АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
10
Слегка облачно
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  63.98
 71.72
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
25.04.2019, 11:02
Якутск
Программа
Первомай в Якутске
Архив новостей
Колонка
9 апреля 2019, 8:53
5018

К мозгу через… копчик или нос – инновации якутских нейрохирургов

Минздрав Якутии и околоминистерстие круги сотрясают скандалы. «Картельный сговор», «превышение должностных полномочий при госзакупках», звучат в отношении чиновников суровые формулировки, которым лучше бы совсем не касаться сферы здравоохранения.
Но при этом свою вечную вахту днем и ночью достойно несут рядовые работники медицины – врачи, медсестры, санитары. SakhaLife посетил святая святых — операционную Медцентра.

Нейрохирургическим отделением вот уже 25 лет заведует Иван КОНТОГОРОВ, которого называют скромным светилом своей специализации. Он организатор медицины, практик, врач высшей квалификационной категории по специальности нейрохирургия, заслуженный врач РФ, отличник здравоохранения РФ. В возглавляемом им отделении проводятся уникальные инновационные операции, оказывается высокотехнологичная медицинская помощь. В отделении выполняется широкий спектр сложнейших оперативных вмешательств на головном и спинном мозге, на периферических нервах. Внедрение систем интраоперационного нейрофизиологического мониторинга, нейронавигации, полное переоборудование нейрохирургической операционной позволило расширить спектр высокотехнологичной медицинской помощи пациентам.
Иван Иванович сейчас в отпуске. А отделение, в котором он подобрал небольшой, но уникальный коллектив, продолжает своей необходимое дело. SakhaLife поговорил с одним из спасателей нашей медицины.

2 часа из жизни якутского нейрохирурга Петра Ларионова

Нейрохирургия. Какие ассоциации у Вас вызывает это слово? Нервы, как в медицинском, так и обыденном смысле этого слова, ювелирная работа, напряжение, спасение человеческой бесценной Жизни… Перед этой встречей автор волновалась особенно. Мало ли – попасть в святую святых отделения нейрохирургии Республиканской больницы №1 — Национального центра медицины – операционную!

Будничный день Отделение нейрохирургии якутского Медцентра. По заданию SakhaLife, мне нужно найти врача, хирурга. Все, что мне известно о нем – его фамилия, имя и отзывы благодарных пациентов: «Настоящий профессионал своего дела. Требовательный, строгий, но очень добрый». На вопрос, где найти и.о. заведующего отделением, врача-нейрохирурга ЛАРИОНОВА Петра Игоревича, мне указывают ординаторскую.

«Подождите минуту, у меня важный телефонный разговор с пациентом с района», — первое, что я слышу из уст того самого Ларионова.

И я сразу понимаю, что имею дело с настоящим профессионалом. Первоначальное – долг врача.

Наступает самый волнительный и страшный момент. Мы проходим в операционную.


Обычная плановая операция. Размеренная спокойная обстановка.


Да, я ожидала море крови, суету медсестер, как в фильмах, криков хирурга, вспышек освещения… Но нет! Все чисто и предельно аккуратно.


Врачи действуют спокойно, оперируют, между делом, разговаривая о будничных проблемах.


Шов, шов и еще раз шов. Операция завершена.
«Вот оно, как это просто», — думаю я. Но все же понимаю, нейрохиругия – дело избранных. Чтобы удостовериться в своем доводе, вступаю в беседу с главным героем нашего сегодняшнего репортажа – нейрохирургом Петром Ларионовым, вылечившем тысячи людей. В перерыве между спасением жизней на операциях и обходом пациентов Петр Игоревич искренне рассказал о любви к своим пациентам, буднях своего отделения, а также признался, кому не стоит быть врачом.

СПРАВКА:
Нейрохирург Петр Игоревич Ларионов – нейрохирург Республиканской больницы №1 — Национального центра медицины. За 25 лет своего врачебного стажа провел более 2000 операций. Отличник здравоохранения РС(Я) и РФ, врач высшей квалификационной категории.

— Петр Игоревич, нейрохирургия является одной из самых трудных медицинских специальностей. Вы оперируете человеческий мозг. Это чрезвычайно тонкая работа, с которой справится не каждый человек. Ведь не дай Бог осечка!
— Нейрохирурги оперируют больных при патологии головного, спинного мозга и периферических нервов.
Мы отличаемся от хирургов общего профиля хирургической техникой. Мозг имеет совершенно отличное от других органов строение и покрыт множеством тонкостенных сосудов. Законы гемостаза — остановки кровотечения в этой зоне кардинально отличаются от законов гемостаза брюшной, грудной полости, конечностей и т.д. По этой причине хирург общего профиля в нейрохирургической операционной будет абсолютно беспомощным.
Фото 11
Специфичность заключается также в филигранной технике, осторожности обращения с нервной тканью. Мы не можем что-то делать руками, как хирурги других специальностей — все только тонкими инструментами и под оптикой (микроскопом или бинокулярной лупой). Это чрезмерно трудоемкий и, скажем так, ответственный процесс.

— Прочитала, что операции нейрохирургии порой проводятся на людях в сознании… Как это вообще выглядит?
— Подобные операции называются пробудимой краниотомией или awake craniotomy. Это метод оперативного лечения на функционально значимых зонах (речевые центры) головного мозга, когда пациента во время операции пробуждают, и следят за его реакциями, задавая разные вопросы. Если он что-то называет неправильно или затрудняется ответить, значит, хирург уже зашел слишком далеко, ему нужно что-то сделать по-другому. В самом головном мозге болевых рецепторов нет, пациент не чувствует вмешательства врача. Мы не занимаемся подобной методикой. Пока условия не позволяют.

— И все-таки в нейрохирургии работают избранные люди. Не каждому по плечу такая ювелирная работа.
— Нейрохирург обязан хорошо разбираться, помимо знаний своего профиля, и в невропатологии и в других смежных специальностях. По этой причине нейрохирургов готовят достаточно долго. Все врачи, планирующие идти в нейрохирургию, получают специальную подготовку, в частности двухгодичную клиническую ординатуру и проходят соответствующий сертификационный цикл. В скором времени планируется повысить этот срок до 6 лет, как за границей.
Что касается избранности, то есть такое мнение. К примеру, в той же Америке большинство нейрохирургов имеют арабское, индийское либо азиатское происхождение. Есть мнение, что именно эти народы имеют самую большую склонность к тонкому ручному труду.

— Наверное, к этому качеству следует добавить хладнокровность. Вообще, бывает такое, что перед операцией трясутся руки?
— Глаза и руки нейрохирурга должны быть твердыми при любой операции. Но, признаюсь, определенное волнение присутствует. Без переживания за пациента и пропускания через себя его страхов в нашей профессии не задержишься. Просто со временем это чувство притупляется, уходит вглубь.
Самое важное — не получить осложнений, не навредить больному. Ошибаться нельзя. Потому что любые ошибки при операциях на мозге чреваты очень и очень серьезными осложнениями. Мы должны оперировать так, чтобы человек был потом в порядке! Мог ходить, говорить, думать.

— Операции раз на раз не приходятся. Тем более в Вашей профессии нейрохирурга. Как настраиваете себя на благоприятный исход?
— Исход операции зависит от хорошей предоперационной диагностики, хирургического оборудования, планирования операции и, в первую очередь, от настроя команды врачей. Мы всегда должны быть собранными, сосредоточенными и очень осторожными.
Я не могу сказать, что мы работаем на 100% хорошо. Люди все разные. Поэтому процент осложнений мизерный, но есть всегда. Как говорится, никогда не ошибается тот, кто ничего не делает, и если врач говорит, что у него нет осложнений, он на все 100% врет.
Но однозначно мы работаем не хуже других, а в большинстве даже лучше. В частности по зоне Дальнего Востока и Сибири. К примеру, количество операций по артериальным аневризмам головного мозга у нас перевалило уже за 1,5 тысячи.

— Кто Ваши пациенты? С какими болезнями к Вам обращаются люди?
— Люди с любыми болезнями центральной, периферической нервной системы, которые требуют планового хирургического лечения, но не требуют оказания неотложной помощи. Это опухоли головного, спинного мозга периферических нервов, артериальные аневризмы, гидроцефалия, дегенеративные заболевания позвоночника, некоторые виды аномалий центральной нервной системы, последствия травмы головного мозга и нервов и т. д.
Наше отделение развернуто на 22 койки. Пациенты к нам поступают в плановом порядке, по направлениям поликлиник и клинико-консультативных отделов медицинских учреждений города и республики. Очереди, по сути, нет. Единственное – ожидают 1-2 недели перед поступлением, сдают соответствующие анализы и проходят консультации необходимых специалистов.

— Какие открытия сделало Ваше отделение в последнее время? Такие инновации, чтобы можно было сказать: «Ура! Эврика!»?
— Появился 3Д-принтер, используемый в нейрохирургии для моделирования различных необходимых имплантов. Так вот в этом принтере можно смоделировать «кость» черепа, которую потом поставят пациенту с дефектом черепа после операции или травмы. Эврика!
Недавно начали проводить малоинвазивные операции при мальформации Киари, грубо говоря, грыжи головного мозга. Через маленький разрез на копчике оперируем человеческий мозг. Трудно представить? Эврика!
И, надо сказать, мы в России первые, кто стал использовать данный метод лечения. Пионером этой операции является Барселонский институт Киари&Сирингомиелии&Сколиоза.
Самая суть подобных малоинвазивных операций заключается в том, что она снижает психологическую тревогу пациентов. Ведь тут не требуется трепанации черепа, ассоциируемой у обычных людей с чем-то очень страшным. Меньше послеоперационная боль, быстрее реабилитация и возвращение к прежней жизни
Хорошее развитие в последнее время у нас получила эндоскопическая нейрохирургия. Один наш нейрохирург удаляет опухоли мозга, в том числе аденомы гипофиза, через нос… Без вскрытия полости черепа.

— Трудно даже представить….
— Говоря без лишней скромности, мы можем больше. Наше дальнейшее развитие зависит от качественного и инновационного медицинского оборудования и инструментария. Было бы у нас его больше, мы стояли бы в одном ряду с клиниками той же Японии или Германии. Подготовка и опыт работы позволили бы.

— Вы оперируете уже много лет. Можете вспомнить какой-нибудь уникальный случай из своей практики?
— Было всякое, но вспоминаю одно. Ранее мы лечили в нашем отделении и детей. И я очень удивлялся тому, как дети хорошо восстанавливались после очень тяжелых травм. Были дети практически без половины мозга… Но они имели минимальный процент неврологических нарушений. Получи такую травму взрослый, он стал бы глубочайшим инвалидом. Ресурсы детского организма очень большие!

— Люди, наверное, очень благодарны Вам. Это самое ценное для врача?
— Самое ценное, отнюдь, не в благодарности. Нас можно сравнить со следователями или оперативными работниками, разыскивающими преступника – болезнь. Когда ты ее «ловишь» и избавляешь от нее человека, ты получаешь самое глубокое душевное удовлетворение.

— Вы успешный врач. Какие личностные и профессиональные качества помогли вам стать успешным в своем деле?
— Наверное, добропорядочность, честность, принципиальность. Не люблю лукавить. Любовь к пациентам, которые, признаюсь, бывают разные… Но всегда нужно их любить, жалеть, хотеть вылечить не абы как, а по-настоящему.

— Ваши пожелания молодым врачам?
— Во-первых, учиться, учиться и еще раз учиться. Наука на месте не стоит, каждый год появляются новые методики, инструментарий, аппаратура.
У меня есть фотография 94-го года, на которой я сижу за этим столом. В кадре я, неврологический молоток и красная папка для документов. И все! Посмотрите на мой стол сейчас.

— Да, вижу новую аппаратуру или, как Вы говорите, инструментарий.
— В таком же темпе развития должны находиться и мы. Постоянно проходить курсы повышения квалификации, обучаться в институтах усовершенствования врачей, посещать семинары, конференции. Конечно, искать необходимую информацию в мировой сети. В Интернете информации для самообучения очень много, особенно иностранной. Поэтому, второй мой совет — учите английский язык. Знайте его как Отче наш, хотя бы на уровне чтения. Этот навык будет очень большим подспорьем для Вашего развития.
Как можно дольше находитесь в клинике. Сидите не с бумагами, а с больными. Появится контакт — появится доверие. Сейчас 90% жалоб больных в Минздрав или прокуратуру появляются из-за отсутствия правильного общения с больными и их родственниками.

— В чем оно заключается?
— Не нужно ставить диагноз, исходя только из исследовательских снимков, чем сейчас очень грешат начинающие врачи. Обязательно говорите с пациентом, детально изучайте анамнез его болезни, раскладывайте по полчкам всю историю болезни. Что? Где? Когда?
Каждый врач-хирург должен быть немного психологом. Люди все разные. Человек, заболев, остается один на один со своими мыслями и болезнью. И сейчас ты для него едва ли не Бог — от тебя зависит его дальнейшая нормальная жизнедеятельность. Поэтому, не бросайте его с этими мыслями подробно объясняйте суть болезни, операции, все ее осложнения. Причем, не только пациенту, но еще и его родственникам.
Самая большая ошибка любого хирурга – отправлять пациента на операцию без предварительной беседы. (Если бы я был на месте больного, я бы отказался лечиться у такого врача). Любая операция – это стресс! Пациенты, порой, не выдерживают его и впадают в неадекватность, психоз… Поэтому человек в это непростое для себя время должен видеть в своем враче надежного помощника.

– Всё-таки человеческая жизнь хрупкая, да?
– Невероятно!

— Даа, трудная у Вас работа. Как думаете, кому не следует идти в нейрохирурги?
— Двоечникам, так называемым «пофигистам», женщинам (да простят меня дамы и феминистки), которым нечего делать в этой профессии. Тут нет никакой дискриминации по половому признаку, просто женщинам архи тяжело работать в таких условиях.

— Вы врач с 25-летним опытом работы. Кому как не Вам знать, на каких столпах держится человеческое здоровье?
— Вести здоровый образ жизни – правильно питаться, заниматься спортом, не иметь вредных привычек. Большую роль в деле сохранения здоровья имеет окружающая среда и, конечно, генетика. У здоровых людей рождаются здоровые дети. Поэтому, берегите свое здоровье и своих детей с самого раннего возраста. Чем раньше человек начнет придерживаться правил здорового образа жизни, тем лучше.
Одно из важнейших правил ЗОЖ в регулярных медицинских осмотрах — как минимум 1 раз в год. Если же появляются какие-то жалобы на здоровье, не откладывая обращайтесь за консультацией. Нельзя терпеть, думать, что все пройдет само собой. Многие болезни протекают медленно, незаметно и когда развиваются в полной мере, лечить бывает очень трудно и поздно… Поэтому профилактическая медицина обязательна.

Тут наш разговор прерывается звонком.
– Вам, наверное, надо уже идти в операционную?
— Да, я иду!

Несмотря на статус ведущего нейрохирурга республики, Петр Игоревич оказался очень простым, прямолинейным и открытым к сотрудничеству человеком. Надо сказать, за 40 минут интервью он был вынужден несколько раз прерывать наш разговор: то пациент заходил с вопросами, то коллега просил совета. Но он ни разу никому не отказал.
– Спасибо вам большое.
– Да не за что.

Коротко, из уст Петра Ларионова мы рассказали о самой сути работы якутских нейрохирургов. Это последний бастион, к которому обращаются, если исчерпаны другие методы. Какой же силы воли и выдержки, оказывается, требует эта профессия! Тут как на войне! Полная взаимозаменяемость команды, то есть чувство локтя, надежного плеча товарища. Крайне напряженный график, операции, совмещаемые с суточными дежурствами… В данное время в нейрохирургии работают всего 5 врачей, которые никогда не позволяют себе взять полный отпуск, чтобы в отделении оставалось хотя бы 3 врача. Тут нет места пафосу и громким словам. Просто это образ жизни спасателей от медицины. Будничный, каждодневный подвиг во имя жизни.

Источник: Анна ПЛАТОНОВА-ПОЛЯТИНСКАЯ. Фото Сергея ПЛАТОНОВА.
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ