Нет дела важней…

Если всех детей, которым за 50 лет работы помогла увидеть свет фельдшер-акушерка Мария Дмитриевна Софронова, собрать воедино, то получится целый город! Многие из них и их родителей помнят и благодарят ее всю жизнь…

«Хочу быть врачом»

Постоянных медиков в Линдинском наслеге Жиганского района, где росла маленькая Маша, практически не было. Не было их и в ее собственной семье. И все же, когда однажды учителя  в школе поинтересовались, кем бы она хотела быть, девочка, не раздумывая, ответила: «Врачом!»

— Меня как-то с детства к этому тянуло. Может быть, еще поэтому в классе постоянно выбирали санитаркой, — вспоминая, улыбается Отличник здравоохранения РС(Я), заслуженный работник здравоохранения РС (Я), обладатель Знака отличия «Гражданская доблесть» Мария Дмитриевна Софронова.

Окончательный выбор был сделан в 1952-м, когда она окончит школу-семилетку.

— Председателем исполкома Жиганского районного Совета депутатов тогда работал известный эвенкийский деятель Николай Васильевич Шемяков, который дважды избирался депутатом Верховного Совета СССР. Он очень страдал от отсутствия  местных кадров. А потому, встретившись с нами, выпускниками, выяснил, кто кем хочет быть,  а затем добился, чтобы для нас выделили места в средних профессиональных  учебных заведениях Якутска, — говорит она.

Путь в профессию, вспоминает Мария Дмитриевна, оказался нелегким. в буквальном смысле слова.

— В начале 50-ых ни о каких самолетах и регулярных авиарейсах в наших местах и речи не было. Нас отправили по реке – так тогда из Жиганска в Якутск добирались все. 7 дней мы ехали на пустой барже до Сангар. Там баржа встала на прикол, а нас на следующий день пообещали пересадить на другое судно. Дожидаясь его, мы остались на берегу, а ночью хлынул ливень. Пришлось прятаться  под перевернутыми лодками, — вспоминает Мария Дмитриевна.

До Якутска новое судно, на которое их определили, шло еще неделю. К этому времени начал плесневеть хлеб, которым родные снабдили их в дорогу.  «Чтобы спасти припасы, мы резали хлеб тонкими ломтиками и сушили на солнце, делая сухари», — рассказывает она.

ЯФАШ как школа жизни

…Впрочем, теплота человеческих отношений во многом помогала переносить тяготы послевоенного быта, который тогда переживала страна, еще не оправившаяся от войны. В полной мере эта ощутила и Мария, поступившая на 1 курс Якутской фельдшерско-акушерской школы.

 — Возглавлял ее в те годы Михаил Павлович Барбанель – замечательный врач и очень душевный человек. Как он заботился о нас, понимая, что, окончившие 7 класс, мы, по сути, еще дети! Как только начиналась осень, собирал всех и просил: «Ребята, уже холодно. Одевайтесь теплее». Однажды зимой, в туманы, одну из студенток сбила машина. Он тут же  собрал нас всех и наказал: «Очень вас прошу, будьте осторожны!» Мы слушались его, как своих родителей, — говорит Мария Дмитриевна.

Впрочем, точно таким же в 50-ые годы был и весь педагогический состав ЯФАШ.

— Завучем работал Яков Иванович Дмитриев, глазные болезни преподавал Гордей Иванович Томский, педиатрию  – Надежда Ивановна Ковалевская, кожные болезни читал сам директор Михаил Павлович Барбанель, травматологию — Роберт Ахметович Бергазов, историю преподавала его жена Раиса Исааковна, математику — Мария Васильевна Васильева. Они не только учили нас наукам, не только вводили в профессию. Своим добрым отношением к людям они, по сути, учили нас жить, — говорит Мария Софронова. 

Весной 1953-го умер Сталин. И это событие также навсегда врежется ей в память.

— В класс зашел учитель анатомии, весь в слезах. Говорит, Сталин умер. Естественно, об уроках речи уже не было, нас распустили по домам. Выйдя на улицу, мы увидели такую картину: все машины и повозки, запряженные лошадьми, остановились. На лицах у людей был траур. Придя в общежитие, мы упали на свои кровати и зарыдали. Это было, действительно, горе общее для всех, — говорит Мария Дмитриевна.

…Практику студенты ЯФАШ проходили в городской больнице – крупнейшем на тот момент лечебном учреждении столицы.

— Нас прикрепляли к больным, за которыми мы ухаживали, — вспоминает Мария Дмитриевна. — Мне попалась очень хорошая женщина, она все говорила: «Девочка, тебе нужно учиться на врача».

Однако окончить медвуз ей так и не пришлось. Впрочем, жалеть она об этом будет недолго, ведь в медицине ее и без того ждала долгая успешная жизнь…

Испытание первое и не последнее

В 1956 году новоиспеченный дипломированный медик  Мария Софронова вернется на родину —  в Жиганск, где получит свое первое назначение – в ФАП рыболовецкого поселка Натара, до которого от райцентра было 6 часов  по реке. И первый же рабочий день окажется для нее испытанием.

— Едва я туда прибыла, получаю срочный вызов! У одной из работниц местного рыболовецкого завода начались преждевременные роды и кровотечение, вызванное отслойкой плаценты. Медлить было нельзя, — вспоминает Мария Дмитриевна.

Остановив кровотечение, она приняла решение экстренно госпитализировать роженицу в больницу  Жиганска тем же  теплоходом «Иссык-Куль», на котором только что прибыла в Натару сама.

— Когда мы поднялись на него, я тут же кинулась к судовому фельдшеру: она была старше и опытнее. Но лишь только та узнала, какой у женщины диагноз, сразу сказала: «Марусенька, ты уж лучше сама!». В итоге одну из сложнейших акушерских проблем решать пришлось самой, на свой страх и риск, вспоминая  все, чему учили в фельдшерской школе, — рассказывает Мария Софронова.

И это ей удалось! Через 2 часа роженица благополучно разрешилась мальчиком. Когда они прибыли в Жиганск, на берегу их встречали медики из местной больницы с носилками – их она оповестила радиограммой. Недоношенного новорожденного акушерка несла сама, засунув его поглубже себе за пазуху.

 …Впрочем, как выяснилось, испытания стойкости и профессионализма для юного медика только начинались.

— Через неделю я вернулась в Натару. В тот же день у одной из рыбачек начались осложненные роды: головка ребенка прижала мочевой пузырь мамы, приподняв его почти до пупка, — вспоминает Мария Дмитриевна.

Она тут же принимает решение  госпитализировать роженицу. Только теперь на проходящем теплоходе повезла ее в противоположную сторону – в Тикси. И вновь, благодаря ее умению принять верное решение в любой экстремальной ситуации, все закончилось вполне благополучно и для младенца, и для мамы.

«Государственная бабушка»

«Я всегда любила свою профессию. И никогда не жалела, что выбрала медицину», — говорит она. Хотя был в ее жизни момент, когда  могла бы перейти на другую работу.

В 1957-м Марию Дмитриевну изберут вторым секретарем  Жиганского райкома ВЛКСМ, и в том же году направят в учиться в Москву – в Центральную комсомольскую школу. В комсомоле она проработает до 1959-го, однако уже в 1960 году вновь вернется в медицину. Вместе с мужем они переедут сначала в Красноярск, где он будет учиться в Высшей партийной школе, а она работать патронажной медсестрой в поликлинике. А затем в Новосибирск, куда вновь переведут супруга. В этом крупном центре Западной Сибири  она проработает 3 года палатной медсестрой в одном из самых тяжелых отделений Новосибирского НИИ травматологии и ортопедии —  нейрохирургическом.

По возвращении в родную Якутию после нескольких лет работы в терапевтическом отделении Горбольницы вернется к  любимому делу – акушерству. Причем трудиться будет всегда там, где медики нужней всего – в ФАПах и небольших участковых больницах Мегино-Кангаласского, Кобяйского, Горного районов. Где медикам приходится и роды принимать, и зубы дергать, и первую помощь при травмах оказывать… Эту бесценную профессиональную школу в полной мере прошла и Мария Софронова.

А в 1980 году они всей семьей переедут на ее родину, в Жиганск, где останутся навсегда. Здесь Мария Дмитриевна долгие годы будет работать медсестрой в Жиганской ЦРБ и противотуберкулезном диспансере, находясь всегда там, где требовались ее высочайшая квалификация, знания и опыт.

— Я никогда не боялась работы. Тубдиспансер в 45 минутах ходьбы от поселка. Летом приходилось добираться на лодке, зимой идти пешком, что особенно трудно в пургу. Но на работу я бегом бежала, может, потому и не болела никогда, — смеется она.      

…Ее не обошли стороной ни семейное счастье – вместе с мужем они вырастили пятерых прекрасных детей, ни заслуженные награды, ни общественное признание. В  2000 году она была избрана  председателем улусного Совета ветеранов Вооруженных Сил и правоохранительных органов, которым  руководила почти 16 лет.

Однако самой главной наградой для себя  считает благодарность тех, во имя кого трудилась 50 лет – своих пациентов.

Однажды, когда она была на юбилее в Горном районе, к ней подошел пожилой мужчина и с уважением ее поцеловал.

— А потом говорит: «Спасибо за  жену, которую вы спасли!» Уже потом я вспомнила, что это действительно были очень трудные роды. Мы вызвали врача, но его все не было, и роды нам пришлось принимать самим.  Когда все, наконец, благополучно закончилось, я сама была так счастлива, что выбежала в приемный покой, и от избытка чувств чмокнула в щеку ее мужа, который кинулся ко мне. Говорю ему: «Все нормально! Иди домой». И вот спустя 30 лет он мне об этом напомнил, — вспоминает Мария Дмитриевна.

А самый первый спасенный ею новорожденный, которого она приняла недоношенным на теплоходе, идущем из Натары в Жиганск, вырос, стал летчиком и всю жизнь называет ее не иначе, как «моя государственная бабушка». Потому, как и в самом  деле нет в государстве дела важнее, чем спасти чью-то жизнь…

Добавить комментарий

Заполните все поля и подтвердите номер телефона

Подтвердить звонком Подтвердить Телефон подтвержден!

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх