Николай Бугаев о приоритетах дистанционного образования

Салман Хан: «Новые модели образования всегда возникают на изломах истории. Гарвард и Йель появились после колонизации Северной Америки. Массачусетский технологический институт (МТИ), Стэнфорд и системы университетов штатов стали побочным продуктом индустриальной революции и американской территориальной экспансии. Сейчас мы находимся на ранних этапах другого крупного излома – информационной революции, возможно, самой значимой в истории. В вихре этой революции жизнь меняется с молниеносной скоростью, поэтому способность к творчеству и аналитическое мышление не являются больше дополнительными опциями, они более не роскошь, а средство выживания». 

Новые модели образования всегда возникают на изломах истории… Именно так. Вот и сегодня…

Время перевода системы образования на цифровую платформу стремительно ускоряется и неотвратимо уходит из-за ситуации с коронавирусом, и потому нельзя медлить: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!» (Л.Кэрролл). 

И потому уже сейчас встает вопрос об институциализации дистанционного образования. Разумеется, это не нормально, что снова «орган рождает задачу», бывает не так, а наоборот «задача рождает орган» (Н.Бернштейн). Но ситуация сегодня такова…
 А дальше нас ждет архисложная работа корректирования проекта цифровой (дистанционной) школы, который, не успев начаться, уже превратился даже не в программу, а в конкретный план действий. Чтобы формальные документы совпадали с изменениями, придется корректировать содержательные основания, соотнося с бюрократическими текстами. Тогда экспертные заключения смогут стать материалом, совпадающим с основой нормативно-правовой базы. Начальный пункт – наше представление о предстоящей деятельности, конечный – перечень из технического задания… Как движение от оценочно-экспертной деятельности к проектной. Проблема в способе перевода того, что делаем, в методические рекомендации. Нормативно-правовая база для того и существует, чтобы ей соответствовать, но экспертный материал проблематизирует эту базу, выводя в новые проблемные поля. Т.е., уже сейчас необходимо заняться аналитикой происходящего, позволяющей в дальнейшем корректировать НПБ. Если понимаешь содержание своего проекта как генезис проблематики, тем выше качество твоего продукта.

А если говорить конкретно об организации дистанционного образования, то считаю, что организационных форм может быть сколько угодно много, даже «говорящие головы», вещающие в заэкранную пустоту, в которой «размывается» ученик. Все имеет право быть, избыточноть образовательной среды имеет определяющее значение. Главное – правильно (объективно) расставить приоритеты (акценты).

Для меня лично таким приоритетом является гуманитарность. Но следует понимать, что гуманитарность – это не только и не столько набор гуманитарных дисциплин. Гуманитарность – это особый склад ума, особый тип знания, которое можно назвать всеобщим, универсальным, с приставкой «мета-». «Ведь естественнонаучно-теоретическое мышление, оставаясь всеобщим, все же вполне делится на «жанры»? «физика», «математика», «химия», «биология» и т.д., а в гуманитарном знании такое напрашивающееся деление: вот это – литературоведение, а это – лингвистика… уничтожает саму возможность мышления…» У гуманитарного мышления может быть только один «жанр» — «само гуманитарное мышление, — в его целостности, всеобщности, единственности, в его взаимопереливах». Но в целостности интегральной, диалоговой, существующей за счет сетевого взаимодействия разных Я, причем не только внутри сети. Чем больше внешних связей, чем они разнообразнее, тем богаче сеть.
Как бы было замечательно, если б такая «гуманитарность» легла в основу того «карантинного» образования, которое складывается сейчас…

Нельзя же допустить, чтобы ядерной составляющей «карантинной» сетевости стали только «говорящие головы», отодвигающие на периферию диалог, который и в дистанционном режиме может происходить «здесь и теперь» (в качестве примера могу привести «джем-сейшены» музыкантов, одновременно играющих одну вещь, находясь в разных точках мира)…

Почему об этом говорю?

А потому что может произойти примерно то же самое, что происходило при вводе ФГОС… но в еще более извращенной форме… Ибо тогда хоть какая-то предварительная (экспериментальная) подготовка была, а сейчас… 

Такое происходит, когда у самодостаточного «инновационного» (?) меньшинства все получается, а у преобладающего большинства, не понимающего сути того, что происходит, и не стремящегося в этом в этом разобраться, — сплошной формализм…

Следует помнить и о том, что лекция в пустоту – это не совсем лекция. Ибо хорошая лекция всегда разговор со слушателями, а не выступление перед ними… Чтобы в конце у нас появился общий продукт. А лучший продукт – это выход в новое проблемное поле. Если после лекции, чувствую, что узнал не меньше, чем помог что-то узнать слушателям, значит, сегодня у меня получилось… сегодня мне удавалось провоцировать мысли обучающихся… и полет нашей команды состоялся. Кстати, еще сто лет назад Л.С.Выготский утверждал, что «для функционирования интеллекта требуется другой интеллект… Интеллект всегда собеседник».

Следовательно, предпочтительней организовать образовательную деятельность, принципиально отличающуюся от деятельности репродуктивной. Это всегда образование через эксперимент, через проект… И если я хочу сохранить инновационный (в данном случае смыслопорождающий для ученика) характер образовательной деятельности, то должен стремиться шагнуть за ее границы. И инновационны мы ровно на столько, насколько способны вовлечь детей в такую деятельность. И задача наша: привести к такому результату, чтобы возникла образовательная деятельность, строящаяся на детско-взрослой экспериментальной деятельности.
Основная организационная форма образования, как и во всех деятельностных технологиях, — это моделирование. Любое новое для ученика понятие не сообщается напрямую, а моделируется в деятельности.

Базовая единица – действие. Иначе говоря, формирование нового понятия строится на рефлексии действия, с помощью которого оно было смоделировано. Но в то же время надо иметь в виду, что понятие возникает сейчас, но в соединении с прошлым, вернее с результатом прошлого. Содержание образования при этом возникает только здесь и теперь (ни до, ни после)…

Со-держание образования, как совместное держание смысла. Ученик и учитель соавторы автора теории. При этом основная роль отводится ученику. Ибо учитель — это уже состоявшийся носитель смысла изучаемой теории и в этом смысле «человек в культуре». Как тут не вспомнить замечательного российского философа Ф.Т.Михайлова, который говорил, что «способ может быть дан и может быть задан…».  Как задача…

Если же во главу угла будут поставлены «говорящие головы», то система отношений (по Ю.М.Лотману) станет только адаптивной (в основе не обмен, а безоговорочное вручение себя во власть):

1.    Односторонность. Однонаправленный характер отношений. Между акцией и ответным действием нет обязательной связи. 
2.    Отсутствие принудительности в отношениях. Одна сторона дает все, а другая может дать или нет. 
3.    Отношения не имеют характера эквивалентности. Исключается психология обмена. 
4.    Характер безусловного дара, а не договор.
Сетевая (интегральная) же система отношений, приобретающая особое значение в дистанционном образовании такова:
1.    Взаимность. Все агенты, участвующие в сетевых отношениях, — действователи. Односторонних действий в сетевой системе отношений не существует. 
2.    Принудительность. Действия одной стороны влекут за собой обязательные и точно предусмотренные действия другой. Совершение определенных действий одной стороной требует ответных определенных действий со стороны другой. 
3.    Эквивалентность. Отношения контрагентов носят характер эквивалентного обмена и могут быть уподоблены обмену конвенциональными знаками. 
4.    Договорность. Взаимодействующие стороны вступают в определенного рода договор. 

Behavior is a function of personality and environment… «Поведение есть функция от индивидуальности и окружения» (Курт ЛевИн). 

На этом  можно было бы завершить наш разговор, но постоянно напоминает о себе и не дает покою мысль о том, что в отдаленных местностях, где интернет практически никакой, всего того, о чем мы ведем речь, может и не произойти.

И здесь я хочу дать слово Елене Петряевой, которую считаю одним из лучших (если не самым лучшим) российских мастеров сетевого образования:

Как дистанционно учить школьников, когда скорость Интернет 256 Кб/с?

Сегодня был разговор с мамой. Она учитель математики в сельской школе. Эта сельская школа находится в 650 км. к северо-востоку от г. Улан-Удэ. Там мой телефон стабильно показывает «E» вместо привычных мне 4G. Мы не ведем видео разговоров по воцапу или скайпу, видео больше 1 минуты вообще не «пролазит» через канал.
Сегодняшняя ситуация не нуждается в описании.

И как водится всей нашей стране сказали перейти на дистанционное обучение. Минпрос отправил всем список платформ, с помощью которых школы могут обучать детей. Мама меня сегодня спросила: как ей работать с Якласс, Учи.ru и ZOOM?

Она отчаянно пытается прорваться на эти платформы. У ее детей есть только простые мобильные смартфоны. У нее 7, 8 и 11 класс. И, как вы правильно догадываетесь, она не единственный учитель в школе.

Мы немного поштурмили:

11 класс, ЕГЭ.

Выбрать ответственного из учеников, который сможет собрать всех детей в группу в мессенжере. Это канал учебной коммуникации. Возможные способы работы:

— мобильная сетевая встреча в чате. Назначается время, когда все должны быть у телефона. Учитель пишет сообщение в чат: указать, кто здесь присутствует. Учащиеся – отправляют сообщения. Учитель публикует фото задания в чате, дает время на выполнение. Ученики публикуют фото решения в чате. Учитель публикует подготовленное фото, в котором распределены ученики «кто-кого проверяет», дает время на выполнение. Учащиеся делают взаимопроверку, публикуют результаты в чате. Учитель дает Д/З и пишет о том, что все результаты урока просмотрит и оставит комментарии.

— делим на группы. Публикуем деление детей на группы. Публикуем задание для групп, даем время на решение. Дальше проверка действий групп.

— спрашиваем школьников по какой теме предмета и кто готов оказать консультацию, кому нужна консультация. Создаем пары для консультаций. Поясняем как консультация может пройти (по телефону и т.д.). Публикуем весь алгоритм в чат. Даем время. Просим написать в чат о том, как прошли консультации.

— назначаем кураторов из сильных учеников класса, чтобы они могли передавать информацию 3-4 другим учащимся по устному разговору по телефону. Учитель передает информацию 3-4 кураторам.
7, 8 класс!

Здесь с каналами коммуникации та же история. Но в содержании – я за сетевое мобильное образовательное событие. Когда несколько предметников дают общее задание для школьников и простаивают, то как информация будет передаваться.

Здесь можно разделить дни недели между предметами. Понедельник работаем по математике, вторник по истории и т.д.

Общее расписание школы, деление предметов по дням недели, снизит нагрузку на детей и организационную нагрузку на учителей.
Важно то, что ни учителя, ни ученики не владеют способом дистанционного обучения. Поэтому нужно принять за исходное условие, что первые пробы организации дистанционного обучения – это освоение нового способа. Это как дети первый раз приходят в первый класс!

Иначе, накроет волной бесконечных сообщений, непонимания того, что происходит, игнорирования выполнения заданий. Разрешите себе и детям освоить способ иного обучения!

PS: В настоящее время читаю о проекте «Другой глобус», предполагающем возникновение к 2030 году виртуальных государств, не знающих географических и прочих границ… Что же, вполне возможно, но раньше могут возникнуть «Другие школы» — без границ в буквальном смысле слова. Самоорганизующиеся школы, учителя и ученики в которые собираются по принципам краудсорсинга. Их еще называют Crowd-школами. Быть может это произойдет очень скоро, ситуация такова: Behavior is a function of personality and environment!

А в качестве бонуса для тех, кто выдержал и дочитал до конца, предлагаю замечательную книгу Елены Петряевой «Дистанционные образовательные события: от идеи до реализации».

Николай Иннокентьевич Бугаев, первый заместитель директора ИРОиПК им. С.Н.Донского-II, эксперт Института проблем образовательной политики «Эврика», заслуженный работник образования РС (Я), отличник просвещения РСФСР, кандидат филологических наук.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх