Хирург Клавдия Макарова: Стать врачом я твердо решила еще в детстве

Много ли вы знаете женщин-хирургов? А в те годы, когда трудовая деятельность героини этой статьи только началась, женщин-хирургов было всего трое на всю Якутию. Знакомьтесь: Клавдия Макарова, врач-хирург с полувековым стажем, отличник здравоохранения РС(Я), Заслуженный врач РС(Я), хирург высшей квалификационной категории.

Клавдия Степановна Макарова родилась в 1940 году, в далеком таежном селе Энгольжа Нюрбинского района. Интерес к хирургии зародился еще в детстве — отец Клавдии Степановны человек высокоинтеллектуальный, сын донского казака, известного костоправа в селе, вместо сказок перед сном, часто пересказывал детям историю об операции, виртуозно выполненной его дедом. Прадед был известным костоправом в округе. Отец великолепно владел русским языком, учился у деда — ссыльного донского казака. С детства помогал ему, был подручным, таскал приспособления из тонких досок и выделанной кожи для фиксации переломов, вместо гипса. Прокладывали эти приспособления опалённым заячьим мехом. Прадед, мягкими движениями похожими на массаж, выправлял отломки костей, и налаживал, зафиксировав своими приспособлениями.

«Как-то раз, моего деда Васильева Андрея Степановича, срочно вызвали разрешить беду: бык знакомого скотовода распорол человеку живот. Да так, что петли кишок вывались прямо на сухой навоз в ограде для скота…  Человек был жив, но конечно, находился в тяжелом состоянии. Осторожно, шаг за шагом, хозяева занесли работника в дом, и отправили за моим прадедом. Он уже тогда сшивал раны, лечил переломы. Вид распоротого живота ничуть не смутил моего деда, — он сразу приметил, что кишечник человека схож с внутренностями зайца и лошади. Готовился к операции основательно –  внутренним чутьем понимал, что здесь требуется особая чистота, по современным понятиям — стерильность. Разожгли огонь в печи, вскипятили два ведра воды для обеззараживания иглы и материалов для сшивания живота несчастного. Понятно, что игла была простой швейной, из сундучка хозяйки, и наркоза не было совершенно никакого. Мысль о сшивании брюшной стенки простыми нитками была отвергнута сразу — как минимум, началось бы нагноение! Прадед был человеком неординарного ума, и сразу вспомнил, что в природных условиях не портится только человеческий волос. Помогли длинные косы хозяйки — отрезав от самого корня добротную прядь, продезинфицировав в кипятке, костоправ вдел волос в иглу. Промыл многократно кишечник в теплой воде и принялся складывать петли кишечника снизу вверх, так, как и устроено внутри у животных. «Если начинать сверху, то не избежать заворота кишечника»  — думал он. Очистил брюшную полость от лишней жидкости, смазал петли кишечника прокипяченным остуженным  маслом, чтобы петли не слиплись между собой, и вернул кишечник обратно в живот. Человек поправился, и еще долго — долго благодарил моего дедушку за спасение жизни…» — рассказывал отец маленькой Клавдии.

Семейная легенда во многом предопределила профессию Клавдии Степановны, но о том, что станет врачом, она твердо решила после тяжелой болезни.

«По окончанию школы нас всех отправляли на производство, даже отличников, у  государства был девиз: «Школа — производство — ВУЗ».  Я попала в совхоз, была телятницей, позже стала бригадиром. Мороз в те годы стоял крепкий, всю зиму — 50 градусов. Однажды я заболела — двухсторонняя пневмония. Болела страшно, тяжело, казалось. мне с каждой минутой становилось все хуже и хуже. Пришлось вызывать нашего единственного врача из участковой амбулатории — Евгению Павловну Кустову, которая приехала к нам из далёкой  Новгородской области. С одного конца большой деревни в другой конец, она стала приходить ко мне каждый вечер, в конце рабочего дня, после осмотра пациентов в больнице, несмотря на лютый мороз и плотный туман. Упорно приходила до тех пор, пока я не выздоровела. Меня так поразило ее стремление, добрый голос и чуткие руки, забота обо мне, своем пациенте. После выздоровления, я твердо решила — буду врачом!»

Долгих четыре года отработала Клавдия Степановна в совхозе. Стремление, неуемное желание стать врачом ни на миг не угасало, и в 1963 году она поступает на лечебный факультет Якутского государственного университета.

«Работа в совхозе была высоко оценена, поступать я приехала с отличной характеристикой. Тут меня вызвали к ректору.  Иннокентий Гаврилович Попов предложил стать ветеринарным врачом — уехать в Омский университет и отучится по целевому направлению. Но ведь мое желание стать хирургом было железным, беспрекословным! Возвращаться в совхоз не было абсолютно никакого желания, такая профессия была не для меня. Преодолев смущение, я позволила себе возразить ректору: «Человеческим врачом я хочу стать, человеческим!» Он по-доброму рассмеялся, и отпустил учиться на человеческого врача», вспоминает Клавдия Степановна.

Прошли годы, завершилась учеба. После первичной специализации по хирургии, с курсом детской хирургии, травматологии и ортопедии в Якутске, Клавдия Степановна вернулась в Нюрбу дипломированным хирургом. Работа сразу началась с тяжелых случаев — приходилось оперировать всех: и детей, и взрослых, и мужчин, и женщин. Хирург в районе должен уметь абсолютно все — удалить аппендицит, соединить открытый перелом, справится с черепно-мозговой травмой и помогать районному гинекологу во время операций. Надо ли говорить, что и за наркоз тогда отвечал сам хирург?.. Но Клавдия Степановна с самого начала практики оперировала, будучи уверенной в себе, действовала твердой рукой, опасалась она иного:

«Был случай в самом начале практики: приезжего студента ударили ножом в живот. Задета поперечно-ободочная кишка с повреждением артерии брыжейки и внутренним кровотечением. Мне, начинающему хирургу, пришлось решиться одной провести операцию. Волей случая, старших коллег не оказалось рядом. Надо было иссечь поврежденную часть брыжейки и сшить кишечник «конец в конец» между собой. С наркозом на той операции помогал детский врач и опытные операционные сестры. Операцию я выполнила успешно, студент быстро шел на поправку. Всех родственников я предупредила: пациенту нужно соблюдать диету. Питаться нужно аккуратно. И что вы думаете? Как-то захожу в палату, а его кормят жирным, наваристым таким супом с мясом… Хорошо, что все обошлось, никаких негативных последствий не наступило, и это еще раз доказывает качество выполненной операции.»

За все время работы за операционным столом в Нюрбинской больнице, ни один пациент не пожаловался на осложнения, все операции завершились успешно. С тяжелыми операциями детям Клавдии Степановне помогали справится коллеги из столицы. Особенно Клавдия Степановна отмечает  помощь своего однокурсника Пономарева Евгения Николаевича, и гениального детского хирурга Ивана Афанасьевича Полятинского, который чаще всех приезжал к нам районным хирургам, рейсом санитарной авиации, и Виктора Феликсовича Соболевского, именитого детского хирурга, полвека оперировавшего детей, безвременно покинувшего нас в 2018 году.

«Был и очень страшный, тяжелый случай. Поступила 12- летняя  девочка с разлитым перитонитом, с врожденной почечной патологией, которая осложнилась острой почечной недостаточностью. Совместно с Виктором Феликсовичем, руководствуясь его указаниями, выполнила операцию, удалили аппендицит, дренировали брюшную полость. Но Соболевский тогда сразу предупредил: «Операция прошла хорошо, но ее не станет через 9 дней, будь готова».  Все назначения он расписал буквально по часам. К сожалению, так и произошло, девочку мы потеряли.»

Востребованность переливания крови и ее компонентов в Нюрбинской районной больнице предопределило организацию отделения переливания крови, которое было открыто 1 января 1970 года. Клавдия Степановна стала первым врачом отделения переливания крови, по совместительству.

«Очень часто, во время операции требовалось переливание крови. Иногда из-за острой необходимости, мне приходилось переливать собственную кровь. Имея первую группу крови, самую распространенную, часто оказывалась подходящим донором для своего же пациента. Огромный вклад внесла в организацию и в дальнейшем в работу всего отделения, медицинская сестра — Таисия Федоровна Мангазеева, за плечами которой был уже опыт работы в таком отделении в городе Барнаул. Тогда мы объездили многие поселки с разъяснительными лекциями о необходимости донорства, и в особенности — срочного, безвозмездного донорства крови.» — вспоминает наша героиня.

Позже, переехав в город Якутск, Клавдия Степановна продолжала оставаться активным донором. За многократную безвозмездную дачу крови, была награждена почетной грамотой общества «Красного креста», и значком «Почетный донор СССР второй степени».

Врачевание скальпелем в хирургическом стационаре Нюрбы завершилось для Клавдии Степановны по причине счастливого замужества. Супруг Клавдии Степановны – Макаров Владимир Денисович, по профессии инженер вертолетной техники, работал в Маганском Объединенном авиаотряде в г. Якутске. Работа хирургом для нее продолжилась в медицинской санитарной части для работников авиации —  в медсанчасти Якутского Управление Гражданской Авиации Макарова Клавдия Степановна отработала 10 лет. Неоднократно ее работа была отмечена наградами, знаками отличия Ударник Коммунистического труда Почетной грамотой Управления  Гражданской Авиации ЯАССР.

«Здесь я вплотную познакомилась с онкологией. Это страшное заболевание, оно убивает в человеке все: и душу, и тело.  Одна моя пациентка меня возненавидела, да так и не простила. А знаете за что? За то, что я обнаружила у нее онкологию — саркому, злокачественное образование кости. В онкологическом диспансере ей ампутировали ногу, чтобы саркома не распространилась дальше. Так женщина потеряла ногу, но осталась жива, рак был ликвидирован. Пациентка выжила. Почему она меня возненавидела, я не понимаю, ведь все могло закончиться смертью для нее. Не понимаю, но не виню ее за это, онкология — коварное заболевание, оно точит исподтишка, доводит до изнеможения, человек зачастую теряет себя во всех смыслах.»

В 1983 году наша героиня получает приглашение продолжить свою работу в  поликлинике №1. На то время поликлиника была одной из крупнейших, с большим количеством прикрепленного  населения, работа всегда кипела.

«В наш кабинет всегда была большая очередь пациентов.  В особо сложных случаях мы моментально объединялись со специалистами других профилей, вели таких пациентов совместно. Поликлиника работала динамично и высокопрофессионально. Но кроме своей основой работы, мы, врачи, активно принимали участие во всех общественных мероприятиях, в работе санитарных дружин, читали лекции по оказанию первой помощи населению на предприятиях. Не забывали мы и о профориентационной работе: активно сотрудничали со школами, проводили курсы подготовки младших медсестер. Выпускники школ которые пошли наши курсы, имели удостоверение и могли уже работать в больницах и имели дополнительный балл при поступлении в медицинский ВУЗ», — вспоминает Клавдия Степановна.

В 1994 году вслед за своим руководителем, главным врачом  Земфирой Поповой,  Клавдия Макарова перешла в новую столичную поликлинику №4 на амбулаторный прием, где ей доверили возглавить хирургическое отделение. Земфире Петровне удалось собрать коллектив, состоящий из высокопрофессиональных специалистов. В результате сотрудничества с медицинским институтом к работе привлекли в качестве консультантов: доктора медицинских наук, профессора Тобохова Александра Васильевича, доцентов кафедр Неустроева Петра Афанасьевича и Готовцеву Анну Ивановну. Амбулаторная помощь вышла на совершенно другой уровень, пересматривались все подходы и тактика ведения пациентов в амбулаторном звене.

«Можно сказать, это был современный многофункциональный медицинский центр со всем арсеналом оборудования и специалистов. В нашем хирургическом отделении была организована полноценная операционная, где врачи могли проводить малые хирургические операции — пациент не ждал госпитализации в стационар, а получал всю медицинскую помощь на месте. В 90-ые годы это было колоссальным прорывом и достижением, и все благодаря таланту организатора и лидера Земфиры Петровны Поповой. За период работы нашей поликлиники было внедрено в работу много новых методик и технологий», — подчеркивает врач.

Именно в поликлинике №4 Клавдия Степановна освоила лазерную хирургию — удаление доброкачественных опухолей, грубых рубцов:

«Обращается к нам мужчина преклонных лет, жалуется на образование на спине, спать мешает, говорит. Просим раздеться… А там под лопаткой липома размером с ладонь! Липому в народе часто называют жировиком. Прооперировали, удаленную липому отправили на гистологию — обнаружили рак с метастазами в поджелудочную железу. И таких случаев было немало…»

Карьера Клавдии Степановны завершилась в одной из частных клиник города Якутска. Общий трудовой стаж в профессии врач-хирурга составил 48 лет. Еще один яркий  факт в биографии Клавдии Степановны Макаровой: ее дочь, Светлана Владимировна Семенова, тоже стала известным врачом — она заведующая ожоговым отделением Республиканской больницы №2 — Центра экстренной медицинской помощи. Клавдия Степановна очень гордится дочерью — ее первые слова после вопроса о ней звучали именно так: 

«Да, моя дочь тоже стала врачом. Она врач травматолог и талантливый руководитель. В ее отделении есть случай успешного восстановления пациента после стопроцентных ожогов!». 

Молодым специалистам Клавдия Степановна настоятельно рекомендует как можно больше времени проводить за книгами, и не бояться, не стесняться открывать книгу перед операцией, или приемом пациента, ведь книга — это всегда кладезь знаний, читая одно пособие несколько раз, можно открывать для себя каждый раз что-либо новое. Своих книг по медицине у нее скопилось на целую библиотеку, что неудивительно — за плечами почти 50 лет работы.

«Мои знания и книги и сейчас продолжают помогать в подготовке молодых врачей через мою дочь и ее супруга — преподавателя медицинского института СВФУ» — отмечает  в завершение нашей беседы Клавдия Макарова.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх