Экс-костюмер ГТОиБ рассказала, за что ее уволил директор Сюльский

Ирина Егоровна САВВИНА, бывший костюмер Государственного театра оперы и балета им. Суоруна Омоллоона, уволенная 16 марта сего года, рассказала всю правду, за что попала в немилость к директору театра Сергею СЮЛЬСКОМУ. Ее страстный монолог опубликовал в своем блоге композитор и продюсер Валерий ШАДРИН, ранее уволенный из этого же театра с приходом того же Сюльского.

Я работала костюмером Государственного театра оперы и балета им. Суоруна Омоллоона с 28 февраля 2009 года по 16 марта 2017 года. И работала бы еще долго, если бы меня не уволил директор театра Сергей СЮЛЬСКИЙ, с приходом которого все у нас в коллективе пошло наперекосяк.
Работа костюмера нашего театра – очень тяжелая. Нет помещения, соответствующего стандартам. Много очень старых костюмов, которые давно отслужили свой срок, они держатся на честном слове. Главный наш враг – это пыль! Помещение костюмерной, сами костюмы очень пропылены, требуются экстренные меры, предусмотренные техникой безопасности, о необходимости которых я неоднократно докладывала руководству, но они так и не были приняты.
Поэтому костюмеру театра приходится работать в очень сложных условиях – теснота, духота, пропыленность, мизерная зарплата, которая даже не дотягивает до уровня минимальной зарплаты, утвержденной в Республике Саха (Якутия). Обо всем этом я говорила и руководству, а также на нашумевшем собрании с участием министра культуры и духовного развития Владимиром ТИХОНОВЫМ, состоявшемся осенью 2015 года.

Так же я высказывала свою личную точку зрения, что многие проблемы возникли из-за высокомерия и чванства директора Сюльского. Мы, старожилы театра, помним, как предыдущий директор Гаврил Гаврильевич МЕСТНИКОВ регулярно сам приходил в наши цеха, он разговаривал с нами, интересовался, какие проблемы, что необходимо предпринять. Конечно, не все получилось претворить, мы и сами это понимаем, но дорого было внимание руководителя, его человеческое к нам отношение.
А как стало при Сюльском? Встречаясь в театре, мы здороваемся с ним, а он нос задирает, даже не отвечает на приветствие работников своего коллектива! Это что за отношение? Разве так поступает нормальный руководитель? Я уж не говорю о том, что он вообще не прислушивается к нашему мнению, он нас не слышит.

Он поделил коллектив театра на «основной» и «не основной состав». В «основной» состав входят солисты, особенно его любимчики. Например, Марина СИЛИНА была в «основном» составе, которая, став замминистра культуры, говорят, первым делом подписала командировку бывшему боссу в Благовещенск. При чем тут директор театра, когда там собрались муниципалы? Непонятно. Наверно, погулять за счет бюджета людям хочется.




По Сюльскому получается, если работники не из «основного» состава, то с ними можно вести хамски – не здороваться, не прислушиваться, преследовать по каждому поводу и увольнять.


После моего выступления на собрании, со стороны Сюльского С.А. начались настоящие и жестокие преследования в моем отношении.
Неоднократно меня вызывали на ковер к директору. Видимо, ему не понравились неудобные вопросы, поставленные мной: почему у работников начались проблемы с невыдачей квитков на зарплату, недостаточной выплатой заработной платы, премиальных и стимулирующих.
Но мое выступление на собрании многочисленный коллектив музыкального театра горячо поддержал.

Так же я вызывала огонь на себя, когда протестовала против грубого нарушения театрального порядка со стороны директора. Поймите, для костюмера театральные костюмы – это святое. По театральному порядку, мы выдаем их артистам на спектакли, и потом ревностно караулим их, поздним вечером забираем у артистов обратно, приводим в порядок. У каждого костюма, а их примерно десятки тысяч штук, есть свое законное место. И разобраться в этом хозяйстве чужому человеку непросто.
Всего этого совершенно не понимал и не хотел понимать Сергей Августович Сюльский. Пользуясь своим служебным положением, в приказном порядке систематически принуждал выдавать в больших количествах дорогостоящие театральные костюмы с наших знаменитых и шедевриальных спектаклей своим знакомым – ВИП-персонам, выходцам из Чурапчинского улуса, депутатам Ил Тумэна, своим бывшим сослуживцам и знакомым, многочисленным землякам из Момского улуса.
Выданные ВИП-персонам костюмы возвращались в костюмерный цех в безобразном состоянии: испачканными, порванными, загрязненными, облитыми алкоголем, со следами продуктов, пропахшие табаком, прожженные утюгом. Сердце кровью обливается, как вспомню. Я сопротивлялась как могла, но директору важнее было не имущество театра сохранить, а угодить своим высокопоставленным друзьям и знакомым. До сих пор удивляюсь, если им нужны костюмы, почему они их не справят, люди-то небедные?


Сказать по правде, у нас в коллективе многие смеются, когда видят, что Сюльский С.А. часто выходит на сцену после многочисленных спектаклей… на поклоны, вместе с солистами, артистами хора и балета. В театре так не принято, здесь есть свои порядки. Директор может кратко выступить перед премьерой, выразить благодарность и отметить тех, кто способствовал постановке спектакля. А главное дело директора театра – чтоб в коллективе была рабочая, благоприятная атмосфера, чтоб двигалось дело.


Меня глубоко возмущает вопиющий случай, который произошел на глазах у всех, но все об этом молчат. Легендарный занавес, который украшал сцену нашего театра с момента открытия в 1982 году, прекрасно работавший, был снят по приказу директора Сюльского. И заменен на какой-то сомнительный занавес, который, по моим данным, был приобретен по единоличному приказу директора.

А самое главное, этот занавес, купленный на государственные деньги, и презентованный всего полгода назад, уже… в нерабочем состоянии! Понимаете, руководство приказало демонтировать прекрасный занавес, проработавший 34 года, купило новый, который и полгода не проработал! Это что за тендер, что за цены и что за изделие? Ведь театральный занавес – это не кусок ткани, а инженерное оборудование.


Я люблю театр, всей душой за него болею! И стараюсь по мере сил помочь всем, кто там работает. Уж не буду перечислять все свои дела, скажу лишь об одном проекте, которым действительно горжусь. Я выступила инициатором большого социального проекта для нужд работников нашего театра – выделения земельных участков на 134 человека.


Такой внушительный проект для летнего отдыха коллектива Оперного театра Якутии – дорогого стоит. Это могут понять только те, кто добивался выделения земли в Якутске. Процесс это долгий и трудоемкий. Этот дачный проект я усиленно пробивала два года, лично обошла все необходимые структурные подразделения в администрации Якутска, кадастровой палате РС(Я).


И в сентябре прошлого года, только благодаря личной поддержке главы Якутска Айсена Сергеевича Николаева, я в торжественной обстановке вручила всем 134 членам садово-огороднического некоммерческого товарищества «Соната» документы и кадастровые номера на земельные участки вблизи поселка Сырдах.



При этом я не была ни в профкоме, ни в другой общественной структуре. Я просто деятельный человек, который старается для других. В то же время, я так устроена, что не могу молчать, когда вижу несправедливость, неправильный порядок вещей. Ведь наши достоинства – продолжения наших недостатков, и наоборот. Сейчас, когда я уволена из театра, я могу говорить открыто, не опасаясь преследований со стороны директора ГТОиБ. Но и сейчас в угнетенном состоянии находятся мои коллеги, которые, видя неправильные действия директора Сюльского, не могут даже подать голос. Иначе их тоже могут уволить по надуманным предлогам.

С назначением Сюльского директором ГТОиБ в ноябре 2013 года, театр не вылезает из скандалов. Некоторые из них попадают и в СМИ.
Над нами смеются люди, которые считают, что они разбираются в политической обстановке в республике. Они нам говорят, что директор может уволить полтеатра, допускать любые нарушения, и ему ничего не будет, якобы, Сергей Августович Сюльский – ставленник Ил Дархана Егора БОРИСОВА и спикера Ил Тумэна Александра ЖИРКОВА. Коллектив ГТОиБ уже обращался с письмом на имя министра культуры и духовного развития Владимира ТИХОНОВА и Ил Дархана Егора БОРИСОВА. Мы просили за нас заступиться, принять меры, но все остается по-старому. Видимо, действительно министр культуры и Ил Дархан отдали театр в полную вотчину Сюльскому, чтоб он там творил все, что в голову взбредет.






Поэтому я обращаюсь в правоохранительные органы, и прошу считать это заявлением. Прошу проверить подозрительный контракт на поставку театрального занавеса, как так был проведен тендер, что оборудование не выдержало и полгода? Полагаю, что тут есть коррупционная составляющая.
Так же я обращаюсь в трудовую инспекцию с просьбой незамедлительно проверить правомерность приказов директора Сюльского С.А. по отношении к преследуемым многочисленным работникам Государственного театра оперы и балета РС(Я) имени Суоруна Омоллоона.
Руководство РС(Я), правоохранительные органы и силовые структуры прошу детально проверить финансовое состояние бухгалтерии.
Есть много и других нареканий на работу администрации ГТОиБ, которые будут подробно изложены в письме, направленном в Генеральную прокуратуру РФ, Следственный комитет РФ и другие силовые и контролирующие структуры.

Ирина Егоровна САВВИНА, уволенная мать 4-х детей и бабушка 7-ми внуков.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш
Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх