АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
1
Мокрый снег
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  63.96
 71.92
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Архив новостей
Футуролог
21 августа 2018, 2:31
6676

Мифы о ничего не умеющих якутах – VII: Ставшие ветром

Смена руководства республики, приход новой команды породили надежды на перемены.
Но одним из серьезных барьеров на пути к обновлению нашего общества являются мифы о якобы неспособности якутов развивать новые отрасли промышленности, грамотно управлять финансами.
В эти мифы верит и часть самих якутов.
С разрешения автора – Ивана НИКОЛАЕВА – мы публикуем фрагменты из его книги «Сокровенная история Республики», изданной в 2015 году.

7. «СТАВШИЕ ВЕТРОМ»
Почему якуты сами себя уничтожают?

Якутские легенды очень проникновенны.
Среди мифов … поразило повествование о живших до прихода якутов автохтонных племенах хара сагылы (черные сагылы), которые стали ветром («тыал буолбуттар»). Они не смогли изменить свой менталитет, приспособиться к новым временам и веяниям. Как сейчас сказали бы – не сумели провести национальную модернизацию, поэтому оказались неконкурентоспособными. Постепенно они вымерли и только ветер сиротливо гулял над их опустевшими жилищами, какими были их самоназвание, язык, верования и культура – достоверно неизвестно, дуновение истории унесло их во мрак забвения.
Впоследствии, став этнографом, я прочитал много вариантов исторических легенд о хара сагылах.
Общий смысл сводится к тому, что они не были истреблены якутами, а сами себя уничтожили изнутри. У якутов о них сложилось мнение как о людях с негативным настроем, не случайно у хара сагылов было много черных шаманов и удаганок.
Грозит ли якутам такая же участь быть развеянными ветром истории, если не сможем адаптироваться к новым реалиям?
Какие черты национального характера мешают прогрессу?

Начнем с завистливости.
… Если здраво рассуждать, то не будь зависти, человечество до сих пор могло бы ютиться в пещерах.
Зависть – одна из сильных страстей, толкающих человечество к гонке статусов и атрибутов. Неслучайно, согласно публикации в Basic and Applied Social Psychology (№ 37, 4 ноября 2015 года, статья «Envy Across Adulthood: The What and the Who») наиболее завистливы люди в возрасте до 30 лет, т.е. в самом продуктивном периоде, когда они должны выработать свои жизненные ориентиры и приложить максимум первоначальных усилий для их достижения. Женщины чуть более (на 5,3%) завистливы, чем мужчины, что также закономерно, поскольку женщины являются естественными генераторами статусных и атрибутных изменений в жизни семьи. Говоря упрощенно, зависть и желание быть «не хуже Смитов, Сидоровых, Сирдитовых», а то и превзойти их стимулирует людей добиваться повышения своего общественного, имущественного положения, приобретать различные вещи (от ковров, мебельной стенки и хрусталя в советскую эпоху до автомобилей и гаджетов в наше время).
Вместе с тем, не индивидуальная, а коллективная зависть может стать весьма разрушительной силой.
Русское и якутское общества до начала ХХ века были преимущественно деревенскими, а значит, патриархальными. У русских крепостничество и общинный строй сформировали очень жесткий патриархальный уклад жизни и мировоззрения. У якутов также существовал фактически общинный строй, у них не было частной собственности на землю, как описано в разделе «Аграрный вопрос». У якутов наделы регулярно перераспределялись на общинных собраниях.
Общинный менталитет – очень сложная, иногда и жестокая вещь. Главный постулат – не выделяться. Дозволялось выделяться только по физическим данным, поскольку это было выгодно общине – сильный человек в хозяйстве всегда пригодится, а если у него есть спортивные данные, то может приносить пользу, побеждая на различных ысыахах и поднимая престиж своего рода и племени, наслега или улуса. Поскольку в старину существовали призы, то спортивные победы могли давать и материальную выгоду. Но даже такие стимулы не всегда действовали, практически большая часть якутских легенд о легендарных силачах – о скрывающих свои возможности богатырях. Более умные люди предпочитали не выделяться даже за счет своей силы и ловкости.
Такое же в целом благожелательное отношение было к тем, кого сейчас принято называть «творческими людьми». Выделившиеся за счет своего певческого таланта и умения рассказывать олонхо, легенды, сказки ценились, поскольку они формировали медийное пространство, попросту говоря, заменяли современные телевидение и интернет. Без медиапространства даже община не могла существовать. Так же ценились мастера и мастерицы – функционально полезные общине люди.
А вот выделиться в общине за счет своего интеллекта, лидерских качеств, предприимчивости было очень чревато. Знать их не любила, видя в них конкурентов на свою монополию на право повелевать общиной. А простые люди опасались, что они смогут захватить более лучшие наделы за счет своего ума и умения сколачивать блоки, убеждать людей, за счет инициативности, которую люди обычно принимали за наглость. Негативно относились даже к тем, кто пытался повысить продуктивность своего надела за счет мелиоративных работ и расширения площадей, вырубая лес. Ибо улучшив свое материальное положение, они могли претендовать на большие земли, ибо наделы распределялись пропорционально поголовью скота и с учетом того, кто сколько налогов и пошлин сумел оплатить.
Такие люди нарушали статус-кво, а это грозило экономическими потерями другим членам общины, поскольку все пригодные для пользования земли были уже освоены к середине XIX века.
Раньше наиболее решительные, верящие в свои возможности люди могли колонизовать дальние земли. Но пригодные для скотоводства земли были исчерпаны по всей Якутии или находились слишком далеко от обжитых территорий. Переходить на другой уклад жизни — на оленеводство, например, означало значительно снизить уровень жизни, поскольку именно скотоводство давало больше прибавочного продукта, чем другие отрасли экономики, практиковавшиеся у иных коренных народов. На земледелие переходила незначительная часть якутов – они не могли конкурировать с пашенными русскими по умению выращивать зерновые культуры.
А в рамках существующей якутской общины можно было подняться только за счет выгодного перераспределения наиболее эффективных для пользования наделов. Таким образом, выделиться в общине означало представлять экономическую угрозу другим членам, которые уступали по интеллекту, энергии, обаянию, но зато превосходили числом.
Поэтому общинная коллективная зависть играла роль регулятора, подавляя инициативу отдельных членов общины, порицая и даже травя их.
Это правило травить выделившихся настолько укоренилось и прикипело, что до сих пор стало частью якутского национального характера, как и у русских, которые хотя бы начинают преодолевать этот барьер, а у якутов массовая урбанизация началась только недавно, поэтому общинный менталитет у якутов все еще живуч.

У якутов с их общинным сознанием до сих пор самая высшая оценка людей – «простой человек». И когда они кого-то порицают, осуждают, то говорят, что у него сложный характер. Но чего-то стоящего добивается именно непростой, незаурядный человек, часто противоречивый, в чем-то сильный, в чем-то слабый. И такой типаж лидера, сильной личности не воспринимается якутами на рефлективном уровне, отторгается. В этом отсталом стереотипе – также одна из причин травли выделившихся людей.
Общинное сознание русских и якутов соответствовало сложившемуся после 1917 года социалистическому общественному строю…
Лозунги Великой Французской революции Liberté, Egalité, Fraternité («Свобода, равенство, братство») — хороши сами по себе, но их реализация также оказалась не такой, как задумывалось.
Либералы сделали упор на свободу самовыражения, которая сейчас грозит превратиться в свободу самовырождения.
Некоторые сделали упор на братство, которое базировалось на этническом братстве, т.е. нацизме.
Коммунисты сделали упор на равенство и пришли к уравниловке.
Советская уравниловка законсервировала надолго общинную психологию якутов.
Именно реликт общинного сознания видим сейчас. Люди искренне радуются успехам спортсменов и артистов, как и в старину, а вот успех другого характера вызывает откровенное отторжение. Если бы, например, Андрей БОРИСОВ оставался простым режиссером, его бы не травили, а вот то, что он занимал пост министра и является государственным советником республики — в глазах некоторых на подсознательном уровне затмевает его заслуги.
Даже те, кто считает себя современно мыслящими и болеющими за судьбы нации, не скрываясь, травят тех, кто оказался успешнее. Среди этих терминаторов немало людей, кто формирует общественное мнение, т.е. журналистов и гражданских активистов, которые числят себя патриотами.
Если не сумеем преодолеть комплекс ненависти к выделившимся, если не сможем избавиться от жгучего желания затравить тех, кто оказался успешнее – нас ждет судьба Ставших ветром, которые изгрызли сами себя изнутри.

Теперь поговорим об ограниченности кругозора.
Членам общины было важно только то, что происходит внутри общины. Новости извне были интересны постольку-поскольку. Отсюда известные ограниченность и нелюбопытство русского крестьянства, так много и живописно описанные в литературе и публицистике. Якуты были и все еще остаются почти такими же. И это понятно – имело значение только то, что помогало выжить и непосредственно касалось жизни общины.
Узость мышления до сих пор присуща якутам. Они по инерции думают категориями только своего наслега, улуса, иногда – республики…
Общинное мышление всегда было ограничено только своей территорией и своим сообществом, и это было оправданно. Но сохранять такую узость мышления в XXI веке – непростительно.

Источник: Из книги Ивана НИКОЛАЕВА «Сокровенная история Республики», 2015 г.
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ