АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
28
Ясно
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  64.34
 72.23
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Культура & Образование
18 мая 2019, 7:00
7399

Гендиректором НХМ стоит назначить человека со стороны — эксперт

Эксклюзивное интервью бывшего сотрудника Национального художественного музея РС (Я)

В редакцию SakhaLife пришел молодой человек, который заявил, что ему есть что сказать по поводу ситуации в НХМ

— Представьтесь, пожалуйста, и почему вы решили дать интервью? И почему именно сейчас?
— Я — Алексей ИВАНОВ, работал в Национальном художественном музее РС (Я) с июля 2005-го по январь 2016 года. Я достаточно долго молчал и не мешал всему тому, что происходило в жизни музея за последние годы. Считаю, что с моей стороны было бы некорректно делать публичные заявления, пока шло следствие по хищениям в НХМ. После отставки Аси Львовны с поста генерального директора, серьезно переживаю за судьбу музея. Поэтому и пришел к вам, чтобы быть услышанным теми, кто принимает решения.

— По какой причине вы ушли из музея?
— Я скажу. Но предлагаю по порядку, с того, как пришел в музей и чем занимался. С 2000-го по 2005 годы я обучался в Восточно-Сибирской государственной Академии культуры и искусства в городе Улан-Удэ, получил специальность «Информационные системы в социально – культурной сфере». По окончании ВУЗа, буквально через пару дней по распределению Министерства культуры и духовного развития РС (Я) я приступил к работе в Национальном художественном музее РС (Я). Вначале в мои задачи входило обслуживание компьютерного парка. Но я самостоятельно развивался в различных направлениях. В ходе личностного и профессионального развития, мои обязанности менялись, об этом можно проследить по реализованным проектам.

— Тогда вы застали музей, когда он располагался в сложных условиях по ул. Хабарова, 27?
— Совершенно верно. С переездом в новое здание музея (в 2006 г. музей переехал на ул. Кирова, 9) мои задачи расширились. Это формирование компьютерного парка, обслуживание рабочих мест, реализация инновационных проектов, решение текущих вопросов. Несмотря на сильную нагрузку, я брался практически за все. Любил свою работу, приходил и в выходные, и во время отпуска. Бывало, приходил на работу с температурой, работал вечерами. Но доплат за переработку никаких не было. Нагрузка давала о себе знать, стало ухудшаться здоровье… Один раз я почувствовал себя плохо во время акции «Ночь в музее», отпросился домой. На завтрашний день попал в больницу… Без ложной скромности скажу, работал во благо музея, буквально фанател.

— И все-таки, чем конкретно вы занимались?
— В области применения новых технологий в сфере культуры. С развитием новых технологий, мне были интересны Интернет – проекты. Так, в 2006 г. у меня появилась идея создать портал о музеях Якутии. В то время не было ресурса, где можно было получить детальную информацию о музеях Якутии, узнать о коллекциях. При финансовой поддержке Бюро Юнеско я реализовал проект – портал «Музеи Якутии» (http://www.unesco.org/new/ru/moscow/about-this-office/single-view/news/unesco_supports_web_portal_museums_of_yakutia/).
Это был мой первый проект с целью объединения музеев и расширения их представительства. Если вспомнить, то в 2006 г. ни у одного музея Якутии, не было своей страницы в сети Интернет. Но данный портал решал эту задачу, он позиционировался, как единственный ресурс, где можно было найти детальную информацию о музеях Якутии.

Все реализованные Интернет – проекты получили награды разного уровня. К примеру, портал “Музеи Якутии”, получил следующие награды: Диплом за 1 место в номинации «Лучший сайт по освещению национальной культуры» конкурса интернет проектов Собратство (2009 г.), Финалист Дальневосточной интернет премии «Стерх — 2010» в номинации «Лучший некоммерческий или тематический проект Дальнего Востока» (2010 г.). Официальный сайт музея: Победитель X Всероссийского Интернет – конкурс «Золотой Сайт» в номинации «Госучреждения» (2009 г.). III Фестиваль некоммерческих интернет – проектов “Территория Онлайн” в номинации “Общественно – значимый интернет-проект” (2010 г.) http://www.ya1.ru/news.php?id=270867 и т.п.

— НХМ отличался качественным официальным сайтом музея. Стало быть, это ваша инициатива?
— Да, в 2008 году запустил долгожданный официальный сайт музея. Он стал первой Интернет страницей среди музеев республики. Сайт просуществовал более 8 лет. Но после моего ухода провели редизайн, не отвечающий современным требованиям, удалили весь накопленный информационный материал о музее.
Но вернемся к моим проектам. Далее я реализовывал более творческие Интернет – проекты. Например, «Художники Якутии и Великая Отечественная война», который был посвящен памяти о Великой Отечественной войне.

— У вас были и другие проекты?
— Конечно! Условно их можно разделить по двум направлениям. Во-первых, это музейное обслуживание.
В 2006 г. музей был оснащен сенсорным киоском, на тот момент был первым и единственным в Якутии среди культурных учреждений.
В 2013 г. впервые в музее была внедрена система по реализации продажи электронных билетов на экспозиции музея через Интернет http://yakutsk.bezformata.ru/listnews/yakutii-poyavilis-elektronnie-bileti/15700833/.
В 2014 г., совместно с компанией ЗАО «МТС» (филиал г.Якутска) внедрили в музейную среду QR коды http://www.news.ykt.ru/article/25923.
К информационному обслуживанию так же относились вышеназванные Интернет — проекты: портал «Музеи Якутии» и официальный сайт музея.
Второе направление — это доступность музейных коллекций.
В 2006-м возникла идея реализовать проект «Виртуальный филиал НХМ РС (Я)». Он был создан по аналогу проекта Государственного Русского музея «Русский музей: виртуальный филиал».
В Якутии проект имеет большую значимость, это связано с большой территорией, слабой развитостью транспортной схемы. Необходимо решать задачу доступности населения к культурному наследию не только Якутии, но и России. Кроме музейных коллекций, в виртуальные филиалы НХМ я запускал проект Государственного Русского музея «Русский музей: виртуальный филиал».

— Почему НХМ стал открывать виртуальные филиалы Русского музея в Якутии?
— Эта история начинается с 2007 года, когда я начал реализовать проект «Виртуальный филиал НХМ». Предложил и сам же договорился с руководителями проекта от Государственного Русского музея, о том, чтобы филиалы Русского музея открывались в улусах Якутии.

Таким образом, НХМ стал центральным офисом сети Информационно-образовательных центров «Русский музей: виртуальный филиал» в улусах Якутии. Официальный документ об этом мы подписали в 2014 году.
Но развитие виртуальных филиалов планировалось через объединение всех музеев Якутии, чтобы представлять не только коллекции НХМ и Русского музея, но и других музеев России. В результате комплексного решения, проект должен был представлять некий виртуальный кластер музеев Якутии и России в районах Якутии, в частности, на территории Арктических районов республики.
Об этом по сей день, похоже, не знают даже в самом НХМ, не пытаются выходить на новый этап развития. Самое главное звено виртуального филиала – это программные продукты. Планировалось разрабатывать новые познавательные и просветительские, обучающие программы, и т.п. Если проект развивать в дальнейшем, это должна быть отдельная структура, возможно, она каким-то образом может быть интегрирована в Министерство культуры и духовного развития РС (Я).
В 2014 г. благодаря поддержке ОАО «Нижне-Ленское» в лице бывшего генерального директора АНДРЕЕВА И.И., проект виртуального филиала целенаправленно выехал в отдаленные районы Якутии — Анабарский, Булунский, Жиганский, Оленекский, Эвено-Батантайский для реализации проекта виртуальный филиал. http://www.1sn.ru/148053.html

Представьте себе, впервые со дня основания НХМ, музей выехал в Арктические районы Якутии! Опять же повторюсь, многие не знают, что это была моя инициатива в поиске стратегического партнера в реализации проекта, а так же мое предложение совместить несколько музейных направлений. Это проекты «Раритеты Якутии», открытие виртуальных филиалов НХМ и Русского музея, выездные выставки, консультационная работа музейных сотрудников в улусах Якутии. И только благодаря моему предложению и инициативе, музей расширил проект «Раритеты Якутии», дополнился проектом «Раритеты Арктики». Звучит смешно, но даже макет афиши приходилось делать самому.
http://yakutia.com/culture/128/
В проекте самостоятельно принимали активное участие и отдаленные районы Якутии, это Верхоянский районный краеведческий музей «Полюс холода», Среднеколымский краеведческий музей и ряд других музеев. Я был восхищен улусными музеями, их инициативой, желанием познать новое, человечностью и искренностью. Мне было очень приятно общаться и работать с ними, в глазах коллег горел энтузиазм и готовность сотрудничать во благо развития общего музейного дела.

— Вы занимались только информационными проектами?
— Уделял внимание и автоматизации музея, внедрению автоматизированных систем учета фондов, это так же была моя инициатива. В начале 2005 г. выделялись две популярные системы, «Камис» (г. Санкт — Петербург) и «Ника-музей» (г. Москва). Но, «Камис» возможно было реализовать только при комплексном решении, к такому выводу я пришел при общении с директором компании ЛОШАКОМ Ю. М. Но чтоб музей не стоял на месте, все же внедрил систему «Ника-Музей», с перспективой перехода на «Камис», что и случилось в 2013 г. Современная автоматизированная система в Якутии впервые была внедрена только в НХМ.
Занимался и организационными выездными мероприятиями. Один из многих самостоятельных выездов — это в Москву. Тогда, в 2014 г. музей впервые принял участие в международном фестивале «Интермузей — 2014» (г. Москва). После 2014 г. музей начал выезжать на фестивали ежегодно. Выезжать и принимать участие в столь масштабных фестивалях — необходимость современного музея. https://sakhalife.ru/nhm-pokoril-intermuzey-2014/ К сожалению, у нас имеет место и факт того, что у нас в Якутии нет единого духа со всеми музеями. На крупные мероприятия лучше выезжать с несколькими партерами — музеями, это играет большую роль в имиджевой стратегии региона. Необходимо формировать визуальный образ, визуальную идентификацию республики.

— Как приняли идею участия в Интермузее ваши коллеги?
— Честно говоря, очень ревностно, многим это не понравилось. Но директор поддержала мою инициативу. Было очень сложно проходить некий внутриколлективный фильтр, хотя это и удивительно — у других-то идей не было. Скажу более, только Ася Львовна поддерживала меня во всех моих начинаниях и защищала.

— В смысле — защищала? Каким образом?
— В музее до меня никто не реализовывал масштабные и глобальные проекты, не внедряли новые направления. Я был начинателем всего нового, и при этом чувствовал ревность и зависть со стороны сотрудников. Если сначала завидовали молча, то позже начали провоцировать в открытую, демонстрировали своими действиями, создавали нездоровую рабочую атмосферу, это был «детский сад».

— И как вы реагировали на проявления того, что считали ревностью и завистью коллег?
— Просто был верен своему делу. Старался не обращать внимания.
После выявления хищений бюджетных средств из музея, многие говорят, что Ася Львовна как руководитель не справилась, оказалась слабым руководителем. Но недостатки – продолжение достоинств, и наоборот. У нее были и хорошие качества, например, равноправное отношение ко всем сотрудникам, предоставление возможности каждому для самореализации, чтоб найти себя и проявить свои творческие качества.

— Вы верите, что она была не в курсе хищений?
— Считаю, что она доверилась не тем сотрудникам, делала большие ставки по будущему развитию музея, не на тех людей. Некоторые работники не соответствовали статусу музейных сотрудников. Например, при поддержке Аси Львовны, одна из ныне осужденных прошла обучение на искусствоведа, отучилась в Санкт-Петербурге. Родственники ныне осужденной так же работали в музее, получали кроме зарплаты, так же и премии. Одна из ныне осужденных в свое время получила и квартиру для бюджетников, которую позже продала.

— Получить квартиру – это редкость в НХМ?
— На моей памяти, а это почти 11 лет работы в музее, лишь два сотрудника получили бюджетные квартиры по цене ниже рыночной. И оба имеют родственные связи. Увы, родственные отношения в музее очень развиты… Ошибки Аси Львовны как руководителя музея были заметны и ранее. К примеру, возьмем нашумевшую историю с гаражами. Возможно, сейчас об этом мало кто знает, но раньше территория гаражей, располагающаяся рядом с основным зданием по ул. Кирова, 9, принадлежала музею. Земля в центре города. При постройке гаражей заявлялось, что смысл проекта в том, чтобы на втором этаже этих гаражей инвестор построит Детский музейный театр. Но каким-то образом все повернулось иначе… Гаражи построили, а Детский музейный театр так и не появился…

— Признавайтесь, вы-то чей родственник?
— В НХМ я был белой вороной – одиночка без родственников, не примкнувший ни к одному клану. Я уже сказал, что попал в музей по распределению по окончании ВУЗа. Несмотря на все отрицательные моменты, я пытался внедрить в музейную деятельность системную работу. Говорил о необходимости тесного общения и взаимодействия с Министерством культуры РФ, с федеральными структурами.
Работу бывших коллег могу сравнить с аномальной погодой, это была непредсказуемая, стихийная работа. Если же были какие-то достижения и подъемы, то они не удерживали этот уровень, снова все скатывалось вниз. Не было роста, развития, систематизации, четких глобальных планов российского и мирового значения.

— Неужто все так плохо?
— Мы сейчас говорим только о моем опыте работы в НХМ. Но тайное рано или поздно становиться явным. Возможно, в будущем последует еще ряд громких дел…

— Закуп новых экспонатов решит проблему низкого посещения в музее?
— Не особенно, я считаю. Новые экспонаты, новая выставка для посетителя — это глоток свежего воздуха. Но возникает вопрос, почему сейчас подняли проблему низкого уровня посещений музеев, и решение этой проблемы руководство музеев видят в закупе новых экспонатов. Я не оспариваю, что закуп экспонатов в музеях должен быть всегда. Но прикрываться такой проблемой, подавать под таким «соусом» низкую посещаемость — это открытая ложь. Нужно показывать и открывать то, что сокрыто в фондах музеев и хотя бы раз в два-три года проводить реэкспозицию. Нет диалога между музеем и посетителем…

— Так почему же вы уволились? Вас послушать, так вы ценный музейный сотрудник…
— Для меня было тяжелым решением — увольнение по собственному желанию. Мой уход был вынужденным. Возможно, это было протестом против алчности сотрудников музея, чтоб выявилось истинное лицо некоторых из них.

— Алчность? Вы хотите сказать, что уже в то время знали, что происходит в музее?
— У меня не было доказательной базы, но были подозрения. Еще в 2015 году я говорил Асе Львовне о своих подозрениях в отношении приближенных к ней сотрудников. В конце 2015 года сообщал о своем беспокойстве главному бухгалтеру Централизованной бухгалтерии Министерства культуры и духовного развития РС (Я) Раисе Николаевне. Но мои слова никого не заинтересовали…
Иногда мне кажется, что после моего ухода отдельные сотрудники стали чувствовать себя свободнее, это была следующая ступень некой игры. И, может, эта некая свобода дала им возможность делать то, что они хотят, наглеть по всем параметрам. Считаю, что все нынешние сотрудники являются прямыми или косвенными соучастниками всего действия.

— Вы считаете, что были не угодны им, неким сдерживающим фактором?
— Я принципиален. Очень любил свою работу, горел ею. Но при этом в коллективе было некомфортно. При распределении, премиальные у некоторых сотрудников, по моему мнению, были завышены многократно. Сначала все проходило через общий приказ директора, позже стали подписывать протокол, был общий список с подписью каждого сотрудника. Все видели и знали что происходит. При распределении премий все ходили нервными… Неэффективных сотрудников и дублирующих функций было достаточно, на мой взгляд.

— А вы какие премии получали?
— Все это отражено в бухгалтерских документах, меня каждый раз ущемляли. Хотя по всем показателям у меня выходило перевыполнение всех планов.

— Чем вы занимались кроме музейных проектов?
— Мои увлечения разнообразны. В 2009-2010 годах я пробовал себя в творчестве в современном искусстве. Увлекался графическим дизайном, в 2013 году разработал логотип для телеканала САХА24.

По результатам конкурса от компании Philips, в 2012 г. я выиграл бесплатную поездку в Нидерланды. Компания Philips взяла на себя все расходы по проезду. Вдохновившись результатом конкурса, за три дня реализовал творческий проект «Дети солнца» на пл. Ленина. http://www.1sn.ru/64007.html В Якутске это был первый проект в формате коллективного творчества.

— Проекты действуют после вашего ухода?
— С болью отмечаю, что все мои проекты передали некомпетентным сотрудникам, они практически заброшены. Их даже можно понять некоторым образом, ведь они не мотивированы, не знают, не видят цели. Самое обидное, что в НХМ удалили всю информацию обо мне как об авторе проектов. Как это мелко! Неэтично, как минимум.

— Чем вы занимались после ухода из музея?
— После ухода у меня разразилась депрессия… Но прошло время, вдохновился новым начинанием, начал формировать частную коллекцию. Консультировал частных коллекционеров по народам Сибири, культуре, религии, в частности, по теме шаманизма.

— То есть, вы работали как фрилансер?
— Выходит что так. Кроме этого, у меня появился интерес к собирательству. Я начал выявлять редкие и интересные экспонаты. Так, мне удалось обнаружить неопубликованные фотографии Юрия Гагарина, датированные 24 марта 1968, сделанные за три дня до его трагической гибели.
http://yk24.ru/index/obshhestvo/nigde-neopublikovannyie-fotografii-yuriya-gagarina-predstavili-v-yakutske

После атрибуции выявил фотографии Антона Севрюгина придворного персидского фотографа, снимки датированы 1900-1910 гг.,https://sakhalife.ru/kollekcioner-iz-yakutii-vyilozhil-v-instagram-unikalnyie-fotografii-antona-sevryugina/

Интересно было проверить свою теорию фотографии знаменитого преступника Дикого Запада – Билли Кида. С подачи шерифа Гэрретта, Билли Кид стал одним из символов Дикого Запада, я нашел его вторую возможную фотографию. Но поиск редкой фотографии был продолжительным, на это ушло 1,5 года, это было трудно, но реализуемо. https://www.kp.md/daily/26851/3892997/

— Так вы сейчас коллекционер?
— Нет, не считаю себя коллекционером, скорее, любитель. Для формирования серьезной коллекции нужно больше времени и ресурсов.

— Чем еще вы занимались после своего увольнения?
— Продолжаю сотрудничество с компанией Google, на платформе Академия культура Google, реализую проект «Культура Якутии в мировом пространстве» с целью доступности и систематизации культурного наследия и истории Якутии в международном формате на платформе «Академия культуры Google». Проект реализуется с 2014 г. но первые попытки начинались еще в 2011 г. По настоящий момент культурные институции Якутии являются единственными представителями проекта на территории Сибири и Дальнего Востока. https://artsandculture.google.com/partner?hl=ru&tab=map

В 2018 г. совместно с Google запустили виртуальные туры по технологии Street View туристических объектов Якутии. Съемки проходили еще в 2015 г., но в связи с тем, что у меня не было времени, виртуальные туры Street View запустили только в 2018 г. http://www.1sn.ru/209618.html
Несмотря на развитие в Якутии новых информационных технологий и продуктов, сфера культуры в этом плане немного отстает. Например, платформой Google Cultural Institute (Академия культуры Google), в Якутии занимаюсь только я один и на общественных началах. Но посмотрите, какая практика в Узбекистане. В 2018 г. чтобы стать более популярными и известными среди иностранцев, на уровне президента Узбекистана принято решение об участии в Google Cultural Institute.
На общественных началах так же продолжаю работать над одним очень крупным проектом с компанией Яндекс. К сожалению, до реализации самого проекта я не имею права разглашать что-либо, не привык заниматься балаболством, надеюсь скоро Вы все узнаете.
Продолжаю развивать проект «Культура Якутии в мировом пространстве» по включению культурных институций Якутии в Академию культуры Google.

— У вас интересные идеи. Откуда столько времени и средств на реализацию подобных инициатив?
— По-разному, но большинство — это мой личный вклад.
Здесь важно подчернуть, что это не мои личные интересы, а скорее всего волонтерское направление: 1) развитие музейного дела Якутии во всех ее формах, 2) сохранение и приумножение культуры и истории Якутии.
Например, для реализации проекта с компанией Google, я выезжал в Москву за свой счет, чтобы решить организационные моменты. Личное общение имеет большое значение и наиболее эффективно в реализации подобных направлений.
Существенная реализация проекта «Культура Якутии в мировом пространстве», началась с помощью гранта главы Республики Саха (Якутия) в 2015 г.
Съемки Street View были за счет компании Google. Тогда была возможность привезти оборудование с Камчатки. Благодаря оперативному решению, удалось реализовать все съемки.
Давно мечтаю начать реализовывать еще один свой проект по созданию туристических маршрутов Якутии по технологии Street View, не стоит путать с обычными виртуальными турами. Это тоже очень перспективное направление, по привлечению туристов, для имиджа Якутии.

— Каким, на ваш взгляд, должен быть новый директор НХМ?
— Это однозначно должен быть человек из вне! Не человека из сферы культуры, не сотрудника музея, не творческого человека, то есть, это должен быть не художник, не певец, не актер и т.п. Это должен быть сильный менеджер и универсальный управленец. Необязательно даже иметь опыт работы в музейной сфере, в сфере культуры. Если новый директор хочет поставить музей на новый этап, стоит сделать полную перезагрузку. Требуется основательно обновить коллектив, сформировать профессиональную команду. Замена нынешних сотрудников не будет ощутимой как для общества, так и для жизни самого музея. В данном случае обновление сотрудников НХМ, для самого музея будет только в пользу. Считаю, что всем руководителям сферы культуры пора и необходимо внедрять бизнес-модель. У НХМ нормальная материальная база, республика — государственный бюджет, так как все мы налогоплательщики, оказала большую помощь. Для хорошей работы музея требуется сильный, современный руководитель и хорошие профессионалы, в том числе и культурная креативная молодежь.

— Постойте, уж не претендуете ли вы на пост директора?
— Это совершенно исключено. Нет никакого желания. В настоящий момент мне интересны творческие проекты, выставочные, научные проекты. Но мне не все равно, что будет с НХМ. От персоналии руководителя зависит очень многое. Если поступит предложение, я могу выступить в роли управления отдельных проектов и направлений, возможно, понадобится помощь в консультационном плане.

— Что ж, спасибо за откровенное интервью.
— Многое осталось не сказанным… Я понимаю, что вы как СМИ можете сообщить лишь на основании серьезных документов. Если на пост директора придет человек со стороны, он закажет аудит, и многое может всплыть… Спасибо вам, что прислушались. Пользуясь, случаем, поздравляю всех музейных сотрудников с профессиональным праздником — Международным днем музеев. Желаю неиссякаемой жажды познания и творческого духа, развития в профессиональном плане, счастливой семейной жизни!

В интервью приводится личная точка зрения и оценочные суждения интервьюируемого Алексея ИВАНОВА на события, вызвавшие широкий общественный интерес. Мнение интервьюируемого может не совпадать с мнением редакции.

Источник: Ирина НИКОЛАЕВА, Сетевое издание SAKHALIFE.RU. Фото из архива героя статьи.
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ