Его успех был ошеломительным

К событиям 1993 года

Общественность республики активно выступила в поддержку двух педагогов – Николая СИВЦЕВА из Кадетской школы в селе Екюндю Вилюйского улуса и Максима МЕСТНИКОВА из патриотического клуба в Якутске.

За них заступились известные люди – бывший депутат Госдумы Егор ЖИРКОВ, бывший депутат Ил Тумэна Афанасий МАКСИМОВ, народный писатель Якутии Наталья МИХАЛЕВА — Сайа и др. Также Местникова поддержал бывший депутат Ил Тумэна Александр ПОДГОЛОВ.

А мне хотелось бы вспомнить события далекого 1993 года…

ТРИ ВЫБОРА И РЕФЕРЕНДУМ

Конфронтационный 1993 год выдался непростым для страны.

Верховный Совет России во главе с Русланом ХАСБУЛАТОВЫМ и примкнувший к парламенту вице-президент Александр РУЦКОЙ пытались добиться отставки Бориса ЕЛЬЦИНА.

Проведенный 25 апреля 1993 года Всероссийский референдум по доверию Президенту России, поддержке политики правительства, проведению досрочных выборов президента и народных депутатов завершился победой команды Ельцина.

В Якутии результаты голосования на референдуме были в пользу федеральной исполнительной власти – команда Михаила НИКОЛАЕВА не поддержала тех, кто сплотился вокруг Хасбулатова и Руцкого. Причины понятны: перефразируя Петра СТОЛЫПИНА, им были нужны великие потрясения, а нам была нужна стабильная Россия.

Как показали события 2014 года на Украине, если власть берут майданщики, страна распадается или входит в долгую фазу пертурбаций. А к какой ожесточенной гражданской войне ведет распад федеративного государства, мы тогда видели на примере кровавого развала Югославии.

Поэтому мы поддержали Ельцина, который в 1992 году подписал документы о выделении республике квот от добычи алмазов и золота.

Несмотря на тяжелое поражение на референдуме, Хасбулатов, Руцкой и их окружение только повышали накал противостояния Ельцину.

Ельцин нуждался в усилении поддержки со стороны лидеров регионов, среди которых выделялся Николаев, особенно на фоне фактического нейтралитета со стороны глав Татарстана и Башкортостана.

Поэтому Ельцин сразу откликнулся на приглашение Николаева и 19 июня 1993 года приехал в Таатту на ысыах в честь 100-летия Платона ОЙУНСКОГО. Никогда до и после русские цари не приезжали демонстрировать свое уважение к якутской нации, все визиты руководителей России были рабочими поездками в республику, а не к якутскому народу.

Поездив по стране, проведя серию встреч с главами регионов и заручившись их поддержкой, Ельцин 21 сентября 1993 года издал указ о роспуске Верховного Совета России. Кризисная ситуация закончилась вооруженными столкновениями 3-4 октября и расстрелом Белого Дома из танковых орудий.

На 12 декабря 1993 года у нас были назначены:

— референдум по новой Конституции страны,

— выборы в Госдуму и Совет Федерации,

— выборы в новый республиканский парламент вместо досрочно распущенного Верховного Совета Якутии.

Таким образом, в предельно краткий срок предстояло провести референдум и три выборные кампании.

Если в XII созыве Верховного Совета ЯАССР было примерно 150 депутатов, то предстояло избрать 56 депутатов (35 – в палату Республики, 21 – в палату представителей), что значительно повышало конкуренцию. Среди них было 7 депутатов, которым я помог в той или иной степени, чаще всего просто убедив кого надо сделать ставку именно на них. И этим «кто надо» был не Михаил Николаев. Но можно было доказать кому-то из тех, от кого многое зависело, что именно этот человек нужен в новый парламент или вот у этого есть реальные шансы выиграть выборы – лучше ставить на вероятного победителя.

По кандидату в депутаты Госдумы выбор Николаева был однозначным – недавно назначенный министром образования республики Егор ЖИРКОВ, который возглавлял рабочую группу по разработке новой Конституции Якутии.

Егор Жирков, 1990-е годы. Фото из электронной библиотеки Усть-Алданской ЦБС.

Но еще нужно было уговорить Жиркова, полного планов реализовать свою концепцию национальной школы. После разговора с Николаевым Жирков зашел ко мне, и я долго агитировал его идти в Госдуму. Он колебался и решил узнать мнение одного авторитетного человека, позвонил ему. Разговор назначили через несколько минут на площади Дружбы народов. И вот поехали туда на министерской «Волге». Жирков вышел, с тем человеком минут десять прогуливались по площади и обсуждали. Я ждал в машине. Затем Жирков сел в машину и сказал, что согласен. Так определились с кандидатом в Госдуму…

КАНДИДАТЫ В СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ

Если в Госдуму от Якутии мы могли делегировать только одного депутата (из-за малого количества избирателей в республике), то в Совет Федерации предстояло избрать двух человек, они тогда назывались депутатами, а не членами Совета Федерации, как повелось позже.

Количество кандидатов в федеральный сенат не могло быть меньше трех, чтобы обеспечить альтернативность выборов, но учитывались голоса, отданные только за первых двух, а голоса остальных кандидатов, даже если их было хоть десять, отбрасывались. Для регистрации собирались подписи в количестве не менее 1% от числа избирателей – в то время это было диковинной новинкой.

Если немного отвлечься, то этот сбор подписей за кандидатуру Михаила Николаева обернулся немалой головной болью. Было собрано, конечно, не 1%, а чуть ли не 20% как следствие административного рвения. Количество коробок с подписными листами ужасало. Даже после отбраковки неправильно заполненных листов осталась огромная куча.

Проблема была в том, что кандидат должен был лично подписать каждый лист в отдельности. Когда сунулись к Николаеву, он отмахнулся – требовалось, чтобы несколько дней он сидел и только подписывал и ничем больше не занимался и это в разгар выборной кампании – а у него был напряженный график поездок. Но не заверенные подписями кандидата бумаги никак не могли сдать в ЦИК.

Пришлось мне и еще одному человеку расписываться вместо кандидата. До сих пор по моторной памяти могу так подписаться, что сам Михаил Ефимович не отличит. Председатель ЦИК Якутии Владимир МИХАЙЛОВ долго не верил своим глазам, но был вынужден признать – да, конечно, это подписи самого Михаила Ефимовича, а кого же еще?

Вторым кандидатом должен был стать, естественно, русскоязычный.

Тут выбор Николаева тоже оказался верным – Эдуард ЭСТЕРЛЕЙН, глава Нерюнгринского района, самого крупного по численности населения после Якутска и первого среди промышленных.

Эдуард Эстерлейн, 1990-е годы. Фото из сайта Администрации Нерюнгринского района.

Будучи депутатом Верховного Совета ЯАССР XII созыва, Эстерлейн поддержал и Декларацию о государственном суверенитете Якутии, и новую Конституцию республики. Позиция лидера депутатского корпуса из крупнейшего промышленного района часто оказывалась решающей. Некоторые депутаты из Мирнинского района пытались образовать Западно-Якутский и Южно-Якутский субъекты, но их попытки разбивались о непреклонную позицию Эстерлейна и его людей.

Конечно, Эстерлейн – этнический немец, но русский по духу, языку и мировоззрению. Поэтому славянское население республики восприняло его за своего кандидата.

Казалось бы, выборы в Совет Федерации были формальностью – не было сомнений, что административный ресурс легко протащит провластных кандидатов.

Но эти выборы мы рассматривали как репетицию следующих президентских – через три года Николаеву предстояло идти на второй срок. Поэтому нужно было обкатать некоторые технологии, опробовать ряд задумок и посмотреть, что получится, откорректировать к 1996 году. А также изучить результаты голосования по районам и социальным группам, учесть неизбежные ошибки и усилить те направления, которые показались бы подходящими.

Сейчас это покажется странным, но те выборы в Совет Федерации вели только два человека. Первым был один из руководителей республики, который не пожелал, чтобы я озвучил его имя. Вторым был я.

Конечно, был еще большой госаппарат, но он выполнял чисто технические функции – например, занимался сбором и доставкой тех самых подписей в поддержку кандидатуры Николаева. А рулили только мы двое, по указанному президентом курсу.

Предстояло найти третьего кандидата, чтобы была альтернативность выборов. И чтобы народ воспринял его достаточно серьезно, а не как «спойлера», технического кандидата.

Принялись перебирать варианты. Все серьезные политические фигуры участвовали на выборах в Законодательное собрание (Государственным стало называться после того, как избранные депутаты собрались на организационное заседание и решили переименовать парламент). Оставались либо ноунеймы, либо политики более низшего, если можно так выразиться, уровня. Но создавать прецедент, когда какой-то, условно говоря, «Василий Негнюров» составил бы конкуренцию Николаеву и Эстерлейну, я считал стратегически неправильным – через три года желающих пойти путем «Негнюрова» стало бы много, а десяток несерьезных кандидатов сильно роняли бы уровень президентских выборов в глазах нашего ядерного электората – весьма консервативных избирателей среднего и старшего возрастов.

Почему не было других кандидатов в депутаты Совета Федерации, которые бы сами выдвинулись? Этих кандидатов должны были выставить общефедеральные политические партии и движения, зарегистрированные в Минюсте России. Также барьером служил тот самый сбор подписей. Поэтому если и были желающие, то внимательно изучив правила выдвижения, быстро теряли энтузиазм.

Таким образом, третьего кандидата надо было найти самим и помочь ему с выдвижением и сбором подписей.

Так и не придумав, кого сделать третьим, разошлись, чтобы утром снова подумать.

«ЯРКИЙ МАКСИМ»

Утром следующего дня напарник встретил меня радостный:

— Максим!

Максим МЕСТНИКОВ вошел в политическую жизнь республики, еще будучи студентом 5 курса.

Он вместе с Александром ЖУРАКОВСКИМ и другими соратниками организовывал студенческие акции, например, когда затянулась пауза с принятием новой Конституции республики, студенты Якутского университета вышли на массовую манифестацию. И ссылаясь на ярко выраженную волю народа, удалось ускорить процесс – Конституция была принята 4 апреля и вступила в силу 27 апреля 1992 года. Например, Конституция Татарстана была принята только 30 ноября 1992 года.

Максим Местников, 1990-е годы. Фото из архива семьи М.И. Местникова.

Я уже обдумывал, по какому округу выдвинуть Местникова в парламент республики, но идея напарника показалась блестящей – даже не став сенатором, Местников бы сильно раскрутился.

Если бы я знал, что чуть не провалим всю кампанию…

Ситуацию спасло безденежье.

Основная часть предвыборного бюджета направлялась на кампанию Егора Жиркова, на агитацию за референдум, на поддержку провластных кандидатов в депутаты Ил Тумэна.

На агитационно-печатные материалы по выборам в Совет Федерации, естественно, выделялась достаточная сумма, также штабы Эстерлейна и Местникова еще добавляли из своих собранных средств.

А вот отдельного бюджета на поездки по районам почти не было. Николаев ездил на средства, которые предусмотрены на поездки президента республики, Эстерлейну поездки оплачивал его штаб, а вот у Местникова с деньгами на авиабилеты было негусто.

Поэтому он в основном ездил на машине в ближайшие населенные пункты. Позже я понял, что зря не ездил вместе с ним хотя бы на некоторые его предвыборные встречи. Если бы присутствовал, то сразу бы уловил, к чему все идет. Потом я, наученный опытом, старался бывать на таких встречах, чтобы понять, распознать настроения избирателей и их реакцию на кандидата.

Уже не припомню, кто из Ленска звонил в Якутск и просил прислать Местникова, им стало любопытно, кто же этот 26-летний парень. Нашли деньги на авиабилеты, посадили в самолет. Мы тогда не знали, что из этого выйдет.

Когда в ночь с 12 на 13 декабря 1993 года стали поступать данные из избирательных участков, лица у всех начали вытягиваться.

Местников набирал очень много голосов, опережая Эстерлейна. А в Ленске Местников собрал ошеломительное количество голосов, опередив даже Николаева. За молодого кандидата активно голосовали и там, где он вообще не был. Помню, как молча разглядывали бумагу с итогами голосования из очень дальнего района и переглядывались.

Если бы у Местникова были средства на поездки по большинству районов, он только немногим уступил бы Николаеву.

Конечно, признаю свою вину (или заслугу – это как смотреть) в том, что переиграл с информационной раскруткой кандидатов. Будучи единым центром по выборам в Совет Федерации, мы вели всех трех кандидатов вместе, что противоречило, конечно, идее альтернативности выборов, но зато было удобно. А раз так, то всереспубликанскую агитацию за Местникова вели на таком же уровне, что и за Николаева и Эстерлейна. А молодой и перспективный политик сразу привлек интерес избирателей, особенно женщин. А ненавязчивый, но заметный акцент на тот факт, что Местников – сирота, пробуждал материнские и отцовские чувства.

Политика – сложное дело. Последовала команда на корректировку голосов. В итоге в Ленске Николаев все же опередил, хотя председатели некоторых участков отказались «перепроверять» цифры. В Нерюнгри Эстерлейн до утра поднимал и поднимал свои показатели, для этого ему пришлось в ряде местных участков даже «опередить» Николаева…

Я в этой корректировке участия не принимал, пошел домой спать.

В Якутии ни у кого до и после Максима Местникова не было такого блестящего результата на крупных выборах федерального уровня, ведь он стартовал с нуля и был совершенно неизвестен большинству избирателей. Его оглушительный успех был результатом запроса общества на молодых и харизматичных политиков, умелого информационного продвижения.

После тех выборов в узком кругу Местникова стали звать «Яркий Максим», по аналогии с Максимом Аммосовым, которого современники также называли Ярким. А я еще и называл Impressive Maxim.

ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?

Местников со своей командой в 1996 году помог на федеральных президентских выборах и внес значимый вклад в убедительную победу Михаила Николаева на республиканских президентских выборах.

В 1997 году Местников легко выиграл выборы в Ил Тумэн.

Максим Местников в Ил Тумэне, 1998 год. Фото из архива семьи М.И.Местникова.

В 1998 году я переехал в Москву.

В 2001 году я приехал в Якутск помогать Михаилу Николаеву на президентских выборах.

Была очевидна очень высокая вероятность, что не допустят победы Николаева, но надо было бороться.

Когда всем стало ясно, что Вячеслав ШТЫРОВ станет победителем, Местников ко мне приходил просить прощения за то, что уходит в штыровский штаб. Конечно, я его легко отпустил – ему надо было думать о своем будущем. А мне нужно было биться до конца, чтобы в истории осталось, что николаевская команда не сдалась в полном составе, гордые поляки это называют Walcz o Honor – битва за честь, после разгрома хоть один должен дать последний бой.

Правда, чтобы меня совесть не мучила, я предупредил Местникова, что доверять Штырову и его окружению нельзя, обязательно кинут. Он не поверил, кажется.

Но так и случилось.

В 2002 году полномочия депутатов Ил Тумэна II созыва закончились, ему не позволили избраться на новый срок.

В штыровское безвременье Местников был на каких-то небольших должностях и уходил, не выдержав игнорирования.

Помня о своем успехе на выборах, пытался участвовать в разных выборных кампаниях, но то снимали с выборов, то терпел поражения. Без финансовых ресурсов, без четкой планировки кампании, без продуманной медиа-раскрутки сейчас не выиграть даже наслежные выборы.

Местников перешел в стан оппозиции, был в каких-то общественных антикоррупционных комитетах, в протестном профсоюзе.

Потом он совсем ушел из политики. Возможно, по совету мудрой жены или друзей.

ВИНОВЕН ЛИ МЕСТНИКОВ?

Безусловно, многие хотели бы понять – виновен ли Максим Местников в предъявленных ему обвинениях?

Насколько можно судить из публикаций, в том числе и официальных, ему вменяют то, что он при многочисленных свидетелях прикасался к малолетним девочкам и эти тактильные контакты потерпевшие и следствие считают домогательствами.

Тут хотелось бы напомнить, что Максим Местников – сирота.

Я в детстве прожил в Курбусахе Усть-Алданского района, там был интернат для сирот. Будучи самому 9-летним ребенком, я все же заметил, что детишки-сироты младше меня очень любят, когда их гладят по головам, дружески обнимают за плечи. За короткий период у меня завелось много маленьких друзей и подруг, которые часто ходили за мной табуном и с обожанием смотрели на меня. Когда я насовсем уезжал, пришел к ним прощаться, они улыбались мне и махали ручонками, но их глаза были полны слез.

Возможно, у детей-сирот накапливается огромная потребность в тактильном контакте? Есть многочисленные научные публикации на эту тему: «У детей в условиях детского дома потребность в тактильном контакте зачастую намного выше, чем у благополучного домашнего ребенка».

Как-то у меня был водитель, тоже круглый сирота, выросший в детдоме. Вроде бы, взрослый мужик, но ему очень нравилось, когда после тяжелых поездок я благодарил его не словом или кивком головы, а крепким рукопожатием.

Возможно, у Максима Местникова на подсознательном уровне закрепилось, что подопечные дети нуждаются в тактильном контакте и если кого-то надо поддержать, приободрить, то нужно прикоснуться и тем выразить расположение? Но это вопрос к экспертам.

Сложно сказать, какое решение примет суд. Быть судьей – очень тяжелая ноша, особенно если нужно решить судьбу человека, виновность которого не очевидна в глазах многих.

У меня старший брат всю жизнь был судьей. И из его рассказов мне нравились именно те моменты, когда он принимал решения не по букве закона, а по духу закона и оправдывал или давал сроки ниже низшего предела, рискуя вызвать негодование райкома. А из рассказов его коллеги, тоже судьи Верховного суда республики, мне больше всего понравился один эпизод. Он должен был вынести приговор одному человеку. Его вина была доказана, он совершил рецидив и полагалось отправить его в колонию. В перерыве судья вышел в коридор и увидел, как подсудимый сидит с вещами в мешке, готовый отправиться за решетку. К нему крепко прижимался его 7-летний сын. У судьи сердце дрогнуло, он долго сидел, переписывал приговор, дал тому человеку условный срок, безмерно удивив прокурора и следователя. Потом тот человек ни разу не нарушил закон.

Будем ждать вердикт суда.

4 комментария на «“Его успех был ошеломительным”»

  1. Мария Сергеева 14.05.2022 08:45

    Поняла только, что такой мутный человек мог быть на высоком посту… исключительно благодаря своим внешним данным

  2. Анастасия 14.05.2022 08:52

    В законе есть требование не трогать детей?
    Если нет, то он не виновен.
    Добавьте такое требование, чтобы любой взрослый кроме родных, не трогал детей! Но такого не будет, так как хорошие преподаватели и психологи, любящие детей, знают, как нужна детям тактильная поддержка!
    Все психологи об этом твердят. Погладить по голове, спине, потрепать за плечи.

  3. Алена 14.05.2022 15:07

    Да, совершенно согласны с автором Иваном Николаевым!! Такие яркие , харизматичные, правильные, порядочные политики, лидеры как Максим Иванович всегда нужны нашему народу!! Но к сожалению, именно таким порядочным и честным достаётся, все об этом прекрасно знают! А угодливые, нечестные на руку товарищи пролезали и пролезают во власть! Пусть Максима освободят, но чист!! Пусть восторжествует правда!!!

  4. Валентин 16.05.2022 08:56

    Максима знаю с 90 года со времён студенчества. Он не раз своими действиями доказывал что честность, принципиальность и умение идти до конца для него не пустые слова. Может то что сейчас происходит и является последствием того что он был нетерпим к несправедливости во всех её проявлениях. Надеюсь суд примет правильное решение и вынесет оправдательный приговор. Терпения и мужества семье Максима.

Добавить комментарий

Заполните все поля и подтвердите номер телефона

Подтвердить звонком Подтвердить Телефон подтвержден!

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх