Дизайнер Петр Яковлев: Иной раз прихожу в отчаяние…

Впервые мы познакомились лет семь назад на модной тусовке в Москве. «Это Петя Яковлев, будущая звезда якутской моды», – представили мне молодого дизайнера. Передо мной стоял юнец, улыбающийся на все 32 зуба, и явно страдающий избыточным весом. «Так, так, любитель фастфуда и высокая мода! Это интересно!», – промелькнула у меня ехидная мысль, но вежливость заставила протянуть руку.
С тех пор мы приятельствуем. Никогда вместе не пили и детей не крестили, что не мешало нам поздравлять друг друга с праздниками.
Сегодня Петр ЯКОВЛЕВ один из лучших и перспективных дизайнеров Якутии. Человек одновременно открытый и закрытый, генератор идей и просто интересный собеседник.

– Петр, первым делом хочу спросить: как вам удалось так глобально похудеть?


– Я много езжу и всегда замечал, как люди смотрят и общаются со мной. Что ни говори, приятная внешность – залог любого успеха. Как-то я стоял перед зеркалом и сказал себе: «Если не похудею, у меня ничего не изменится в жизни!». Так в принципе и получилось. Похудел и всё пошло в гору – творчество, бизнес, личная жизнь. Диеты и спорт – всё это хорошо, но самый главный щелчок должен произойти в голове. Я долго не мог понять этого, но когда это всё-таки произошло, за полгода скинул 10 кг. Сегодня при росте 165 см вешу 62 кг. Конечно, движение и спорт никто не отменял. Регулярно посещаю спортзал, а вот что касается питания, то тут я позволяю себе многое. Правда, пришлось отказаться от алкоголя. Он не только сильно бьёт по карману, но и расхолаживает, мешает работе. Поверьте, как человек увлекающийся, азартный, я кутил тоже с большим вкусом и фантазией (смеется).

Сегодня я сконцентрирован только на себе, и вижу, что последние два-три года рука у меня сильно изменилась. Если раньше я делал классические вещи что-то из ряда Armani, то сегодня больше тяготею к эпатажности, авангарду а-ля Vivienne Westwood. Бывают и заскоки. Этим летом, например, я представил коллекцию во французском стиле Paris-Cannes. Gare de Lyon. 16:35. К созданию летящих платьев меня вдохновила французская певица и актриса Ванесса ПАРАДИ.
Да, я сейчас совсем другой человек. Буквально за час до встречи с вами прогуливался по московским бутикам, и мне приглянулся ярко-желтый чемодан. Года два-три назад я бы выбрал черный чемодан. Казалось бы мелочь, но мелочь, характеризующая меня сегодняшнего.


– Недавно весь Интернет обсуждал вашу поездку в Турцию, где вы сделали пересадку волос. Зачем вам такой душевный стриптиз?
– Проблемы с волосами у меня начались лет пять назад. Получается, я пошел в отца, у которого уже в сорок лет начали редеть волосы. Это заболевание называется алопеция.
Чего я только не делал, чтобы сохранить волосы! И плазму колол, и таблетки глотал, всё тщетно. Наверно, поэтому я и решился на отчаянный шаг – на пересадку волос. Конечно, реакция со стороны подписчиков в Инстаграме была неоднозначная. Как выяснилось, проблема не надуманная. Она рядом с нами, но почему-то люди стесняются обращаться к специалистам. Срастутся ли у меня волосы, не знаю – 5% риска существуют. Главное, я донес людям мысль: красота и здоровье в наших руках! И это не пафос с моей стороны. Я человек публичный. Знаю, за моей жизнью следят тысячи людей. Почему бы не научить их не бояться принимать смелые решения? Я люблю помогать людям.

– Помощь людям – отличное качество, достойное уважения. Не каждому это суждено. Вероятно, для этого нужно многое пережить в жизни… Со стороны кажется, что вы вполне уверенный в себе человек. Есть ли у вас страхи?
– Я очень боюсь ослепнуть, как бабушка… Сколько себя помню, она всё время что-то шила. Не было такого, чтобы бабушка сидела без дела. И мне кажется, что именно шитьё привело к тому, чтобы в пятьдесят с лишним лет она полностью ослепла. Попробуй-ка с утра до вечера сконцентрироваться на одной точке! Это очень тяжело, по себе знаю. У меня приобретенный астигматизм.

– Ой, ну в 21 веке глазные заболевания хорошо лечатся…
– Так оно так, главное не упустить время. Если запустить болезнь, тогда вам никакой 21 век не поможет! У меня зрение минус восемь. Если я сейчас сниму линзы, то передо мной будет только туманный образ Сергея ВИНОКУРОВА. Всё очень серьёзно. Да, хочу скорректировать зрение, но для этого нужны время и деньги.

– Это бабушка вас научила шить?
– Сложно ответить на этот вопрос. Мне всегда нравились исторические костюмы: сколько метров ткани уходит на сари, что такое ципао, у кого японцы переняли кимоно и т.д. Бабушка и родители во всем меня поддерживали. У меня были хорошие книги по искусствоведению, по истории костюмов народов мира. Однажды мама пришла домой и рассказала, что открылась новая секция «Мода и дизайн» на конференции «Шаг в будущее». И спросила, не хочу ли я участвовать. Получается, что некий толчок дала мне мама.
Первую свою модель я создал в девятом классе. Это было платье из бязи, которое я раскрасил акварельной краской. Конечно, я ничего не знал о свойствах тканей, ниток, о цветовых гаммах… Всё это пришло со временем. Не скажу, что как дизайнер я рождался тяжело. У меня были хорошие учителя, которые направляли в нужное русло. Начинал я в театре моды «Айыы Куо». Работал с девяти утра и до двенадцати ночи, и так каждый день без выходных. Прошел все инстанции – от администратора до педагога… Шаг за шагом родился конкурс «Мистер Якутия», где первым победителем стал Андрей ИВАНОВ. Так я начинал свои первые шаги в индустрии моды.

– Помню, в 2015 году ваш совместный показ с «Сахабулт» в рамках Mersedes Benz Fashion Week Russia, произвел настоящий фурор среди изысканной столичной публики. Почему заглох этот проект?
– Успех действительно был ошеломляющий, хотя и критики тоже хватало, особенно на родине. Начиналось всё прекрасно, но как это у нас обычно бывает, всё потом пошло в тартарары! «Сахабулт» тогда переживал непростые времена. Был конфликт двух поколений, которые никак не могли найти общий язык в деле управления. К тому же «Сахабулт» тогда был весь в долгах и чтобы вывести концерн из болота, директор Михаил ПАВЛОВ все силы бросил на спасение компании. Тут уже стало не до меня. А зря, проект был амбициозный. Мы реально могли удивить мир, громко заявить о Якутии! Хотели даже открыть шоу-рум в Москве, но вопрос завяз в бюрократической волоките. А потом «Сахабулт» и вовсе закрыл шубный цех. Половина той коллекции, представленной в Москве, до сих пор лежит не реализованной, а годы идут, вещи имеют свойство выходить из моды…


– Что дальше? Какие у вас планы?
– Я два раза показывался на Mersedes Benz и один раз на Volvo. Это, конечно, очень круто, ты даешь многочисленные интервью, твои фотографии публикуются в модных журналах и т.д. Но за эту «крутость» нужно платить от 300 до 500 тысяч рублей. Я всё знаю про московскую индустрию моды – про их нравы, кто от кого зависит, за что и кому платить. В этом плане Москва мне уже менее интересна. Мир моды зародился во Франции и Италии, на коммерческий поток он поставлен в Нью-Йорке. Вот туда и нужно стремиться! Это такая мечта, в которую я даже боюсь верить. А с другой стороны, я амбициозен. В жизни всякое бывает. Если захотеть, можно полететь и на Луну! Заземляет меня только родина. Долг перед матерью, перед земляками.

Это не громкие слова. Как я уже говорил, люблю помогать людям, особенно молодым художникам. В голове тысячи идей. Сейчас хожу и думаю по поводу всяких кластеров, дизайнерских локаций наподобие московского «Винзавода», где собираются художники, артисты и всякого рода творческие единицы. Там есть интересные мастерские, дизайнерские магазины, авторские кафешки, где у людей есть возможность общаться друг с другом. Почему бы этот опыт не применить в условиях Якутии? Осталось найти только здание. В этом плане мне очень нравится здание «Сахабулта», где половина помещений, а это примерно 5 тысяч квадратных метров, пустуют.

– А почему вы до сих пор не открыли магазин с собственным именем?
– У меня есть магазин модной одежды, где продаются товары по моему подбору, то есть то, что я считаю модным и стильным. Это не мои вещи, а привозные. Чтобы открыть магазин под эгидой Petr Iakovlev, нужно всё это придумать и сшить. За идеей проблем нет, а вот, чтобы всё это воплотить в жизнь, с учетом всех расходов, получается слишком дорогое удовольствие. Вы, например, купите у меня пиджак за 15 тысяч рублей? Сомневаюсь. Всё это, конечно, можно заказать в Китае, но китайцы ведь тоже не дураки. Заказ меньше 1000 штук они не принимают. Куда я дену тысячу пиджаков в Якутске? Спонсоров у меня нет. Меценаты, если даже они и есть, никогда не будут вкладываться в моду. Как сказал однажды бывший министр культуры Андрей БОРИСОВ: «Мода – это не культура». И примерно так мыслит каждый якутский бизнесмен. Возможно, любимая и уважаемая мною Августина ФИЛИППОВА и имеет какую-то государственную поддержку, но не молодые дизайнеры. Я кричу на всех углах: «Алло, люди, мы тоже есть – молодые, красивые, амбициозные!» Ситуация тупиковая.

– Когда-то вы мне рассказывали, что хотите открыть свою линию модных сумок? На какой стадии находится этот проект?
– Тут спешить не стоит. Галантерея – это искусство! Само это слово означает «галантность» и «изящество». Важна каждая деталь – ткань, кожа, фурнитура и даже швы. В эту поездку в Москву я познакомился с одним очень интересным дизайнером, специалистом по коже. Зовут ее Юлия КУТУЗОВА. Именно она воплощает в жизнь дизайнерские идеи Игоря ЧАПУРИНА, Маши ЦИГАЛЬ, Алёны АХМАДУЛИНОЙ. Качество ее продукции на уровне лучших европейских домов моды. Вот на кого я пытаюсь равняться!

– Что тут сложного? Взял да сшил! Благо, в Якутске есть кожевенное производство.
– У нас кожевенное дело застыло на уровне 70-80-х годов. Сильно хромает не только обработка кожи, нет элементарного оборудования. Нашим кожевенникам еще учиться и учиться! Без государственной помощи кожевенное производство никогда не встанет на ноги. Все понимают, что что-то нужно менять, но нет денег. Нет и всё! Деньги, деньги, деньги! Всё упирается в деньги! Та же система и с мехом. Лучший мех уходит в Новосибирск, Москву, а оттуда в Италию на обработку. Якутия – это сырьевая база. То, что продается в якутских магазинах, вы меня простите, никакой критики не выдерживает.
Иной раз создается впечатление, что власти специально душат местное производство. Как иначе понять решение нового мэра Якутска Сарданы АВКСЕНТЬЕВОЙ исключить из фестиваля «Зима начинается в Якутии» имя Ирины КРУТИКОВОЙ? Знаете, кто она? Это Бог в мире моды, лучший модельер по меху. Подумаешь 800 тысяч! Вот увидите, эти деньги растворятся в коридорах власти. А ведь наши производственники реально могли бы поучиться у Крутиковой. Общение – это обмен опытом. А перенятие опыта – уже развитие и без преувеличения шаг в будущее.

– Вас послушать, в Якутии всё тухло, нет никаких перспектив…
– Якутия – один из активно развивающихся субъектов Российской Федерации. Судя по отчетам правительства, валовый продукт региона стабильно растет, начиная с 2010 года, и якобы в ближайшие годы он достигнет 1 триллиона рублей. Это огромные деньги! И если из этих денег выделить культуре или малому предпринимательству хотя бы 0,5%, республика бы расцвела. Что сейчас творится? Кругом нищие художники! Иной раз прихожу в отчаяние и думаю: «Пусть всё горит синим пламенем! Уеду!» Останавливает лишь мама и память об отце, которого не стало в 45 лет. Мне тогда было всего девять лет. Всё случилось из-за неудачной операции на гландах. Отец впал в кому и умер в день своего рождения – 4 апреля. Это была настоящая трагедия для нас с мамой. Как я оставлю маму и могилу отца? Так получилось, что по линии Яковлевых все мужчины умерли, а женщины вышли замуж и поменяли фамилию. Остался один я – надежда всего рода Яковлевых.


– Получается, вам нужно срочно жениться и обзавестись потомством?
– Я сейчас нацелен на карьеру. Хочу, чтобы у меня была нормальная квартира и хороший доход. И только после этого призадумаюсь о личной жизни. Конечно же, как и все, хочу свою семью, детей, собаку, но сейчас не время об этом говорить. У меня есть ощущение, что пойду по стопам своих родителей, которые поженились довольно-таки поздно. Когда мой отец сделал предложение моей маме, ему было тридцать пять, а ей – под тридцать. Посмотрим, жизнь покажет! Пока же я никуда не спешу. Я не женат, но это не означает, что я веду монашеский образ жизни. Конечно, как у всех людей потребности человеческие в плане секса, вывожу (смеется)! У нас в Якутии на эту тему не принято говорить, тем более обсуждать ее публично. Общественное мнение меня или не волнует, или волнует во вторую или даже в третью очередь. За все годы я привык к обсуждению моей личной жизни, что уже ничего не НОВО, и поэтому на всё это я смотрю довольно ровно. Пусть всё идёт, как идёт, а там посмотрим…

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш
Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх