги крупных предприятий. А те, которые пришли, так и не стали платить налоги в Якутии, они платят по месту основной регистрации.
Исключение – алмазодобывающие компании: АК «АЛРОСА», «Алмазы Анабара», «Нижнеленское» (сейчас в составе «Алмазов Анабара»). И то только потому, что республика пока сохраняет блокирующий пакет акций «АЛРОСА».
Изучение финансово-хозяйственной деятельности многих компаний выявляет интересные факты. В ряде предприятий заключают трудовые договора с вахтовиками на срок не более 28 дней, по истечении этого срока – новый договор, это делается с целью избежать уплаты подоходного налога (который идет в местный бюджет), северных надбавок, проезда к месту к месту отдыха и пр.
Также применяется схема, когда официальная зарплата вахтовиков составляет только минимальный размер оплаты труда, а все остальное выплачивается в виде полевого довольствия, которое не облагается НДФЛ. В итоге республика теряет, по всей видимости, несколько миллиардов. Некоторые говорят, что за счет этих недостающих сумм республика могла бы закрыть большую часть своего госдолга.
Именно поэтому так трудно идет переход коренного населения в промышленность – с местными такие штуки проводить сложнее. Конечно, местные бы тоже согласились на такие условия трудовых отношений, но риск огласки выше, чем в случае с вахтовиками из Воронежа или Украины.
Народ убеждали, что частный владелец лучше, чем государство. К чему это привело – хорошо знают в Нерюнгри: при олигархе Игоре ЗЮЗИНЕ многие остались без работы, народ начал массово уезжать из Якутии.
2. Высокий уровень паразитизма в Якутии, подобный сложившимся системам в ряде северокавказских республик.
Якутия после утери стратегических активов стала одним из регионов Федерации с самым высоким уровнем дотационности.
Паразитизм неизбежно ведет к потере эффективности управления. Можно назначать министрами, гендиректорами и их заместителями совершенно неспособных людей, это никак не сказывается на результатах деятельности паразитарной системы. Именно в этой среде наиболее сильно расцветает кумовство, что особенно наглядно видим в ряде республик Северного Кавказа.
3. Проблемы развития среднего и малого бизнеса.
В Якутии частный бизнес может быть ориентирован только на бюджетную подпитку.
Ориентация на обслуживание корпораций пока утопична – у них есть давно налаженные собственные схемы поставок, сервиса и пр.
А там, где местные предприятия и население все же получают субподряды и рабочие места – у них часто возникают проблемы с оплатой.
Ориентация на обеспечение потребностей населения в целом нереалистична: в Якутии низкий уровень потребления, особенно в сельских районах.
В промышленных районах уровень доходов населения несколько раз выше, но там тоже низкое потребление, преобладает накопление с целью вывода средств в другие регионы, где приобретаются недвижимость и другие активы.
Также большой проблемой является внедрение федеральных сетевых торговых компаний, типа DNS, которые вытесняют и будут дальше оттеснять местные мелкие торговые фирмы. Даже бывшие владельцы небольших магазинов бытовой электроники вынуждены идти работать в эти сетевые компании менеджерами и мерчендайзерами.
Поэтому реальное развитие среднего и малого бизнеса в Якутии пока является утопией. Есть только отдельные предприятия, которые давно заняли свои ниши. Но и у них все время сужается эта ниша.
4. Общественное недовольство.
Ускоренная урбанизация, социально-экономический кризис, отсутствие понятных народу путей развития и выхода из критической ситуации породили колоссальный взрывной потенциал недовольства.
Даже если есть какие-то ощутимые позитивные перемены – их не видят, не оценивают, поскольку преобладают негативные мироощущение и мировосприятие.

КАКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ НУЖНА?

Интерлюдия 3. День, когда все стало ясно
25 мая 2018 года, в пятницу, Айсен НИКОЛАЕВ был у первого заместителя Руководителя Администрации Президента РФ Сергея КИРИЕНКО, куратора внутриполитических процессов. НИКОЛАЕВ сразу после разговора с КИРИЕНКО пошел к Руководителю президентской администрации Антону ВАЙНО.
В тот же день вечером КИРИЕНКО принял срочно вызванного из Санкт-Петербурга (шел Международный экономический форум) Егора БОРИСОВА и сказал, чтобы тот был готов по звонку из Москвы объявить о своей досрочной отставке.
Как говорили мне позднее люди из команды БОРИСОВА, они были уверены, что это – просто раннее предупреждение, что у них еще есть запас времени, правда, мнения насчет того, сколько недель и месяцев осталось, у них разделились: кто-то думал, что отставка произойдет в середине июня, кто-то надеялся на осень.
И никто из них не предполагал, что отсчет пошел уже на дни.
28 мая, в понедельник, утром по московскому времени БОРИСОВУ позвонили…

Алмазные лифты
Как ни парадоксально это звучит для якутских обывателей, пример перемен видим в … АК «АЛРОСА».
Да, в той самой компании, нового руководителя которой – Сергея ИВАНОВА-младшего – привыкли считать «сынком», «мажором» и пр.
Да, в той самой компании, в которой случились трагедия в руднике и недавняя экологическая катастрофа.
Часто сменяющиеся президенты компании больше интересовались, кажется, извлечением максимальной прибыли лично для себя. Один из бывших руководителей АК «АЛРОСА», как стало известно из публикации в иностранной газете, занимался скупкой элитной недвижимости за рубежом, хотя его официальной зарплаты, даже очень большой, не хватило бы на те апартаменты, которые он лихорадочно покупал.
И результат такой политики прежних руководителей компании – авария на руднике «Мир», которая только по счастливой случайности не унесла жизнь всех 151 работника, которые находились на горизонте минус 210 – удалось спасти 143 из них.
Другой негативный результат – крупнейшая в истории Якутии Вилюйская экологическая катастрофа вследствие прорыва дамбы дражных полигонов, которые, как оказалось, даже не были поставлены на федеральный регистрационный учет как гидротехнические сооружения. Другого подобного масштабного бедствия припомнить сложно, ведь, например, отравление Вилюя фенольными соединениями и крезолами шло в течение многих десятков лет и не было так очевидно.
И, видимо, только Сергей ИВАНОВ начал заниматься тем, чего не хотели и избегали все предыдущие главы АК «АЛРОСА» – наведением порядка в компании и запуском социальных лифтов.
Мои встречи со средним звеном ИТР и с рабочими алмазной компании убедили, что в АК «АЛРОСА» действительно начались серьезные структурные изменения, которые ускорились после трагедии рудника «Мир».
Инженеры и рабочие с большой надеждой следят за нововведениями команды ИВАНОВА. Менеджмент компании, конечно, в целом против ивановской модернизации, хотя и не открыто, поскольку меняет их устоявшийся уклад и ведет к сокращению излишне разросшегося управленческого аппарата.
Но впервые за многие десятилетия кадры начали продвигаться по их личным компетенциям, а не по блатным критериям.
Так, в последнее время таттинский парень Ньургун ЗАХАРОВ стал главным инженером Мирнинского ГОК, нюрбинский Роман КОНДРАТЬЕВ возглавил Alrosa East DMCC в Дубае, а хангаласский Семен ЛАВРЕНТЬЕВ назначен директором филиала АК «АЛРОСА» во Владивостоке.
Также внедряется система Performance-related pay – оплата труда по эффективности исполнения, с учетом компетенций, что особенно нравится ИТР и рабочим, стимулирует их не просто работать качественно, но и повышать квалификацию.
Также молодым специалистам компании, оказывается, импонирует, что ИВАНОВ с ними часто видится и проводит различные мероприятия, например, какие-то форумы, иногда в неформальной обстановке.
Если Сергей ИВАНОВ на самом деле добьется глубоких структурных изменений в АК «АЛРОСА», то на выходе может получиться современная корпорация, работающая по мировым стандартам, своего рода «якутская Rio Tinto Group».
И в такой компании, надеюсь, подобных техногенных катаклизмов, как крупная авария на руднике «Мир» и Вилюйская экологическая катастрофа, станет меньше, будут только неизбежные мелкие и средние технологические происшествия.
Традиционная информационная замкнутость АК «АЛРОСА» мешает якутскому обществу видеть и понимать, что происходит в этой компании, поэтому преобладают негативные представления, особенно в последние недели.
А между тем, если перемены в АК «АЛРОСА» начнут углубляться и расширяться, то нашему обществу будет полезно учиться тому, как там будет происходить структурная модернизация. Чужой опыт всегда интересен, чтобы перенимать полезное и избежать просчетов.
Также интенсивный информационный обмен между якутским обществом и АК «АЛРОСА» нужен и в плане преодоления последствий Вилюйской экологической катастрофы, поскольку этот процесс будет длиться не месяцы, а годы, потребует не просто поставок очистных сооружений, а масштабного диалога между властями республики, обществом и алмазной компанией.

Якутск – на правильной стороне от Урала
Раньше Якутия развивалась за счет своих полезных ископаемых. Убеждая давать дотации объемом в миллиарды рублей в аграрный сектор, наши руководители аргументировали тем, что Якутская автономия вносит в союзную казну миллиарды долларов. А в эпоху суверенитета валютные отчисления от добычи алмазов стали спасительными для экономики и социальной сферы республики.
Надо признаться самим себе, что кончился этот период. Могут добывать в Якутии хоть сотни миллиардов долларов ежегодно, республике достанется мизер.
Надо перестать тешить себя иллюзиями, что вдруг могут вернуться времена, когда будем получать «справедливую долю» от добываемых в Якутии недровых ресурсов.
Нет, время природной ренты ушло. Может, и к лучшему. Если бы так и продолжали жить как рантье на ренте, то перестали бы искать новые возможности развития. И нас ждала бы участь североамериканских коренных народов, живущих на природной ренте и деградирующих.
Мы можем и должны надеяться только на себя, на свои силы, на свое понимание и видение будущего.
Все понимаем, что находимся в глубочайшем кризисе: меняется уклад жизни народа и идет мощный процесс урбанизации. Если у других народов и государств урбанизация сопровождалась индустриализацией, то у нас не будет промышленного этапа – якуты и другие коренные народы из аграрного сектора оказались в городе, где нет промышленности, нет большого количества рабочих мест. И создавать новый промышленный сегмент нереально из-за ее неконкурентоспособности – издержки в Якутске больше, чем в других регионах.
Айсен НИКОЛАЕВ, став врио Ил Дархана, постоянно ставит вопрос, что пришло время создания Якутской агломерации – когда Якутск становится центром и движителем совместного развития прилегающих районов.
Якутская агломерация может стать новой опорой развития – концентрация в Якутске наиболее энергичной и мотивированной части населения дает новые исторические возможности.
Сейчас города могут стать локомотивами продвижения вперед и без крупного промышленного производства, особенно это становится заметным и актуальным в XXI веке.
Разворачивающаяся Четвертая промышленная революция (Индустрия 4.0) вообще будет менять весь уклад жизни. Прогресс информационных технологий сокращают время передачи информации и скорость передвижения товаров. Причем основным базисом Индустрии 4.0 будет именно креативность.
Таким образом, в эпоху расширения цифровой экономики можно развиваться и без добычи недровых ресурсов, без промышленных предприятий.
Главные приоритеты и ориентиры в условиях цифровой, креативной экономики:
— образование,
— культура,
— качество жизни.
По культуре, видимо, необходимо дать пояснения. В условиях глобализации конкурентные преимущества оказываются у тех наций и государств, которые наиболее развиты в культурном отношении, т.е. имеют наибольшее количество интеллектуально развитых слоев населения, а это не только образование, но и уровень общей культуры. Кроме того, креативная экономика опирается на творческие способности людей, на богатство их воображения, их умения быстро придумывать нечто такое, до которого другие не успели додуматься.
Якутская агломерация никак не может базироваться на сырьевом ресурсе – ушло время, когда Якутск как столица сырьевого региона мог жить на природной ренте.
В Якутске также нереально развивать переработку сырья, за некоторыми исключениями (например, ювелирного производства, которое при определенных условиях может быть конкурентоспособным).
Интересные возможности дает, как это ни покажется удивительным, месторасположение Якутии.
Ранее казалось, что Якутии не повезло в географическом плане, вот если бы находилась по ту сторону Урала, то бурно развивалась бы.
Действительно, Якутия расположена вблизи Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), в котором будет сосредоточена около двух третей мирового ВВП. Тихий океан станет новым «Средиземным морем», каким оно было в эпоху расцвета эллинизма и взлета Римской империи. США – тоже страна АТР, причем именно на тихоокеанском побережье Америки сосредоточена ее основная IT- индустрия.
К тому же не забудем фактор часового пояса. Якутск живет по времени Токио, Сеула, Куала-Лумпура. Разница со временами Пекина, Сиднея и Манилы – только один час в ту и иную сторону. Разница с Джакартой – 2 часа. Разница с Нью-Дели – только 3,5 часа, а Индия скорым временем станет одной из пяти экономик мира с развитой IT- индустрией.

Модернизация общества
Первый Президент Якутии Михаил НИКОЛАЕВ недавно выдвинул тезис, что главным направлением работы нового руководства республики должна стать модернизация не хозяйства, а общества и его сознания.
У нас есть образованное общество, у которого пока нет ориентиров и мотивации. Только небольшая часть общества понимает, куда и как следует развиваться, а вот большинство не имеет представления о том, что это такое – новая индустриальная революция, креативная экономика, как это они могут стать опорой нашего развития, если мы так сильно отстали от мировых тенденций?
Десятки, если не сотни, тысяч людей считают: не проще ли думать об увеличении дотаций на молоко, создавать побольше бюджетных мест со стабильной зарплатой, чем рассуждать о «какой-то цифровой экономике»?
Михаил НИКОЛАЕВ говорит, что «необходимо постепенно менять менталитет выживания, который не дает развития. Только поменяв свое сознание, люди будут стараться изменить уровень своей жизни, развивать территории, добиваться успехов, в конечном счете – развивать родную республику».
Многие начинают понимать, что, кажется, наша республика находится на пороге больших структурных перемен. Постепенно многие начнут понимать и принимать новый курс развития нашего общества, нашей экономики, нашей культуры.
Если появятся новые локомотивы развития, то они потянут за собой остальные сферы за счет увеличения финансовых потоков, а значит, роста спроса на товары, услуги, расширяя ниши для малого и среднего бизнеса. Самое же главное – могут снова заработать социальные лифты.
Мечта и.о. министра цифрового развития Анатолия СЕМЕНОВА вырастить к 2030 году в Якутии собственного IT-единорога (термин «единорог» запустила в 2013 году Эйлин ЛИ, имея в виду бурно развивающиеся до впечатляющих размеров компании) с капитализацией миллиард долларов, возможно, будет реализована не совсем так, как планируется. Например, капитализация составит не миллиард долларов, а, допустим, 700 миллионов. Но больших успехов можно достигнуть, только если ставить амбициозные цели.

Как бороться с бедностью?
Естественно, никто не собирается сидеть и ждать, когда наши молодые ребята вырастят «единорогов».
Надо заниматься и решением насущных задач.
По той же проблеме «молочных денег» есть интересная концепция у бывшего народного депутата Ил Тумэна Афанасия МАКСИМОВА.
МАКСИМОВ предлагает вместо различных субсидий, дотаций и субвенций (не только на молоко, но и на перевозку кормов и пр.), а также вместо миллиардов, которые идут на содержание всяких паразитирующих аграрных посредников, напрямую выплачивать всем, кто занимается разведением крупного рогатого скота, зарплату. А те уже сами реализуют свою продукцию на свободном рынке, тогда у них появляется стимул к реальному снижению себестоимости продукции.
В Якутии уже есть немало крестьянских хозяйств, которые напрямую из бюджета получают деньги на финансирование зарплат своих работников.
Если эта концепция заработает, то на селе появится больше денег, что подтолкнет рост потребления и оживит местный малый и средний бизнес, увеличится занятость сельского населения. Вообще, мультипликативный эффект будет очень большим, вплоть до увеличения строительства жилья, закрепления населения на сельской местности с сопутствующим демографическим ростом.
Также у многих сельских жителей возникнет система стабильных зарплат с сопутствующими благами – хотя бы минимальный социальный пакет, появятся начисления на пенсию.
Эффект скажется и в Якутске, который станет центром для транзита товаров для оживившейся сельской экономики.
Все это станет важным шагом к преодолению бедности сельского населения, а ведь данная статья начинается с цифровых показателей бедности в Якутии.
Борьба с бедностью становится важнейшей государственной задачей в России и должна стать приоритетной для нового руководства республики.
Естественно, в концепции МАКСИМОВА есть много неясных и спорных вопросов, но она интересная. Тут даже важен учет позиции ВТО, членом которой стала Россия. ВТО такие формы поддержки аграриев называет «несвязанной поддержкой доходов сельхозпроизводителей» и выставляет некоторые ограничения.
Афанасий МАКСИМОВ намерен после выборов развернуть широкую общественную дискуссию по этой теме.
Разумеется, власти Якутии будут бороться с бедностью и другими способами, но выдвинутая МАКСИМОВЫМ концепция представляет интерес и, если окажется осуществимой, может внести серьезный вклад в преодоление бедности якутского сельского населения.

Транзитная республика
Факт, что Якутия стала транзитной территорией, по которой текут и будут течь нефтегазовые ресурсы ценой в десятки, а потом – в сотни миллиардов долларов ежегодно.
Но от этого якутяне фактически ничего не имеют. И существующая налоговая система не позволяет получать значимые отчисления в республиканский бюджет.
Зато транспортная транзитная система может стать основой для развития республики.
Не мост отдельно, не дороги отдельно, а единая концепция: круглогодичная автодорога Иркутск – Братск – Ленск – Мирный – Якутск, затем мост через Лену в районе Якутск, а дальше Якутск – Хандыга – Магадан.
Так возникает идея укрепления Северо-Восточной части страны, закрепления гигантских территорий путем обеспечения транспортной доступности. Россия уже теряла огромные земли на Американском континенте – не только Аляску, но и западное побережье нынешних США – из-за транспортной недоступности.
Сквозная автодорога через всю Западную, Центральную и Восточную Якутию с выходом на Охотское море заодно позволяет начать создание Второго стратегического эшелона, о котором давно мечтают не только военные. Если будет бетонирование взлетно-посадочных полос Ленска, Олекминска, Хандыгы, то российская фронтовая авиация может обрести аэродромы резервного базирования в необходимой глубине от передовых оборонительных рубежей.
Знаю, как хотят сунтарские и нюрбинские, чтобы был построен прямой выход на Иркутск и на Транссиб – это упрощает, ускоряет и удешевляет привоз товаров и продуктов.
И вообще все понимают, что дороги – артерии развития.
И не только дороги.
Пришла пора реально развивать малую авиацию, республике нужны сотни, а в перспективе – тысячи небольших самолетов, по примеру Аляски – как в составе парков авиакомпаний, так и частных.
Цифровая экономика – неизбежность, но она не для всех. Большая часть трудоспособного населения все равно будет заниматься на иных сферах и транспортная доступность станет важнейшим условием развития.

Власть и общество
В ноябре 1996 года Михаил НИКОЛАЕВ произнес одну из своих самых запомнившихся речей. Называлась она просто «Власть и общество».
Впечатление от его выступления было сильным – некоторые тогдашние депутаты и министры, молодые общественники помнят до сих пор.
НИКОЛАЕВ говорил, что только эффективный диалог власти и общества позволяет и государству, и народу вместе развиваться.
С тех пор некоторые руководители республики то пытались заглушить, задавить голос общества, например, возбуждая уголовные дела на своих критиков, то просто игнорировали, то пытались управлять.
Но с обществом надо просто разговаривать, а не запугивать, манипулировать.
У нас так принято, что власть к голосу общества более или менее прислушивается в основном во время больших выборных кампаний.
Но после 9 сентября 2018 года у нас в Якутии почти 4 года не будет масштабных выборов.
Поэтому вопрос диалога власти и общества становится особенно актуальным в эти предстоящие 4 года политического затишья.
Устоявшаяся в странах с длительной демократической практикой схема народ – партия – власть у нас никак не работает, у нас народ отдельно, а партии либо с властью вместе, либо отдельно от народа пытаются выторговать у власти преференции для себя – должности, доступ к финансовым источникам.
Поэтому хочется надеяться, что будущая новая власть республики будет сама проявлять активность в налаживании диалога с обществом.
Самый лучший диалог власти и общества – прозрачность власти, а также отзывчивость власти, т.е. быстрая реакция, быстрый отклик, быстрый отзыв на запросы и вопросы общества.
Увидим ли такую власть у себя в республике – жизнь покажет.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх