Марина Павлова: Моя работа – мой дом

Мы завершаем наш цикл интервью с работниками Дома дружбы народов под названием «Беседы в Доме». Ведущий специалист отдела межнациональных отношений Марина Юрьевна Павлова – о детстве, доброте и кулинарии.

Марина Юрьевна Павлова тепло встречает меня у входа в свой уютный кабинет в здании Дома дружбы народов. Я знала, что буквально сегодня она вышла из отпуска. «Как ваши впечатления об отдыхе?», – интересуюсь я, параллельно доставая диктофон, блокнот и ручку. «Замечательные, – отвечает мне с улыбкой Марина Юрьевна. – Возилась со своими любимыми внуками». 

«А каким было ваше детство?», – спрашиваю я.

«Как оно было далеко, но было таким прекрасным, действительно, – снова улыбается Марина Юрьевна. – Я, наверное, как и многие другие девочки, часто крутилась перед зеркалом, примеряя мамино платьишко, туфли, изображая какие-нибудь па и думая, что однажды стану балериной. Мама рассказывала, что, когда мне было три года, они с папой, который тогда работал начальником пассажирских перевозок Речного порта, взяли меня с собой на День речника на остров Софон. И в какой-то момент они меня потеряли. Испугались, начали всюду искать. Искали, искали, и вдруг увидели, как среди огромной толпы кто-то играет на баяне, а рядом с ним выплясываю я! (смеется). Так что я с детства очень любила плясать, танцевать».

Марина Юрьевна родилась и выросла в Якутске. Родители с самого детства прививали маленькой Марине любовь к природе, животным. «Помню, что я даже мышек доставала из мышеловок и выпускала их на волю. А однажды папе кто-то подарил раненого совенка, и этот совенок жил у нас дома недели две. Жил он прямо в валенке, и я каждое утро бежала его проведать. Мама крошила яичко, и так мы этого совенка кормили. И помню, в один день я просыпаюсь, снова бегу к валенку, а птицы там нет. Спрашиваю: «Мама, а где мой совенок любимый?», а они мне показывают царапины на форточке на кухне и говорят: «Он выздоровел, окреп, коготками окошко открыл и улетел к своей маме». И я до 18 лет в это глубоко верила. Позже мне рассказали, что совенок, конечно же, погиб, а мои родители, чтобы не травмировать своего ребенка, душу его трепетную, сделали вот так. Даже форточку для этого специально процарапали (улыбается). А детство мое, конечно, в те 60-е и 70-е годы, было веселое. Были и игры детские, и дружба, и кошки, и собаки. Все это у меня было, и это так прекрасно!».

Марина Юрьевна окончила школу № 21 в Якутске, после чего родители предложили ей пойти по стопам родителей и поступить в Новосибирский институт инженеров водного транспорта. Вступительные экзамены в институт проходили в самом Якутске при Речном училище. «Я была симпатичной девочкой с очень тонкой талией. А кругом, среди сдающих экзамены, находились одни мальчики! Русский язык и литературу я сдала очень легко, эти предметы у меня и в школе всегда шли хорошо. Но потом начались математика и физика, и тут мне уже мальчики помогли все решить. Поступила. Переехала в Новосибирск, и там я прошла «школу жизни», потому что, ясное дело, оторвалась от родителей, начала жить в общежитии… Помню, мы ели хлеб с маргарином, посыпая его сахаром, это было так вкусно, вкуснее ничего не было! Вскоре в учебе начались начертательная геометрия и сопротивление материалов – сопромат, и тут я уже схватилась за голову и поняла, что никакие шпоры, никакие мальчики, никакие добрые отношения мне не помогут. Но я два с половиной года в институте все-таки отучилась. Потом случился аппендицит, я позвонила маме и прямо прокричала ей в трубку: «Мама, забери меня домой!» (смеется). Первое образование у меня было такое. Вернувшись в Якутск, я сразу же поступила в Якутский государственный университет (сейчас – Северо-Восточный федеральный университет, прим. ред.). Тогда в ЯГУ проходил первый экспериментальный набор на факультет педагогики и методики начального обучения. Окончила я университет блестяще – с одной четверкой в дипломе по предмету «Научный коммунизм». К выпуску из университета у меня уже было два сына: Константин и Иван».

Спрашиваю у Марины Юрьевны, как произошло её знакомство с тогда еще Домом культуры. Она, кивнув, глядит куда-то вдаль, улыбается: «После рождения первого сыночка я решила, что мне надо подтянуть фигуру. Тут же вспомнила, что в городе находится Дом культуры и техники профсоюзов на улице Дзержинского (нынешний Дом дружбы народов, прим. ред.). Подумала: а что? Схожу, посмотрю, что там есть. Тогда-то и ступили мои ножки в первый раз на благодатную почву этого здания, которое я страшно обожаю и очень люблю».

Стоял 1987 год, Марине Юрьевне тогда было 25 лет, и её приняли в ансамбль танца «Метелица» в Доме культуры. Руководителем коллектива тогда являлся солист Государственного ансамбля танца Сибири Геннадий Владимирович Новосёлов. «Помню, дробушки в танцах у меня сразу пошли хорошо, а «веревочка» – есть такой элемент в танцах – никак! Но в одну ночь, я сплю и понимаю, что я теперь знаю, как исполнять эту «веревочку»! Утром я вскакиваю, раз-раз, и у меня этот элемент получается сразу же. И потом уже пошли и вертушки, и другие различные трюки. Было очень здорово».

Вскоре Марина Юрьевна стала старостой «Метелицы». «Мы очень много работали. Выступали на различных концертах и фестивалях. Так что спустя некоторое время мы стали уже называться народным ансамблем», –рассказывает она.

О карьерном росте в Доме дружбы народов

«Руководитель «Метелицы» – Геннадий Владимирович Новосёлов – оказался заместителем директора по хозяйственной части Дома культуры и техники профсоюзов. После окончания университета я прихожу в свою «Метелицу» и говорю: «Ну, что? Придется идти в школу работать учителем начальных классов». Гена отвечает: «Нет, подожди. Пойдем сходим к нашему художественному руководителю Лидии Алексеевне Голубцовой». Я прихожу к ней, а она мне: «Зачем ты, такая яркая девушка, пойдешь в школу? Серой мышкой хочешь быть?», я отвечаю: «Нет, не хочу». Естественно, я же молодая была, хотелось быть яркой и хотелось такой же яркой, красивой жизни. И тут она мне предлагает: «А приходи к нам работать? У тебя образование позволяет, а у нас как раз есть ставка в Детском отделе». Так я начала работать инструктором в Детском отделе. Сама Лидия Алексеевна – легендарная, потрясающая женщина. Сейчас её с нами уже нет. Она вырастила очень многих специалистов, дала им путевку в жизнь. Потом я стала начальником культурно-массового отдела, затем какое-то время – года четыре – я работала заместителем генерального директора. После этого я работала в отделе межнациональных отношений. В 2010 году в моей жизни настал такой эпизод, что я ушла из Дома.

Вернулась в 2015 году. А уходила я на преподавательскую деятельность в Колледж культуры и искусств к Аграфене Дмитриевне Макаровой. Она меня очень давно звала попробовать себя в качестве преподавателя. Тогда замечательный руководитель народного ансамбля театра танца «Эрэл» Сима Петровна Толстякова сказала мне: «Вот ты сама заметишь, как ты (в колледже) обогатишься. И интеллектуально, и духовно. Будешь больше понимать в жизни». Так и вышло. Работа со студентами – это удивительно! Чудо! Во-первых, я, конечно, что-то знала о родной русской культуре, совсем немного знала о якутской культуре, а вот о культуре других народов я даже и не задумывалась. Но, придя в колледж и став преподавателем (со временем Марина Юрьевна стала преподавателем высшей категории) народного художественного творчества, я стала изучать культуру не только русского народа, но и тех народов, что населяют нашу республику Саха (Якутия). И надо сказать, что в колледже сама атмосфера творческая очень. Ребята мои лекции не пропускали. И до сих пор они все меня помнят, узнают, каждый год поздравляют с днем рождения. Так приятно! Когда-то я прочитала мудрую фразу: «Ученик, студент, ребенок, да тот же зритель – это не сосуд, который нужно наполнить, а факел, который мы должны зажечь». И я этому следую».

Сейчас Марина Юрьевна занимает должность ведущего специалиста отдела межнациональных отношений Дома дружбы народов. В 2017 году отделу поручили задание объездить все департаменты и министерства с традиционными, популярными уроками межнационального общения. «Со мной были мои коллеги Ирина Стрекаловская, Ольга Солдатова и представитель эвенского народа Максим Дудкин. Приехали, помню, в министерство Сельского хозяйства. Сидят там люди с такими серьезными лицами, смотрят на нас в ожидании, видимо, думают, что мы что-то вроде «клоунов» – мы были одеты в народную одежду. И это было что-то! Я начинаю рассказывать, а у них загорелись глаза! Они удивились, заинтересовались, с любопытством послушали мой урок». Тут Марина Юрьевна, из белой хлопчатобумажной сумки, которую ныне называют «шоппером», потихоньку достает обрядовые куклы. Я же тянусь ближе, чтобы внимательнее их рассмотреть.

«Эта кукла называется «многоручка», – рассказывает Марина Юрьевна, показывая мне куклу с шестью руками. – Такие куклы мастерили матери своим дочерям на выданье, чтобы у девушек было как будто бы много-много рук, и они успевали все: и кашу сварить, и мужа любить, и все на свете» (улыбается). 

Следующими из мешочка в руки Марины Юрьевны попадают две куклы, напоминающие жениха и невесту. Лица на них не расписаны. И – что более удивительно – это не две отдельные куклы, а одна целая: у них одна общая рука. «Это – свадебная обрядовая русская кукла, – объясняет Марина Юрьевна. – Они безликие, потому что на Руси раньше – у них ведь, как и у якутов, язычество было – верили, что, если сделать куклу с лицом, то в неё может вселиться какая-то душа, и неизвестно: хорошая или плохая… Поэтому такие куклы были безликие. Почему у них одна общая рука? Это означает, что молодые пойдут по жизни рука об руку и всю жизнь будут вместе. Кукла хранилась в доме в красном углу, так что когда гости приходили к молодоженам, например, через год, они не спрашивали у тех, родился у них кто-то или нет: они могли просто посмотреть на куклу, и если они раздвигались, и между ними появлялись еще одна или две, то можно было уже понять, что у этой семьи есть ребенок, дети. Существует большое разнообразие кукол – о них я могу говорить часами», – улыбается Марина Юрьевна, складывая кукол обратно в белый мешочек.

Об Ирине Андроновне Егоровой и «Сюрпризе»

«Однажды к нам на практику в Дом культуры приехала юная, хрупкая, красивая девушка, которую звали Ирина. Она тогда ставила свою дипломную работу – танец назывался «По полю, полю»: нам нужно было изобразить таких деревенских девочек: шустрых, энергичных, с косичками, с конопушками… И Ирина решила, что я обязательно должна поучаствовать в этом танце, видимо, в характере моем что-то такое было, что ли… Я согласилась. Сделали мне эти косы, вставили проволоку, подрисовали веснушки… Танцевали чудесно! После окончания института в Улан-Удэ Ирина вернулась к нам на работу и с тех пор тоже работает здесь. Она – бессменный художественный руководитель образцового ансамбля Российской Федерации «Сюрприз» и народного коллектива «Ярилов день». Мы с ней работаем вместе вот уже 33 года. Так что Иришку я очень благодарю. Она очень много трудится. Почему я так тепло говорю о «Сюрпризе»? В 1988 году Ирина Андроновна и наша с ней очень хорошая подруга Галина Ивановна Карасёва решили дать мне возможность впервые попробовать себя в качестве ведущей мероприятия, а именно – первого отчетного концерта «Сюрприза». Я и попробовала. Выучила наизусть 19 страниц машинописного текста! Я так волновалась. Дети «Сюрприза» такие красивые, такие «вкусненькие», такие «сладкие», и я думаю: «Как? Я? На сцену?». Как же я переживала! Перед выходом на сцену у меня тряслись руки и ноги, пылали щеки, а по всему телу пошли пятна. Но ведь нужно было как-то взять себя в руки. Взяла! Вышла на сцену, поздоровалась, села. Стол у меня был, стул, цветы. Вела я концерт с правой стороны от «пожарки». Это было что-то! Я этого никогда не забуду! Все прошло замечательно. Однако одну ошибку я все-таки допустила. В сценарий я, конечно, могла подсмотреть, но в один прекрасный момент я, видимо, так засмотрелась на детей, на их танцы, что забыла текст и пробормотала: «Э-э-э», почесав при этом голову! (смеется). Тут же нашла забытое в сценарии, продолжила дальше. В конечном итоге, все прошло чудесно, но вот это «Э»… С тех пор я никогда, никогда! Потому что после мне уже было сказано: «Все прекрасно, но никогда не делай вид, что ты что-то забыла и уже тем более не царапай нигде ничего себе!» (смеется).

О собственных проектах

«Года три тому назад у меня был проект – цикл концертов, посвященных творчеству Муслима Магомаева – «Ты – моя мелодия». Я очень люблю творчество этого исполнителя, очень люблю, да и сам он мужчина красивый, и история жизни его, и голос какой волшебный! Одним словом – легенда! Наша легенда. Вспоминаю, как готовилась к концерту, подключила к работе всех ребят – наших специалистов по звуку, свету. Копалась в различных старых видео, ковырялась везде, просматривала материалы, перебирала идеи. Я подбегала к работникам с телефоном в руках, говорила: «Олежа, вот, смотри! Вот так хочу! Так хочу!» (улыбается). Артисты у нас чудесные, удивительные, молодые все, с голосами, тоже, как и я, любящие творчество Магомаева. Я очень люблю поэзию, читаю много стихотворений. И тогда как раз думала: «А финал какой для концерта сделать?». В конце концов я нашла одно душещипательное стихотворение. Наш звуковик Саша Станиславский, так проникнувшись моим настроем и желанием, подобрал к строкам подходящую мелодию. И на самом концерте произошло какое-то чудо! Я вот рассказываю, а у меня мороз по коже бежит, и аж плакать хочется! Зал тогда был мой! Зрители шли в унисон вместе со мной: они дышали вместе со мной, вместе со мной радовались, вздыхали. И вот – финальное стихотворение: я подошла на авансцену, начала читать, и поняла, что я как какой-то фокусник… Я почувствовала, как поднимаюсь и отрываюсь от сцены, музыка звучит, голос льется, все звучит красиво, а народ – тишина! Стоит такая тишина! И вдруг я понимаю, что я вижу все ряды, то есть действительно будто бы душа моя из меня вышла и поднялась ввысь! И после, когда я закончила читать, Александр поставил звук музыки на минимум, а зал – в тишине… И тут зрители встают и начинает аплодировать! Вот это было просто удивительно! Такие моменты я обожаю. Это все заставляет помнить одну мудрость, которая гласит: «Прежде чем злиться на темноту, зажгите хотя бы маленькую свечку». Таким образом, мне кажется, что наша профессиональная деятельность, наше творчество, наша жизнь именно так способствует тому, чтобы в душах каждого нашего посетителя, нашего зрителя зажглась эта маленькая свечка – свечка добра, красоты, надежды и веры. Я думаю, что ради этого и стоит жить и трудиться.

О любимом в работе

«Для меня любимое в работе – это работа с людьми. Моя сцена. Я дышу там по-особенному, там сердце бьется по-особенному. Очень люблю как писать сценарии к мероприятиям, так и сама их вести. Нужно сказать, что в 90-ые, в страшное безденежье, моя работа буквально помогла мне выжить. Помню, стоял конец декабря, предновогоднее время. Тут Галина Ивановна Карасёва говорит мне: «Марина, я заболела, нужно провести новогоднее поздравление на открытии нового магазина в качестве снегурочки». Я согласилась. Меня одели, приклеили косу, ресницы, надели большую корону. Спрашиваю у них: «Что я делать-то буду?», а в ответ: «Ты только улыбайся и фотографируйся». Так я и сделала. Все получилось очень хорошо. «Наличку» не заплатили, но на следующий день ко мне домой привезли целую коробку продуктов! Помню, в ней была колбаса копченая и докторская, шампанское, растительное масло и кое-что еще по мелочи. С тех пор мы на Новый год стали всегда халтурить (смеется). Вот так много лет «снегурила». 

Был еще момент. Мы с мэрией всегда были в дружбе. И вот однажды нас пригласили провести новогоднее поздравление на площади Ленина. В качестве наряда на мне был красивый, шикарный костюм «Кыhын Хотун» («Госпожа Зима», прим. ред.) от Августины Филипповой (известный якутский модельер, прим. ред.), а под него ничего теплого не наденешь, так как сидит очень плотно. Так что в наши трескучие морозы я была в одних колготках. Мы проводим мероприятие, и я сразу же бегу к Дому Правительства № 2, чтобы там переодеться, но тут народ меня останавливает, просит сфотографироваться. Как же откажешь? Это же праздник! Приезжаю домой, все с себя снимаю, смотрю, а у меня от крючков ожоги на теле. Бывало и такое.

Моя работа – мой дом. И даже если я долго здесь отсутствую, я прихожу только чтобы подержаться за перилы этого здания и поздороваться с ним как будто со своим старым добрым другом. Я знаю наизусть, сколько здесь ступенек на подъеме ко входу в Дом дружбы народов, сколько ступенек ведут в мой кабинет. И я никогда никому не отказываю в помощи. И самое главное, что мне нравится – самодеятельное творчество. Почему? Если так разобраться, то мне очень нравится встречаться с самодеятельными коллективами. Я думаю, именно в них занимаются удивительные люди. Люди, которые являются духовным стержнем, без которого и Якутия, и Россия, вообще жить не смогут, честно говоря. Также в самодеятельных коллективах здорово видна преемственность поколений. Наряду со взрослыми участниками обязательно занимаются дети, молодежь – они же наше будущее. Примеров много, снова те же самые «Сюрприз» и «Ярилов День».

«Марина Юрьевна, а что насчет минусов в работе?», – спрашиваю я.

«Минусы были разве что раньше. Я много работала. Я всегда была на работе. Если не на работе, то на халтуре, потому что понимала, что так надо. Поэтому, можно сказать, что мои дети выросли без меня, да и внуки тоже. Только, как я уже сказала, этим летом я почувствовала себя настоящей бабушкой… В связи с этим я очень благодарна своему мужу – Александру Сергеевичу Павлову. 27 августа мы отметили 37 лет нашей совместной жизни. Мы венчанные. Я очень люблю его и благодарю, ведь в свое время все легло на его плечи: и в садике, и в школе – везде он. Он путешественник, писатель, краевед, являлся редактором газеты «Ленский водник». Очень интересный человек. Вот у кого надо брать интервью (улыбается). Я благодарю судьбу, что у меня есть такой замечательный друг, муж. Без него бы ничего не вышло. И я бы не состоялась как специалист. 

У меня два сына – Константин и Иван. Оба очень разные. И по характеру, и по внешнему виду. Один светлый, другой темный. В крови у меня намешано много: и Кавказ, и север, поэтому Костя получился светлый, высокий. Он очень интеллигентный человек. А Ванечка – очень красивый, яркий, в нем видно это «кавказское» начало. Оба очень умные, трудолюбивые, спокойные. Никто в нашей семье никогда не выражается нецензурной бранью. «Говорите красиво!» – твержу всегда. Мальчишки совсем недавно нам сказали, что они хотели бы, чтобы семьи у них были точно такие же, как у мамы с папой – у нас с мужем. Это ведь лучшая похвала! У старшего сына трое сыновей – Дмитрий, Максим и Ильюша. У Ванюши двое детей – Миша и Маргарита».

Вне работы

«Мое хобби – это мои внуки! (смеется). Я очень люблю стряпать торты, печь пироги и пирожки. Помню, когда я была беременной первым сыном и сидела в декрете, Саша подарил мне книгу «Кулинарные секреты». Я открываю её и просто замираю: там сплошная кулинария «кондитерства»! Рецепты и тортов, и птифуров… Мясо, рыба – это, конечно, не мое, но вот мучные изделия – да. Я и сама как булочка всю жизнь (смеется).

Если бы я могла дать совет себе 20-летней, я бы сказала ей: «Оставайся такой же, какой ты и есть – доброй». Мне кажется, что доброта должна быть в человеке прежде всего. И если снова возвращаться к литературе, то у мудрых якутских стариков была такая поговорка: «Если птица не летает, то у нее отмирают крылья. Если человек не творит добро, то у него умирает душа». Поэтому надо всегда творить добро, чтобы душа всегда цвела и жила».

О будущем

«У меня была и остается задумка: издать календарь русской народной игрушки. Так, чтобы в нем были изображения, описания. Это, конечно, очень трудоемкая работа, и я начала её: делаю, собираю. У меня уже есть несколько методический пособий по обрядовым праздникам. Сейчас работаю над темой деревянного русского зодчества. Строили дома без единого гвоздя, вы представляете? Также хотелось бы принимать участие в наших новогодних мероприятиях, которые с большим успехом проводит наша Жанна Степановна Николаева, которую я тоже знаю тысячу лет. Удивительный, хороший специалист, добрый человек. Мы вместе с ней пишем сценарии, колдуем над ними. И… еще хотя бы несколько лет поработать на моей любимой сцене! Я, конечно, понимаю, что возраст, но тем не менее… Работать! Очень хочется еще работать».

О пандемии

«А вы знаете, мне даже понравилось! Наше поколение ведь не как ваше. Вы у нас инновационные, подкованные, в вас развита компьютерная грамотность. А у нас это все скорее «постольку поскольку», но тем не менее в этом году я работала до 15 июня, и была здесь одна, так как девочки были в отпуске. Надо было что-то делать, и пришлось переходить на онлайн-режим. Я создала онлайн-проект о календарных праздниках и обрядах. Помню, мы со специалистами подготовили удивительное видео к Троице. Меня одели, поставили под березки. Я рассказывала сказки, а затем излагала полностью весь подготовленный материал. Было очень здорово. Сейчас моя коллега Ольга Солдатова продолжает этот проект. Так, она по такому же подобию создала «Осенины». Все это удивительно, красиво, познавательно и интересно. Я благодарна пандемии за то, что я получила новые знания. За то, что у нас заработала мысль. Мне, например, хочется сделать так, чтобы как можно больше людей участвовало в наших проектах. Но я думаю, что все наши идеи и задумки обязательно воплотятся в жизнь. Еще мне бы хотелось сказать, что, конечно, каждый работник культуры просто обречен делать свои мероприятия интересными и насыщенными, иначе мы можем потерять всех своих зрителей. Поэтому мне хочется пожелать всем моим коллегам, чтобы пандемия эта поскорее закончилась, чтобы все были живы, здоровы и продолжали нести любовь, творчество, жизнь в массы».

Мы благодарим вас, дорогие читатели, что были вместе с нами на протяжении всех «Бесед в Доме». Надеемся, вы узнали много нового о работниках Дома дружбы народов и почерпнули для себя что-то интересное и познавательное. До скорых встреч!

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх