Андрей И: Первым европейцем на земле саха был не Бекетов…

ПО «МЕСТАМ СИЛЫ» УЛУУ ТОГОЙ

SakhaLife представляет выдержки из экскурсии, разработанной Андреем И, в которой вы можете принять участие в этно-культурном комплексе УЛУУ ТОГОЙ.

«Наше главное желание, чтобы у вас возникло желание приехать к нам и не просто принять участие в экскурсии, а с искренним человечески интересом «пережить» вместе с нами время общения на туристской тропе «ПО МЕСТАМ СИЛЫ»…», — говорит автор экскурсии и идеолог проекта УЛУУ ТОГОЙ Андрей И. 

Часто задают вопрос: «А после того, как здесь обосновались саха, кто первый из европейцев здесь побывал?».

Надо сразу сказать, что это был не Пётр БЕКЕТОВ, русский путешественник, землепроходец, воевода, исследователь Сибири, основатель сибирских городов Нерчинска, Олёкминска, Читы и Якутска. Бекетов побывал здесь лишь в 1632 году.

В 1619 русский землепроходец Пантелей ПЯНДА прибыл из Енисейска в старинную Мангазею. Там он собрал отряд в 40 человек и отправился с ними в Туруханск, скупать пушнину. Именно то время до русских промышленников от тунгусов (эвенков) стали доходить сведения, что к востоку от Енисея есть большая и богатая пушным зверем река Елюенэ (по-эвенкийски, «елю-йэнэ» — большая река).

Руководствуясь этими сведениями, уже в следующем году Пянда с отрядом выдвинулся на стругах вверх по Нижней Тунгуске. Два года на этой реке он торговал с местным населением, зимуя в построенных зимовьях и постепенно передвигаясь вверх по течению. Там Пянда и узнал, что рядом с его последним зимовьем, совсем недалеко от Нижней Тунгуски протекает другая очень крупная река.

Весной 1623 года отряд Пянды перешёл Чечуйский волок и достиг реки Лены в районе современного Киренска. Оттуда начался сплав Пянда и его людей вниз по реке. Им удалось доплыть до района современного Якутска. Здесь он ознакомился с бытом кангаласских якутов, и повернул назад.

О путешествии Пянды свидетельствует и якутский исторический фольклор. В преданиях о знаменитом кангаласском вожде ТЫГЫНЕ рассказывается, что в последние годы его правления в здешних местах появились никому не известные пришельцы – первые русские. Они поразили местных жителей «искусством работать и мудростью». Появились неожиданно, и также неожиданно исчезли…

С учётом последующего печального опыта общения якутов с русскими пришельцами, возникают некоторые сомнения в том, что в приведённой выдержке из исторического предания речь идёт о первых русских землепроходцах.

Тем не менее, когда дело касается конкретно Пянды, то, по мнению Иоганна ГМЕЛИНА, авторитетного исследователя Сибири ХVIII века, все предания саха говорят о встрече с отрядом Пянды, как о исключительно мирном и добрососедском контакте.

Такой необычный характер первых контактов и отношений русских с якутами совпадает и с русскими источниками. В устной повести казаков Мангазеи о приключениях отряда Пянды, достаточно подробно вспоминается о постоянных кровавых стычках с тунгусами, но нет ни единого слова о каком-то противоборстве с саха.

Гмелин считает, что в отличие от последующих предводителей казацких отрядов, главное в психологии Пантелея Пянды была не стремление к наживе, а «жажда великих дел и славы у потомства».

По мнению Гмелина, отважный Пянда очень точно понимал свою роль в новых, неизвестных для русских странах. Поэтому, если следовать исторической справедливости, то только этого казацкого землепроходца можно с полной ответственностью назвать исследователем…

Продолжение следует…

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш Whatsapp
+7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх