А помнишь? Конечно, помнишь…

Как- то удалось мне слышать, как ветераны Детской инфекционной клинической больницы трогательно вспоминали время, когда работали еще в старом деревянном здании на Бестужева-Марлинского, где «все удобства на улице», где радостью общей и спасением была своя котельная, где единственным видом транспорта была работяга-лошадка Карька, на которой возили все…

Смеются теперь, вспоминая те нехитрые самодельные приспособления, которые использовали в работе, как часами кипятили шприцы, как делали уколы.

И мы, взрослые и сильные, съеживаемся, получая внутривенные уколы или «систему» даже сейчас, а тут совсем маленькие дети. Нетрудно себе представить, с какой душевной болью молоденькие сестрички делали внутривенные инъекции тяжелобольным малышам, у которых и венку-то найти было делом ох каким непростым. Да еще тем самым многоразовым шприцем со стеклянным поршнем и неуклюжей иглой. Что только не придумывали медсестры, чтобы сделать процедуру менее мучительной!

— Помнишь, какие капельницы были? – обращается медсестра Валентина Викторовна ВИНОКУРОВА к своей подруге и коллеге Галине Николаевне КОЖУХОВОЙ, с которой проработала в одной больнице без малого полвека. – В колбочки мы раствор заливали и салфеточкой прикрывали, шприцы часами кипятили… Когда я начинала работать, мы кололи ребенка иголками, фиксировали лейкопластырем и мешком, набитым песком, приходилось даже деткам руки-ноги привязывать, чтобы не шевелились. Или, бывало, в пятницу поступал ребенок и до понедельника результата анализов ждали…

Да, у них всегда были очень тяжелые дети.

— Лежали у нас дети с кишечной инфекцией. Помню, как впервые появилось заболевание с названием «сальмонеллез». Пережили мы вспышку кори. Потом стало много детей с гепатитом. Все дети, кроме грудничков, лежали без мам. На одну медсестру приходилось тринадцать-пятнадцать детей, и весь уход осуществляла медсестра, — вспоминает Валентина Викторовна.

Я слушала их и долго не могла понять, что они ласково называют «бронюльками», и, только проверив в интернете правописание этого термина, убедилась, что да, так называют в обиходе сегодняшний внутривенный катетер-браунюлю.

— А помнишь? Конечно, помнишь…

Ну как забыть переполненные палаты, печальные глаза малышей, которым приходилось заменять мам, бессонные ночи у изголовья тяжелого ребенка, который, намучавшись, только-только заснул, как спасали всем коллективом поступившего с санавиацией мальчика, как не выходили сутками из больницы во время эпидемии…

Если вы увидели интересное событие, присылайте фото и видео на наш
Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору. Спасибо!
Система Orphus
Наверх