Капиталина Алексеева: Жизнь после ковида… Почему не становится легче?

Как я устала болеть, как устала сидеть в изоляции, хоть и на даче в сосновом бору, но все равно без людей и прямого общения… Уже пятый месяц пошел, как я переехала на Сергелях. За это время жизнь как бы замерла, страна находится в изоляции, но в то же время идут изменения во многих сферах. Бунтует Хабаровск. Народ вышел на улицы. Причина первоначально была банальна, связанная с арестом губернатора. Дальше — больше. Стали подключаться другие дальневосточные города, где жизнь одинаково трудна. На самом деле народ ставит экономические вопросы для решения руководству страны. Но меня удивляет молчание Кремля. Как будто 50-тысячная толпа не ходит по улицам этого города, находящегося на восточном форпосте страны. Вообще, как будто ничего не происходит. Это еще больше раззадоривает и раздражает народ: «Кремль не реагирует, мы для них — не люди». Тут еще названные метко народом кремлевские соловьи по государственным каналам ТВ подливают масла в огонь, что никоим образом не прибавляет рейтинга Москвы, вообще, надо отметить, что в этом плане творится что-то непонятное. Присланный из Кремля или «засланный казачок» никак не может устроить разъяренную толпу. своим трусливым поведением, нескрываемым страхом общаться с народом, неадекватными высказываниями, изобилующими в его малограмотной речи. Даже чувствуется некий налет в образе человека, связанного даже как бы с преступным миром. Чем кончится это все — не известно. Поживем — увидим.

Век живи, век учись. Истина. Мы тоже каждый день чему-нибудь учимся. После выписки из пульмонологии я думала, жизнь как текла до болезни, так и дальше потечет. Но ситуация складывалась по-своему. Слабость, желание все время лежать, переменчивость настроения, иногда панические страхи, разного рода негативные предчувствия, довольно ощутимые боли в области брюшины, симптомы дисбактериоза, говоря по-народному, запоры, плохой сон — все это стало составляющей частью моей постковидной жизни. Я начала думать, в чем дело, почему это творится со мной, я же поправилась и выписана домой, почему я не чувствую себя здоровой? Начала копаться в интернете в поисках нужной информации о жизни после перенесенного ковида.

Оказывается, Ковид-19 является сложным неизвестным доселе комплексным заболеванием, которое поражает не только легкие, как думали в начале пандемии, а почти все органы человека. Особенно опасное заболевание для пожилой части населения, у которой имеются сопутствующие хронические заболевания. А у кого их нет в нашем возрасте — возрасте детей войны? Вот мы и являемся самой рисковой группой для данной беды. Посмотрела на себя со стороны. После онкологии я перестала обращать внимание на такие «легкие болезни», как бронхит, колит, холецистит, ИБС… И получается, что и живого места нет на мне. И Ковид-19 выбрал мое слабое место, направил свои ядовитые стрелы в сторону моего ЖКТ. Я знаю, что в нашей стране нет врачей-реабилитологов, столкнулась с этим фактом в полный рост еще 10 лет назад. Поэтому не стала искать такого специалиста у нас в городе. Конечно, интуиция подсказала мне обратиться за помощью к онкологу. Так и сделала. В частной клинике принимает «мой онколог» Петр Прокопьевич, к которому у меня большое доверие и симпатия. Конечно, все правильно. После тщательного осмотра он назначил мне подкрепляющее лечение, которое мне реально помогло. Правда, на приеме Катя, которая сопровождает меня по таким местам, рассказала доктору, что мне недавно делали МРТ головного мозга, когда она возила меня на осмотр к неврологу. Я стала спорить с ней, что это было в прошлом году, когда со мной случилась ТИА (транзиторно-ишемическая атака). Каково же было мое удивление узнать от дочери, что это было на следующий день после моей выписки, т.е. 7 июля. Вау!  Оказывается, я уже ничего не помню! Тут я лишилась дара речи. Значит, у меня деменция. Старческая. Конечно, мне же скоро будет… страшно подумать, сколько мне будет. Решила предупредить своих близких, что у меня деменция уже началась и чтобы все меня воспринимали с поправкой на этот факт. Незамедлительно получила месседж от давней подруги Валентины, что «успокойся, если бы у тебя была деменция, ты бы всем нам об этом не догадалась трубить», что это побочный эффект от Ковид-19 и результат его агрессивного лечения. Успокоила, что все эти явления со временем, постепенно пройдут. Вскорости об этом же написали моя подружка Вера АЛЬБИКОВА, сестренка Наташа ТОКАРЧУК, в общем, все проголосовали за то, что деменции пока у меня нет. И на этом спасибо. Оказывается, провалы памяти, изменение мышления, проблемы со психикой, изменениями настроения, проявления депрессии — это все присуще Ковиду-19. Вычитала в английской брошюре, что почти 20 процентов перенесших Ковид-19 страдают именно потерей памяти на какое-то время. Эта информация меня страшно вдохновила, честно скажу, сильно обрадовала. Ура! Это — не деменция!

Начала думать, почему ситуация все еще остается напряженной у нас в Якутске, да и в Москве, кажется, не очень оптимистичная картина, пишут, что СОБЯНИН думает, не вернуться ли им к режиму изоляции. На эту тему решила также пообщаться с близкими и дальними друзьями.

Мой брат Валентин Капитонович — военный пенсионер, полковник ВВС в отставке, с марта живет в самоизоляции на даче в подмосковной деревне. Его сын Александр — доктор, работает непосредственно с пациентами, поэтому семья тоже как бы в горячем цеху. Он мне рассказал следующее: «Народ безумен. Маски не носят, социальную дистанцию не соблюдают. Каждый день хожу в наше деревенское сельпо, где написано на входе «Без масок не входить». А я смотрю, что люди без масок идут. Сначала просто говорил, что надо маски надевать, потом более настойчиво стал увещевать и тыкать носом на объявление на входе. Никакой реакции. Тогда пошел на крайние меры и решил сам сидеть у входа и контролировать и требовать вход в масках и соблюдение социальной дистанции от покупателей. Со мной ничего не случилось от того, что час-полтора я провожу в качестве военного контролера в сельпо (мне нравится название «сельпо»). Продавщица очень благодарна мне за помощь в работе. Правда, маски понемногу стали носить, но не потому, что боятся заразиться, просто боятся опять меня встретить в качестве контролера. Наверно, меня обзывают последними словами, говоря сумасшедший чучмек, солдафон… Подозреваю, что это — самые мягкие лояльные выражения в мой адрес.  Дураки. Что еще скажешь…». 

Что у нас в Якутске? Примерно такая же ситуация. На неделе после очередной капельницы шла пешком от клиники до своего дома на Октябрьской, 3 (Дом коммунистов для ориентировки) в разгар рабочего дня и решила проверить ношение масок. На улице народу было много, днем же. Я насчитала всего 12 масок. Можете представить, что на этом отрезке по улице Октябрьской шло не 12 человек. При обсуждении этого факта с близкими они стали спорить, что необязательно ношение масок на улице, так говорят везде, на ТВ и радио, пишут в газетах. Согласна. Здесь выходит на арену другой вопрос: разная противоречащая друг другу информация, некоторые называют их фейковая, причем так много, что любой человек запутается.  Например, пишут, что с наступлением холодов придет вторая волна, тут же кто-нибудь пишет, что никакой второй волны не будет. МАЛЫШЕВА на 1 кнопке вещает, что маски носить не надо, что они не несут никакой функции для спасения от Ковида-19, потом буквально через некоторое время начинает информировать наше доверчивое население, какую маску и как носить и вообще без масок — ну никак. Производители масок ей заплатят — у нее и песня поменяется. Насчет масок дальше. Нам рекомендуют одноразовые менять каждые 2 часа. Например, мы в нашей семье так и делаем. Один мой знакомый сказал, что одноразовую одну маску он таскает в кармане и носит всю неделю. Что тут скажешь? Потому что он, как многие в нашей стране, не верит всей этой официальной информации о Ковид-19, он уверен, что такой болезни вообще нет в природе, что все это придумано специально кем-то, при этом многие с уверенностью утверждают, что это — обычный грипп, ничего страшного в нем нет, а СМИ специально нагнетают обстановку, чтобы отвлечь внимание народа от насущных экономических проблем, что у кого иммунитет сильный, тот никогда не заболеет и бла-бла-бла. 

Решила связаться с племянницей, живущей в Лондоне.  Оказывается, у них все по-другому. Меня поразило то, что там, оказывается, заболевших не лечат, после диагностики отпускают домой на изоляцию, не назначают никакого лечения и никаких препаратов, потому что еще никто в мире не знает, какие препараты эффективны при лечении, считают, что человек сам должен перебороть своим иммунитетом. Англичане берутся лечить только очень тяжелых, кому нужна вентиляция легких. Смертность у них в 9-миллионном Лондоне по весне достигала 800 жертв в сутки, теперь — всего лишь 100. Так что ситуация улучшается.  Наверно, поэтому Великобритания открыла границы. Спросила Таню насчет ношения масок. Да, они все в масках. И это очень строго. Англичане придерживаются этого правила строго, особенно при входе в любое помещение. Строго придерживаются также социальной дистанции, это — тоже непреложное правило, которое всеми соблюдается. У меня свои наблюдения по соблюдению социальной дистанции на примере той же частной клиники (они, наверно, не обрадуются, что всю неделю меня лечили). Там лифт маленький, наверно, метр-на-метр. В этот лифт набивается по 4 человека, причем, маски не у всех. Я потребовала, что поеду одна для соблюдения социальной дистанции, так меня подняли на смех: «Смотрите, она одна поедет, барыня!» Однажды мне все-таки удалось поехать одной, правда, под саркастический смех стоящих у лифта больных. Другой раз никак не удалось: молодая женщина, несмотря на мое возражение поехать мне одной, руками буквально растащила двери лифта и все равно насильно влезла, как будто она спасалась от тонущего в океане «Титаника». Хотя везде по всей клинике напоминание о ношении масок, разрисованы краской линии для соблюдения социальной дистанции, на диванах в коридорах лентой разграничены границы, где сидеть, на входе молодой человек весело приветствует каждого входящего с градусником для измерения температуры, выдавая при этом бахилы и обрабатывая каждому специальным препаратом руки. Что еще могут организаторы сделать для нас, для нашей защиты? Ну, наш народ такой, нет дисциплины. Почему в Китае с населением полтора миллиарда человек задавили быстро этот Ковид-19? Потому что у них железная дисциплина. Им сказали носить перчатки и маски с соблюдением социальной дистанции — они и выполнили этот приказ или указ. Все. А мы? Неужели наши врачи хуже или что-то не так делают организаторы здравоохранения и органы власти? Мне кажется, делается все и даже больше. Но в том, что ситуация напряженная — надо искать вину в себе тоже. Каждый должен задаться вопросом: что я делаю не так, что я не выполняю, что я еще могу сделать, чтобы помочь в борьбе в этим страшным недугом. А то мы всю работу и всю заботу о нашем здоровье свалили только на штаб по борьбе с коронавирусом.

Скоро начнется школа, детсады, учебный процесс в вузах, колледжах. Там такое будет скопление людей, молодежи. Наверно, руководство республики заранее продумало и запланировало, как организовать эту сложнейшую просветительскую работу в молодежных коллективах, в школах.  Это будет трудная работа. Но как говорится, предупрежден — значит вооружен.

Мне кажется, надо усилить разъяснительную работу по СМИ, ТВ, чтобы дойти до людей. ЛФК исключительно полезна для реабилитации, можно было организовать передачи на ТВ с показом упражнений дифференцированно по диагнозам, возрастам. Например, кому-то дыхательные для легких. кому-то — для сердечно-сосудистой системы, но в то же время, например, пожилым — отдельная группа нужна, они не могут с молодыми одинаковые упражнения выполнять. Как, например, я в силу своего возраста и перенесенного онкозаболевания по ЖКТ никак не могу быть в одной группе с теми, кто перенес ранее инфаркт миокарда и нынче Ковид-19 в возрасте 40 лет или с молодыми, кто ничем еще не успел заболеть, кроме Ковида-19. Как видим, специалистам по ЛФК, спортклубам и тренажерным залам предстоит много работы и большая востребованность в будущем. Пока изоляция продолжается до середины августа, необходимо телепередачи делать с упражнениями, причем, каждый день в одно и то же время. Дело в том, что в интернете много разного рода упражнений, особенно много их по теме, как худеть, весь мир с ума сошел с худением. В нашем случае должны быть специально разработанные упражнения для тех, кто пережил Ковид-19. В это же время хорошо бы проводить беседы разных узких специалистов, потому что Ковид-19 поражает практически все органы, поэтому со временем все специалисты должны быть готовы принимать у себя постковидных пациентов. Причем, нас будет все больше и больше. 

Хорошо бы как-то систематизировать выдаваемую в СМИ информацию, чтобы фильтровать фейковые новости. Наши люди очень доверчивые, всему верят. Это не надо исключать. Например, говорят, что все цифры о количестве заболевших — обман, за границей так много умирает народа, а в России — так мало.  Оказывается, на самом деле в Европе смертность очень высокая, потому что там не лечат, а отправляют сидеть дома в изоляции. А у нас же начинают с самого первого чиха лечить, кого-то дома, у кого легкая форма и возраст хороший (т.е. молодой), кого-то направляют в обсерватор, кого-то — на стационарное лечение, причем, все по показаниям. Короче, для широкого круга населения, сидящего дома в изоляции, необходимо давать больше советов, инструкций в СМИ. От образа мыслей, сознания, подготовленности к болезни, восприятия реальной ситуации зависит очень много.  Советы психологов, разных врачей — узких специалистов, народных целителей особенно в части народных средств лечения и питания, специалистов по ЛФК, йоге — всех можно и нужно привлечь для помощи постковидным больным, для их реабилитации.

Если честно, меня обрадовало сообщение о том, что предлагаются кое-какие материалы, брошюры, научные или популярные статьи, посвященные вопросам реабилитации постковидных больных. Я знаю, что такого понятия, как реабилитация, в онкологии нет, хотя от этого страшного недуга каждый день уходят из жизни много, намного больше людей, чем от Ковида-19. Причем, уже много лет. Но о реабилитации онкологических больных в нашей стране еще никто не задумался, кроме нас, самих выживших. А здесь с Ковидом-19 ситуация намного лучше. О реабилитации начали говорить и уже говорят громко. Оперативный штаб при Правительстве собирает предложения для включения этих рекомендаций в план реабилитационных работ. В пятницу я была свидетелем такой работы в рамках онлайн проектной сессии по выработке идей и предложений для создания комплексной программы реабилитации граждан, переболевших Ковид-19. Уровень участников был солидный, начиная от БАЛАБКИНОЙ (бедная женщина, как она выдерживает такие нагрузки и такие стрессы, мне ее просто как человека жалко, уже 5 месяцев, что называется, без сна и отдыха, при этом еще она везде будет во всем виновата, народ скажет, плохо работала, то не сделала, это не предупредила, как будто это она должна за нас маски и перчатки носить), заместителя министра здравоохранения, который в такое напряженное время нашел возможность для участия, представителей СО НКО, докторов, которые ежедневно непосредственно сталкиваются с проблемой и кончая мной — пожилой пенсионеркой, сидящей в лесу в изоляции. Молодцы! Я просто восхищена. Все наши предложения найдут место для реализации комплексной программы. Я верю в это.

Насчет местных санаториев. Их можно было перепрофилировать для реабилитации постковидных больных. «Абалах» за рекой, кажется уже начинает прием таких пациентов, но возможности этого заведения ограничены. Хорошо бы «Бэс Чагду», что в Подмосковье, назначить для этих целей и направлять туда, в первую очередь, медицинских работников, которые заразились во время исполнения служебного долга. Им, медицинским работникам, необходимо давать приоритет при распределении путевок в такие учреждения, причем их, медицинских работников, надо направлять туда, где бытовые условия и возможности для реабилитации лучшие. Наши медики заслуживают самых лучших санаториев и здравниц. 

В конце мой совет: оказывается, для разжижения крови (при Ковиде-19 сильно сгущается кровь, а это чревато тромбозом и сердечно-сосудистыми делами) полезно включить в питьевой рацион рыльце кукурузы (в аптеках, говорят, есть по 50 рублей), малину, урожай которой сейчас как раз идет, у многих на даче растет бесплатно, и мое убеждение, ставшее почти религией на завтрак — чай с имбирем в сопровождении разнотравья. Например, на моем участке около туалета растет Иван-чай, моя товарка Зинаида Сергеевна, согласившаяся провести это тревожное лето вместе со мной на даче, уже нарвала, насушила, и мы пьем эту траву в компании с другими травами и имбирем. Как видим, все довольно просто и не затратно. Носите маски и перчатки, соблюдайте социальную дистанцию, мойте тщательно руки простым серым хозяйственным мылом, а не дорогим заморским вкусно пахнущим, обрабатывайте покупки из магазина кварцем, протирайте их хлоркой, слушайте хорошую музыку, читайте Пушкина или Толстого, больше позитива, свежего воздуха, пока стоят теплые августовские дни. Будьте удачливы и здоровы!

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх