Анестезиолог Василий Якушев выдвинут на премию «Гордость Якутии

«Божественное дело — успокаивать боль», — говорили древние римляне. Уж они-то знали толк в медицине, и уже тогда высоко ценили тех, кого сегодня мы называем анестезиологами-реаниматологами. Именно на анестезиологах лежит благородная миссия не только спасать жизни, но и избавлять людей от страданий. И чем бы человек ни болел, в критическом состоянии тот единственный, кто будет его спасать — реаниматолог.

Кто хоть однажды перенес операцию, наверное, помнит, как перед операцией к нему заходил анестезиолог. Справлялся, чем болел, на какие препараты и как реагировал, интересовался результатами анализов, потому что именно ему, анестезиологу, решать, можно ли проводить операцию, именно с его действий начинается и его же действиями заканчивается любое хирургическое вмешательство.

Коллектив Республиканской больницы №2 — Центра экстренной медицинской помощи выдвинул кандидатуру анестезиолога-реаниматолога Василия ЯКУШЕВА на премию «Гордость Якутии 2019».

Я встретилась с заслуженным врачом республики, отличником здравоохранения Российской Федерации, анестезиологом-реаниматологом высшей категории Василием Викторовичем ЯКУШЕВЫМ в отделении.

Красивое мужественное лицо, благородная седина, спокойный голос уверенного в себе человека, хорошая, с налетом легкой иронии речь.  Глядя на него, его пациенты, должно быть, с первого взгляда чувствуют себя в надежных руках.

— Анестезиологию выбрали сразу, Василий Викторович?

— Я вообще-то планировал стать хирургом, но в те годы интернатуры по анестезиологии не было, поэтому прошел по хирургии. В республиканской больнице требовались анестезиологи, я пришел сюда и нисколько не жалею, что так получилось.

— Расскажите о своей работе, пожалуйста.

 — К нам в отделение поступают самые тяжелые больные, очень часто  в критическом состоянии. Когда я начинал, было очень много вызовов, работа всегда была напряженная. Анестезиологов в больнице было пять человек по штатному расписанию, но чаще всего нас было не больше трех. Бывало, что за неделю появишься дома пару раз,  поздно вечером придешь, как красно солнышко, а рано утром опять уходишь и не знаешь, когда вернешься.

Анестезиолог планирует свой график в зависимости от операций, но особенность профессии любого врача экстренной медицины  в том, что планам зачастую не дано сбываться.

— Наш график работы от нас не зависел, как случится критическая ситуация в районе, надо было собираться да лететь. Но обычно чувствуешь подспудно, что сегодня будет вызов, особенно после полутора суток  дежурства. Летишь, и снова бессонная ночь… Впрочем, это был большой опыт.  Операций было много, да и сейчас нагрузка не меньше, отделение наше самое большое в республике, и все равно бездельничать не приходится.

При такой работе надо было, наверное, быть очень уверенным в коллегах

— Да, коллеги у меня надежные, мы понимаем и уважаем друг друга. Мы живем одной семьей, все друг за друга держимся, поскольку бьем, можно сказать, в одну точку, работаем всем коллективом на общий результат. Люди с гнильцой здесь не задерживаются. Наша работа требует честности, поскольку на кону жизнь человека.

—  Слов из песни не выкинешь, бывает, что спасти пациента не удается…

— Смерть пациента — это самое сложное, самое тяжело морально переносимое в нашей профессии. Бывает, привозят больного, а он уже не дышит, твоя задача сделать все, чтобы вернуть ему жизнь. И если после того, что ты сделал, человек задышал, а потом и на поправку пошел, не скрою, возникает такое ощущение, что ты чего-то стоишь… Для нас ЧП, когда больной остается на столе, даже если это экстренный больной, очень тяжело терять человека, а потерять планового больного — это огромная трагедия не только для родственников, но и всегда личная трагедия для врача.

От Василия Викторовича я, честно говоря, впервые узнала, что анестезиологи часто во время работы и собственным здоровьем рисковали. Да, было и так.

— Мы с эфиром и очень агрессивным для печени препаратом фторотан (да и эфир тоже не благо для организма) работали, много анестезиологов на нем погорело, погибли от печеночной недостаточности.

— Как Вам нынешнее поколение?

— В коллектив постоянно вливаются молодые врачи, они знают, что будут жить по правилам, выработанным здесь годами, и прекрасно понимают, куда и зачем пришли. Ребята сейчас приходят теоретически очень хорошо подготовленные, да и возможностей у них больше: море литературы, кафедра все моменты обговаривает…

— Что, по-Вашему мнению, главное для врача?

 — Главное? Думаю, хорошо знать свое дело. Кроме того врач должен уметь понять пациента, прощать ему многое, стараться не навредить ему.

— Спасибо, Василий Викторович, за беседу!  

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш
Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх