Борис Андреев: Я с большим уважением относился к Вербицкой, но…

Уволенный главный врач Республиканской больницы №2 – Центра экстренной медицинской помощи Борис АНДРЕЕВ рассказал SakhaLife всю правду о событиях, предшествовавших его увольнению.

— Все это время я молчал. Когда СМИ обращались, ограничивался кратким комментарием. Считал, что на СМИ будет оказано давление, и они не смогут отражать мою позицию. Вы просите рассказать обо всем по порядку. Что ж, если вы объективно подойдете к моему рассказу, если не будете передергивать информацию, что сейчас в некоторых источниках делается, я могу вам изложить всю ситуацию…

Иногда пытаются сравнить РБ№2 с плановыми больницами, такими как Медцентр и другие, что в корне неправильно. Нельзя ставить в один ряд экстренную медицинскую помощь и плановую. Уместнее будет сравнить РБ№2 с больницами Хабаровска, Санкт-Петербурга и  Москвы.

За последние два года экстренная больница РБ№2 подверглась, многочисленным проверкам…

 — Сколько проверок обычно бывает в год?

— 5-6 проверок в год, это норма. Территориальный фонд обязательного медицинского страхования проверяет обычно, Минфин по целевым программам, Счетная палата по целевым программам, и так далее.

А у нас за два года прошли около 30 проверок, в том числе внеплановых.

 — Как вы думаете, почему к РБ№2 было столь пристальное внимание?     

— Полагаю, тщательно искали, чтоб возбудить в отношении меня уголовное дело. Так как я стал неугоден руководству минздрава, возможно, имели свои планы по назначению другого лица. Но с какой целью — вопрос остается открытым…

 — Что нашли?

— Проверки находят или мелкие замечания, или крупные нарушения. В нашем случае проверки выразили ряд замечаний, которые были РБ№2 в срок устранены. Проверки не нашли своего подтверждения.

— А суд по конфликту интересов?

— Тут надо еще раз пояснить. В 2018 году Управление при Главе РС(Я) по профилактике коррупционных и иных правонарушений с представителями Минздрава РС(Я) и надзорных органов провели внеплановую проверку по анонимному обращению. Хотя по закону внеплановые проверки должны проводиться по официальным обращениям, заявлениям, а анонимное обращение не может служить основанием для ее проведения. Несмотря на это, прокуратура РС(Я) почему-то согласовала проведение проверки, о чем я по окончанию проверки указал в Акте и написал, что с выводами не согласен.

Проверяющие установили конфликт интересов в части того, что в РБ№2 работала заместителем по финансам и экономике моя родственница, не прямая и не кровная. На этом основании комиссия по урегулированию конфликта интересов Министерства здравоохранения РС(Я) объявила мне выговор. На комиссии я пояснял, что по федеральному закону о коррупции это не может быть применено к руководителям учреждений, так как главные врачи не относятся к госслужащим, состоят только в реестре по предоставлению сведений о доходах. Если по мнению Минздрава РС(Я), главные врачи приравнены к госслужащим, то почему у них нет таких же привилегий, которые имеются у госслужащих?

С выговором я не был согласен и обратился в суд. Суд, изучив материалы дела, выговор снял. Минздрав апелляционную жалобу и подавать не стал, понимая, что выговор незаконный, а значит, оснований для проверок не было. Официально Минздрав выговор снял после неоднократных моих заявлений с просьбой исполнить решение суда, только в 2019 г. К слову, косвенная родственница уволилась. В том же 2018 году после согласования ее кандидатуры министром ОХЛОПКОВЫМ М.Е. трудоустроилась в другое лечебное учреждение.

 — А сами чиновники Минздрава, случаем, не грешат подобными делами?

— В медицинских кругах все знают, что родная мать министра Елены БОРИСОВОЙ – Галина КРУГЛОВА, в прошлом замминистра здравоохранения республики, по сей день работает в руководящем составе одного из медучреждений. Точнее, заместителем главного врача Детской городской больницы. Видимо, в этой ситуации антикоррупционная комиссия Министерства здравоохранения РС(Я) не видит конфликта интересов в действиях своего министра, госслужащего. И это уже вопрос к Управлению при Главе РС(Я) по профилактике коррупционных и иных правонарушений.

 — Как думаете, почему вы попали в опалу? В СМИ уже проходила версия: из-за того, что вы отказались вносить изменения в конкурсную документацию, которую требовали высокопоставленные чиновницы. Речь идет о московском «Медфуде»?

— Некоторые СМИ пытаются сформировать у общества такое мнение, мол, Борис Андреев привел «Медфуд» в РБ№2 десять лет назад. На первый взгляд, так и есть – открыли организацию питания на нашей базе, но РБ№2 наряду с ЯГКБ (Якутская городская клиническая больница – ред.) были только начальными ступеньками в пилотном проекте правительства РС(Я).

У чиновников были планы развернуть объем до 2000 или даже 3000 коек, то есть и в других крупных больницах тоже. Чтоб вы понимали хотя бы приблизительно: если количество этих коек умножить на 365 дней и на 500 рублей (цена питания за койко-день), получится сумма, минимум, в 400 миллионов рублей и это только в одном Якутске. А ведь у «МедФуда» есть контракты и в других больницах республики, и в других регионах. Вы представляете, каков размах этого бизнеса?  Понимаете, что одному главному врачу не под силу обеспечить охват питанием тысяч коек в разных медицинских организациях? Все было сделано по указаниям тогдашнего руководства, вплоть до профильного зампреда правительства и руководителя ТФОМС.

— А можно назвать персоналии?

— Поднимите фотографии десятилетней давности торжественного открытия пищеблока от «Медфуда» в РБ№2, узнаете многих выступавших с поздравлениями, и все станет предельно ясно.

 — На тот момент, «Медфуд» был шагом вперед или вам его навязали?

— Первое время претензий не было. Качество услуг было нормальным.

С 1996 года пищеблок уже не был в штате больницы, там работал привлеченный исполнитель, местный, как раз в середине двухтысячных испытывал проблемы. В то время и помещения, и оснащение пищеблока находились не в самом лучшем состоянии. «Медфуд» привел его в порядок, отремонтировал, поставил оборудование. И полностью закрыл пищеблок для нас. Вокруг стоят видеокамеры, которые, вроде, транслируют картинку прямо в Москву. Собственная охрана. Даже я, балансодержатель имущества, не могу войти в этот пищеблок, получаю разрешение за несколько дней. Что говорить о других работниках?

Несомненно, с открытием «Медфуда» организация питания шагнула вперед, и все этому только радовались. «МедФуд» представил как ноу-хау герметичные ланч-боксы, в которых подают пищу, и термоконтейнеры, в которых еда перевозится по больнице и остается горячей два с половиной часа. По информации «МедФуда, это их запатентованная технология. Они действительно были удобны. В больнице отпала необходимость мыть горы посуды несколько раз в день. Раздаточные помещения сократились, они переделаны под другие нужды.

— Кстати, Ирина ЕНТОРОВА, бывший депутат Ил Тумэна заявила в интервью, что это она привела «Медфуд» в РБ№2.

— В интервью Енторовой многие факты, мягко говоря, некорректны и передернуты. За десять лет в якутском филиале «Медфуда» сменилось пять директоров, она была одним из них. И выше я вам сказал, каков был уровень принятия решений – на уровне правительства республики. Какая там Енторова? Она какое-то время была наемным работником в филиале.

 

— Почему же в таком случае «Медфуд» перестал вас устраивать как руководителя больницы?

— Дело в том, что два-три года назад качество их услуг значительно ухудшилось. Нехватка ассортимента продуктов. Качество продуктов вызывало нарекания. Семидневное меню нарушалось каждый день. Не было полноценного белкового питания, понятие нутритивного питания ушло в небытие. А детское питание для 10 детских ожоговых коек вообще исчезло. У нас накопилась кипа жалоб от пациентов и докладных от работников. Вы и сами в соцсетях и СМИ могли наблюдать этот все возраставший поток жалоб. Пациенты жаловались на маленькие порции, на качество продуктов, на то, что невкусно. Более того, находили в еде волосы, проволоку, тараканов и так далее. Особый резонанс получили посты депутата Ил Тумэна Константина БОРИСОВА. Все это ударило по репутации больницы – люди же не знают, что питание на аутсорсинге.

Нет мяса – заменяют на что-то. Нет рыбы – опять заменяют. Особенно не подходили эти замены для реанимационных больных, а у нас 48 коек в реанимациях. Таким больным необходима белковая пища, а с ней стало сложно у поставщиков.  Сколько было написано докладных, писем в адрес «МедФуда» и претензий по качеству. Ноль эмоций со стороны «Медфуда».

 — Вы ставили в известность чиновников Минздрава, что возникли такие проблемы с поставщиком?

— Конечно, постоянно информировал.  Да они и сами читают СМИ, соцсети, ватсап. Мне с министерства отвечали в таком духе: разбирайтесь самостоятельно, это ваши проблемы, найдите выход.

 — Вернемся к «Медфуду». Почему резко ухудшилась их работа, на ваш взгляд?

— Вопрос, конечно, не ко мне. Но мы работали бок о бок с этими людьми и результаты их труда отражались на нашей больнице. Работники «Медфуда» жаловались, что им по два-три месяца стали задерживать зарплату. Началась текучка кадров на предприятии, часто менялись повара. Вероятно, пришли случайные, неподготовленные люди. И общество в курсе, что качество пищи в РБ№2 резко ухудшилось в последние годы

Сменявшим друг друга директорам стоило требовать хорошие продукты питания, качественные мясо, рыбу и т.д. Ведь они напрямую работали со своими московскими работодателями. Они кормили целый ряд медучреждений на базе нашего пищеблока.

— Что вы предприняли?

— Питание пациентов – часть лечения. Для нас главным было, чтоб пациентов качественно кормили. При подготовке конкурсной документации мы исключили из описания закупки пункты, которые ограничивали конкуренцию: использование ланч-боксов и термоконтейнеров. В этом случае в конкурсе на организацию питания могли принять участие любые исполнители, в том числе и местные. В декабре 2018 года конкурс состоялся, исполнитель услуг по организации питания теперь в РБ№2 не «МедФуд».

РБ№2 и теперь — лакомый кусок для «МедФуда». И я предполагаю, что компания будет бороться за него, пытаться его вернуть. Незадолго до смены организатора питания у нас, Якутской городской клинической больнице удалось избавиться от «Медфуда». Зато поставщик пришел в Национальный центр медицины. Сейчас якутский офис «Медфуда» находится в Медцентре, раньше был у нас. То есть, «Медфуд» из Якутии не ушел. В разные годы компания обслуживала уже названные РБ№2, Медцентр, ЯГКБ, а также Онкодиспансер, Детскую городскую клиническую инфекционную больницу, Туббольницу, психоневрологический диспансер, глазную больницу, горбольницу №2 и другие. Это очень серьезный бизнес, и он действует и в других регионах России.

 — И какова оказалась реакция на эти действия?

— Все эти десять лет, пока нас снабжал «Медфуд», Минздрав не вмешивался в вопросы лечебного питания. Никакого контроля со стороны профильного министерства не было. И даже когда начались массовые жалобы, Минздрав никак не реагировал.

 — А тут?

— На две недели я уехал учиться. И далее по датам.

3 декабря 2018 г. прилетел в Якутск.

4 декабря 2018 года меня пригласила к себе Людмила Ильясовна ВЕРБИЦКАЯ, заместитель министра здравоохранения, на тот момент исполнявшая обязанности министра здравоохранения РС(Я). Время назначила после обеда, «чем раньше, тем лучше». О чем будет разговор, я не предполагал. В этот же день в Якутске с деловым визитом находился КАЧМАЗОВ, представитель «Медфуда». Я предложил ему обсудить принципиальные, острые вопросы по питанию, но он сослался на занятость, на встречи в Минздраве и ДП №1. Предложил созвониться позже. Как видите, представители фирмы появились, когда началась процедура закупки. И они не изволили появиться в РБ№2, а общались исключительно «в верхах». После обеда 4 декабря 2018 г. я пришел в Минздрав, где состоялся разговор с заместителем министра Людмилой Ильясовной Вербицкой.

 — О чем вы говорили?

— Об этом я сейчас не могу говорить. Это тайна следствия.

 

 — Вы дали следствию показания об этой встрече?

— Да.

 

 — Что было дальше?

— 6 декабря 2018 г. я направил в Минздрав республики целую кипу документов – докладные, жалобы на работу «Медфуда», письма о наложенных штрафных санкциях вместе со своим сопроводительным письмом. В уведомлении я указал, что требуемые руководителем минздрава от меня действия, будут нарушением ФЗ-44, то есть нарушением федерального закона о контрактной системе в сфере закупок для государственных нужд. У меня сохранилось уведомление, на котором Людмила Ильясовна собственноручно расписалась в его получении. Уведомление изъято в ходе следствия.

 — Но Вербицкая заявила в СМИ, что как замминистра она не курирует закупки для медучреждений, это не входит в ее служебные обязанности.

— На тот момент, о котором речь, она исполняла обязанности министра здравоохранения Республики Саха (Якутия).

 — То есть, на и.о. министра была ответственность за всю сферу деятельности министерства.

— Да.

 — И дальнейшие события?

— 11 декабря 2018 г. меня вызвала министр здравоохранения РС(Я) Елена Афраимовна Борисова и предложила подписать документ о моем увольнении по обоюдному согласию.

Отмечу, что предварительного уведомления об этом не было, как требует законодательство. Я спросил: «На каком основании?» Она ответила, что по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, то есть по решению министерства без объяснения причин. Я спросил, планирует ли она предоставить мне другую работу, все-таки я много лет руководил крупным и сложным медицинским учреждением, и находился в предпенсионном возрасте. Министр рассмеялась: «Никакой другой работы вам не будет! Многие главные врачи будут уволены». До пенсии мне оставалось полтора года. Я сказал: «Значит, вы выгоняете меня на улицу…». Главных врачей действительно стали увольнять. Вот на днях главврача Верхоянского улуса, например, уволили.

12 декабря 2018 г. я направил в Минздрав письмо о том, что не согласен со своим увольнением.

13 декабря состоялась коллегия Минздрава, в которой я принимал участие. Вечером должен был состояться Новогодний бал Минздрава.

 — Что-что? Бал министерства?

— Да, новогодний бал Минздрава с главными врачами, на что заранее у меня удержали 6 тысяч рублей.

 — Простите, а этот ваш Бал Минздрава – он традиционный?

— Нет, это впервые появилось при новом министре Елене Афраимовне. И вот перед новогодним балом, в 14.15 начальник отдела кадров Минздрава пришла в РБ№2 и принесла мою трудовую книжку, где уже была занесена запись об увольнении по п. 2 ст. 278. По закону, заранее меня должны были уведомить о предстоящем увольнении. Пригласить в отдел кадров Минздрава. Там же, на месте, вручить трудовую книжку. Но все было сделано быстро, как я вам и рассказал. Все это произошло в пятницу. Я забрал из кабинета свои личные вещи, освободил его.

 — На Бал не пошли, значит.

— Какой там бал? Я стал отстаивать свои интересы. Обратился с иском в суд. Остальное вы знаете, СМИ тщательно следят за этим делом. 18 февраля 2019 года суд принял решение незамедлительно восстановить меня в должности. И я вернулся на работу в РБ№2.

Затем Минздрав обратился с апелляцией в суд. 17 апреля 2019 г. добился моего увольнения и опять назначил главным врачом ИВАНОВА И.С.

 — Замминистра Вербицкая заявила в СМИ, что уголовное дело в ее отношении было возбуждено по единственному заявлению – по вашему.

— С заявлением в правоохранительные органы я не обращался. Дело было возбуждено по факту превышения должностных полномочий госслужащим Вербицкой Л.И. Это принципиальный момент. 13 марта 2019 года ко мне на работу пришли два сотрудника МВД РС(Я) и предложили проехать в Следственную часть МВД. Я, как законопослушный гражданин, обязан был дать показания.

— Что вы намерены предпринять?

— Получить мотивировочную часть решения Верховного суда республики о моем увольнении и обратиться в кассационную инстанцию. Вы же видите, я борюсь в рамках правового поля.

Я более чем уверен, что нужно грамотно решать кадровые вопросы с главными врачами, не увольнять их одним ВОЛЕВЫМ РЕШЕНИЕМ министра, при этом еще и преследуя. Главными врачами должны назначать людей с большим клиническим опытом работы. Без опыта врачебной практики (как говорится, у станка) руководить будет весьма проблематично. Будет сложно прогнозировать перспективу развития больницы. Именно опыт позволяет комфортно работать со специалистами разных профилей и только опытный руководитель определяет развитие своего учреждения и делает это со своим коллективом.

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх