АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн
ПОГОДА
-13
Мокрый снег
КУРС ВАЛЮТ
Курсы валют
Курс ЦБ
$  57.57
 67.93
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Архив новостей
Общество
31 июля 2017, 11:46
3712

Зачем лидеру… психолог?

А действительно, зачем?
Это мы и выясняли за десятком чашек кофе в психологическом центре «Сурэл» вместе с «главным русским» республики Александром ПОДГОЛОВЫМ, с недавних пор возглавляющим Русскую общину РС (Я), и руководителем центра, практикующим психологом Октябриной ТУПРИНОЙ.

Работа над ошибками

— Саша, Октябрина, вы такие разные! Как получилось, что вы в одной связке?
Александр Подголов:
— Вообще мы с Октябриной знаем друг друга уже лет 20, наверное…
Октябрина Туприна:
— Саша же мне помогал в своё время.
Александр:
— Так-то психология меня давно привлекала, книги читал разные… В начале 90-х в «Подростке» на свой страх и риск организовал телефон доверия, который просуществовал два года. Лет через пять познакомился с Октябриной. Она что-то много говорила, было очень интересно, большую часть, правда, я не понял. Но интуитивно чувствовал, что это нужно. И сказал: «Чем могу – помогу. Вот вам комната, ни аренды с вас не будем брать, ничего, работайте, выживете – хорошо». После совместные проекты появились… И это уже переросло в дружбу. Я чем-то Октябрине помогал, она мне…
Октябрина:
— Потом мы создали центр социально-психологической поддержки семьи и молодежи…
Александр:
— А я, будучи депутатом, его поддерживал.

Октябрина:
— А когда у нас возникали неприятности, он нас спасал. Не один раз. Поэтому, когда уже сам оказался в трудной ситуации (все помнят эту историю с дипломом), совершенно естественно, что я пришла к нему. И сказала: «Так и будешь сидеть? Хватит себя жалеть!»
Александр:
— И вот это «хватит себя жалеть!» меня задело. Потому что я ведь даже сам себе в этом не признавался. Октябрина предложила разобраться, почему так произошло. И началась работа над ошибками…
Вернулся мысленно в 90-е. «Подросток» на взлете, я – начальник Управления молодежи, лидер. Вот и зазвездил… И откровенно говоря, «забил» на какие-то вещи, которые вообще-то надо было сделать. Я что, не мог на пару месяцев съездить в Томск и защитить диплом? Да сто раз мог! Однако пошел сам у себя на поводу, прикрываясь тем, что я же дело делаю, это гораздо важнее много чего, откладывал-откладывал, в итоге вообще решил: да и без него обойдусь! То есть я перестал себя оценивать критически. Воздвиг себя на постамент этакой непогрешимости, оправдывая тем, что люди же видят – я творю добро! Как можно что-то про меня говорить? Да, можно спорить, какими методами, но в целом-то я – красавчик! И это, пожалуй, было одним из главных моих заблуждений и одной из ошибок, которая через годы вернулась бумерангом: «Ну, что? Довыпендривался?»
Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что иначе как чистой воды нарциссцизмом такое поведение и назвать нельзя. Доходило до того, что я позволял себе прийти выпившим на какое-нибудь заседание! И при этом никто не мог мне сделать замечание. Потом, правда, бросил пить. Ещё раз начал. В итоге совсем «завязал». Не потому, что запивался, а потому что стало мешать работать, мешать семейной жизни.
Второй момент, который сбил с меня «звездность», – встреча в 90-х годах с академиком Игорем БЕСТУЖЕВЫМ-ЛАДОЙ и ученым-биологом, поэтом и бардом Дмитрием САХАРОВЫМ. Я приехал в Думу на парламентские слушания по детству, по законам. Выступил, потом подошел к Бестужеву-Ладе. Он: «Ну, если Вам интересно со мной поговорить, можем пройти в парк, там и поговорим, поедим мороженого. Можно, я Вас угощу?»
И вот он взял мороженое, потом я взял, потому что одним мы не обошлись, и я начал рассказывать – про «Подросток», свои мысли. И он меня внимательно так слушал… И вдруг я поймал себя на мысли: это же человек с мировым именем! Сидит на скамеечке с каким-то пацаном из какой-то далекой Якутии, слушает и вообще ведёт себя очень просто. А я-то чего «звездю»? Это меня с небес на землю и опустило.
Потом я познакомился с Дмитрием Сахаровым, тоже не малой величины человеком. Все мы знаем его по творческому псевдониму – Дмитрий СУХАРЕВ. Он – автор стихов, которые благодаря композиторам Виктору БЕРКОВСКОМУ и Сергею НИКИТИНУ стали нашими любимыми песнями: «Бричмулла», «Вспомните, ребята», «Александра, Александра» (последнее стихотворение написано в соавторстве с Юрием ВИЗБОРОМ) и т.д. Думаю – дай-ка, проверю, как в жизни вести себя будет. Оказалось – аналогично! Только вместо мороженого предложил: «Так, может, мы выпьем чайку? Только не в Думе. Давайте-ка, Александр, пройдём в мой любимый ресторанчик, и там выпьем чаю. Но я Вас угощу!»
И опять восхищение: как человек, при всей своей значимости и таланте, невероятно просто общается!
Очень меня эти две встречи тогда впечатлили. Прекрасно сознавая, что они неизмеримо меня крупнее, эти люди не снизошли до меня, но разговаривали на равных. Уверен – что и с любым другим тоже. И с тех пор я со всеми стал вести себя иначе – гораздо уважительнее. Несмотря на внешний вид, социальный статус и т.д.
На самом деле, я тогда здорово изменился. В Томск, правда, так и не съездил. И вот это дурацкое чувство непогрешимости, оно как раз злую шутку со мной потом и сыграло.
Кроме того, я понял, что не смог воплотить в жизнь какие-то вещи, потому что кричал. А не слушал. Считал – я говорю правду, поэтому только так и надо делать. В итоге и сам не сделал, и кому-то другому не дал развернуться…
Ещё одна ошибка, которую осознал слишком поздно: что, воспитывая чужих детей, вкладывая в них кучу времени, сил, эмоций, не занимался своими. То есть я был плохой папа. И сейчас испытываю чувство вины.
И сожалею, что не прислушивался к себе, не шёл своим путем сразу. Меня же все заставляли, чтобы я в технический вуз поступал. Родители, сёстры. И только Прасковья Ивановна, учительница моя, с пятого класса говорила: «Ты – педагог, Саша!» Самое главное, что я и сам это про себя знал! Но нет, надо было делать наперекор! Чтобы окольным путём в итоге всё равно к детям прийти. Вместо того, чтобы на «старте» всем сказать: «Извините, но это моя жизнь!» И поступать в педагогический. Десять лет потерял почти. Жаль ужасно…

Выбираю тех, кто… перечит

— Саша признался, что всегда знал про себя: он – педагог. А вот интересно – когда человек начинает понимать, что он лидер? С чего начинается лидерство?
Октябрина:

— Вообще Абрахам МАСЛОУ, основатель гуманистической психологии, говорил, что каждый рождается с лидерскими качествами. Каждый! Но только один процент может реализовать своё лидерство в полной мере. Около 9 процентов к этому отчасти приближаются. Всё! Куда девается этот нереализованный потенциал? Хорошо, если в другие сферы. А у многих это уходит в бессознательное. И из чувства своего неразрешенного конфликта (чаще всего это обида и злоба) человек начинает развивать свои лидерские задатки именно в этом направлении. Хотя лидерство – это, прежде всего, что? Умение эмоционально влиять на окружающих. Управленец в первую очередь влияет административно. А лидер – эмоционально. Почему? Потому что лидер – тот, кто делает что-то полезное. Тогда он чувствует себя хорошо, а чувство удовлетворения лежит в основе чувства счастья.
Александр:
— Теперь-то я знаю, что надо не бояться себя слушать. Что, кстати, тоже одно из качеств лидера. Я понял, что есть лидер-одиночка, а есть лидер-капитан. Как Михаил НИКОЛАЕВ, например, или Вячеслав ШТЫРОВ… А лидер-одиночка – это ПЕЛЕ. Звезда, классно играл, все на него равнялись, но – не капитан! В спорте такие лидеры нужны, в искусстве… А в управлении должен быть лидер-капитан, который создаёт команду, а не свиту. Хотя и бытует поговорка, что свита делает короля, но в жизни, если у тебя свита и ты – король, всё с тобой понятно. А вот если ты капитан и у тебя команда, это совершенно другое. Так вот, сейчас, к сожалению, слишком много свит. Начиная с маленьких муниципальных учреждений, заканчивая регионами…
Октябрина:
— И ещё у нас, не уставая, говорят о лидерстве, но на самом деле, в этой говорильне очень много пустопорожнего.
Александр:
— Особенно на молодежном сегменте это хорошо видно. Взять хоть те же конкурсы, фестивали, зачастую они так и называются: «Лидер». На которые собирают не тех, кто действительно лидером является, а кто в правильную сторону глядит и говорит то, что от него хотят услышать. В итоге вырастают управленцы, которые только и делают, что руководителю в рот смотрят.
В своё время как депутат и министр я присутствовал на многих мунняхах. Могу назвать единицы, кто не соглашался с нашими президентами – Михаилом НИКОЛАЕВЫМ, Вячеславом ШТЫРОВЫМ, имея другую позицию, выступая против: Юлия ПЕСКОВСКАЯ, Евгения МИХАЙЛОВА, Владимир ЧЛЕНОВ, Франц ГРОБМАН. Их буквально выгоняли же с совещаний! Так этих людей и знают все!
Поэтому когда я, будучи второй раз депутатом, формировал Молодежный парламент, то сознательно подбирал туда тех, кто… мне перечил! И что с ними сейчас? Кто-то – депутат Ил Тумэн, кто-то – заместитель министра, главы районной администрации, поселения, кто-то – бизнесмен… Все чего-то добились. Хотя гораздо проще было бы набрать тех, кто не спорит, не оказывает сопротивления. Буквально всё время приходилось сдерживаться. Порой просто разрывало, я прямо зубы стискивал, чтобы не сказать: «Слышь, пацан, ты чо, охренел? Ты вообще кому это говоришь-то?» Но я терпел. И впоследствии они доказали, что не зря я себя смирял. Став теми, кем сейчас являются. А кто во всем с тобой соглашается, поддакивает, в рот смотрит: «Да, Александр Григорьевич, конечно, Александр Григорьевич!», тот первый тебя и предаст. Потому что он не за дело болеет, ему главное – чтобы начальник был им доволен. И у нас таких, к сожалению, очень много.
Октябрина:
— А с психологической точки зрения это человек – не повзрослевший, инфантильный, который не решил свой базовый конфликт, называемый Эдиповым комплексом. Через кого человек входит в этот мир? Через родителей. И ребенок должен обязательно пройти этот этап, чтобы не быть во всем всегда послушным, а научиться отстаивать перед близкими свои интересы и право на собственную ценность, самость. Если это ему удастся, тогда и во взрослом в нём не будет соглашательства и конформизма. И неблагополучия, когда человек не решает свои внутренние конфликты. Потому что если ты не решил свой базовый конфликт, то и с другими не справишься. И станешь конфликтогенной личностью, но ответственность брать не будешь, перекладывая на других. Сколько вокруг таких, у которых всегда кто-то виноват, только не они сами?
И посмотрите – кто в управленческих кругах по большей части конкурентоспособен? Тот, кто умеет хорошо льстить, подстраиваться…
Александр:
— Жополиз.
Октябрина:
— Грубо – да. Хотя в коммуникативном смысле это адаптивный человек. А если сюда добавляется неразвитость… Что такое моральное развитие? Это когда ты умеешь давать моральную оценку своим действиям. Объективную. И соотносишь себя с тем, кто рядом. Лидерство, между прочим, этим тоже определяется.
Александр:
— Кстати, замечали? После этих «лидерских» фестивалей и конкурсов участвовавшие в них тут же начинают сами о себе с гордостью говорить: «Я – лидер!».
Октябрина:
— Вот-вот!
Александр:
— А чего, собственно, взял, что ты лидер? Пример хочу привести. После армии я поступил в техникум связи (кроме меня, в группе было ещё три отслуживших, остальные – пацаны после школы). Естественно, мы не стали занимать соответствующих постов. Только Володю БУСАРЕВА старостой выбрали – как самого «старого». А в комсорги, профорги пацанов двинули. Но рулили-то мы в группе. И вот однажды куратор, Владимир АНДРЕЕВ, один из наших преподавателей, пригласил нас к себе и сказал:
«Слышьте, вы тут, что хотите, изображайте, я-то знаю, кто настоящие лидеры в группе: ИВАНОВ, ПОДГОЛОВ, БУСАРЕВ! Вот вы и будете отвечать за порядок. А не эти пацаны, которых вы поназначали комсоргами, профоргами. Они будут ходить, собирать взносы, а вы будете отвечать».
Он-то вычислил лидеров, а во многих учебных заведениях этим и не заморачиваются, ставят теми же старостами тех, кто нравится внешне, кто поддакивает, с кем проще. И дальше дело не идёт. И ладно бы только в институтах… Но, к сожалению, та же калька – в государственном, муниципальном и общественном руководстве…
Октябрина:
— Тут ещё нужно говорить о том, что люди часто используют друг друга. Вместо того, чтобы сотрудничать или создавать какое-то партнерство, происходит имитация. И как следствие, – подмена самого понятия лидерства.
А что касается конкурсов или курсов лидерских или, допустим, каких-то тренингов, многие молодые люди, пройдя их, делают единственный вывод: так было хорошо-весело, я теперь лидер. Если бы жизнь лидера определялась только позитивом и весёлостью! Никто не учит, что лидер, прежде всего, призван нести ответственность и уметь соотносить себя с другими людьми.

Лидер – не дыркозатыкатель

Александр:
— Если честно, беспокойство вызывает, как сейчас назначают руководителей. Не хочу восхвалять Советский Союз, партию, комсомол, но раньше, перед тем, как что-то возглавить, человек всегда проходил соответствующий путь. И должен был делом доказать, что достоин какого-то места. А сейчас решения принимаются волюнтаристски. Мне понравился, к примеру, Федя, ассистент какой-нибудь кафедры университета, и через неделю он становится, допустим, замминистра. С какого? А такое сплошь и рядом, достаточно посмотреть на биографии наших молодых руководителей. Почему так происходит? Потому что тот, кто назначает, считает, что он априори имеет на это право.
— По типу: «Жираф большой, ему видней»…
Александр:

— Вот именно! А на самом деле, решать должны профессионалы и общество. Должно быть не так: надо назначить, и начинают искать – по национальности, по профессии, по возрасту… А смотреть, что человек уже к этому моменту сделал, чем доказал свою «профпригодность».
— Ну, пардон, тех же депутатов общество выбирает!
Александр:

— Тут надо работать с населением. Все зависит от самих депутатов и руководителей партий. От их взрослости и морально-нравственного состояния, как говорит мой любимый психолог. То есть депутаты и руководители партий людям не должны врать. А ведь, если посмотреть, многие даже не знают депутатов, которые попадают в списки. Это нездоровье партий. Всех. Дивлюсь коммунистам: иметь в своих рядах Августу МАРФУСАЛОВУ и Альбину ЛЫХИНУ, которых знает и уважает вся республика, и не двигать их в депутаты! По той же «Единой России» примеры можно приводить – по спискам мало кого знаешь, хотя в партийных рядах – столько известных людей…
Возвращаясь к теме руководства. Что началось в стране с 90-х годов? Молодежь стала получать дипломы, где написано: менеджер. И вот вчерашний выпускник вуза на полном серьезе мнит себя управленцем. Япона мать, какой ты управленец?! С чего ты это взял? Начальник похвалил за то, что дырки затыкаешь? Так ты дыркозатыкатель, а не управленец! И я сейчас все чаще сталкиваюсь с такими вот молодыми, занимающими разные посты и искренне верящими, что они – управленцы. Причем хорошие. Да кто тебе сказал? Если ты хороший управленец, это будет ясно лет через десять. И то, если другие об этом скажут – люди, которые работали под твоим началом, население. А не ты.
— Октябрина, а как на твой взгляд, Саша – больше лидер или управленец?
Октябрина:

— Я считаю, он гораздо более яркий лидер, чем управленец.
Александр:
— Вообще-то есть мнение других людей. Если опросить всех, где я работал, никто про меня не скажет, что я плохой начальник. Пока я был директором 12-й школы два года, она была у всех на устах. Дети в чем только не участвовали, каких только мероприятий не происходило! Ушёл – всё.
Октябрина:
— Вот это как раз влияние твоей яркой лидерской личности.
Александр:
— Так это же не я, а люди, которые там работали. А я находил для них соответствующую мотивацию. Или когда до 1995 г. у меня люди в «Подростке» кучу всего делали без зарплаты, это о чём говорит?
В скандалы я попадаю. Нынешний директор школы, где я был, – не мой ставленник. А до сих пор в школе просят: «Александр Григорьевич, останьтесь руководителем нашего Общественного совета!»

Октябрина:
— Тогда встаёт вопрос: почему ты не сохраняешь свою управленческую должность? Когда нужно её защищать, почему ты этого не делаешь? Ты же вылетел из-за глупой истории с дипломом!
Александр:
— Ошибки молодости настигают! А ещё я себя всё время заряжаю на простую вещь: через каждые три года надо менять место работы. Кроме 5-летнего депутатства в первый созыв, я больше нигде не трудился больше 3 лет.
Октябрина:
— Это психологическая защита по типу рационализации. Умный, поэтому так рационализируешь. На самом деле, я верю в твою управленческую звезду. Жизненный опыт лидера, который осознал свои слабые стороны, понял, где он допускал ошибки и чему они научили, который может открыто об этом говорить, этот опыт просто необходим для качественного формирования наших управленцев. А у нас такого направления вообще нет. Между тем, именно в кадровой работе должна превалировать осмысленность.
Почему? Потому что в обществе сейчас – очень сильный разлом. Несмотря на то, что со времени распада СССР прошло уже больше четверти века, ценности и основные установки до сих пор в процессе изменения. Это не происходит одномоментно. По сути, многие из нынешних лидеров прошли ещё советскую школу. Потихоньку в управление приходят люди из бизнеса, из других каких-то структур. И преобразование государственной системы управления неизбежно. А поскольку поиски в кадровой работе идут опытным путём, убеждена – на неё необходимо обратить гораздо больше внимания.
Хотя нельзя сказать, что власть совсем ничего не делает. Она ищет. Действительно, ищет. Вот и игры для молодых проводятся, и курсы мотивирующие, и т.д. Но, как мне кажется, данная работа обязательно должна учитывать тот факт, что у людей десятилетиями накапливались последствия поколенческих психологических травм, связанные с ними внутренние конфликты, которые не могут не отражаться на системе управления. Другими словами, тот самый пресловутый человеческий фактор, на самом деле, играет гораздо большую роль, чем у нас принято думать. Как раз его-то и нужно иметь в виду в первую очередь, а не ориентироваться на буквальное следование различным менеджмент-системам по западному типу, во многом нам абсолютно не подходящим. Какие-то вещи утрачиваются как раз из-за того, что нет тонкого подхода.
Александр:
— Я бы добавил: власть ищет, но… не с помощью своих.
Октябрина:
— В своём отечестве пророка нет…
Александр:
— Что далеко за примером ходить! Когда мы приют в «Подростке» сделали, к нам за опытом приезжали из других регионов. А затем наши к ним поехали. Они так удивились: «А зачем? Мы же сами у вас были, у Подголова учились!»
— Саш, а зачем ты сейчас возглавил Русскую общину?
— Ну, вот не нашлось больше лидеров. Не мог же я допустить, чтобы Русская община загнулась только из-за того, что её руководитель уехала. Это, кстати, тоже к вопросу о кадровой политике в республике – не из кого выбирать, как оказалось…
Октябрина:
— Хочется добавить, почему ещё сегодня проблема лидерства так актуальна. Потому что в обществе традиционно считается, что сильный лидер – всегда авторитарный. В большинстве же случаев, судя по нашей практике, авторитарность – не что иное, как психопатизм, психологическое насилие, когда из людей выдавливают нужное. Авторитарный управленец отчего так поступает? Оттого, что он не может мотивировать людей, не способен по-здоровому работать с человеком. Но он этого не осознаёт.
Начинаешь с таким руководителем работать, сперва он всегда ершится, обороняется: «А что? Что такого? Все такие!» Обязательно ссорится со мной, переживая тем самым те психологические конфликты, которые не были им прожиты, но без преодоления которых невозможно двигаться дальше – личностно. Самый сложный момент – этот. Не хочется отвечать за родителей, за руководителей, за друзей, с которыми у человека были неразрешённые конфликты… Но обратной дороги нет, и вот мы вместе копаемся в первопричинах, и вдруг оказывается, что человек потому так себя ведёт, что просто не умеет давать оценку своим действиям (что вообще-то – признак психопатичности!). И когда начинает видеть себя со стороны – происходит переоценка. Как он влияет на людей, почему он так делает? Когда этот момент осознаётся, начинается новый этап. И каждый раз, когда мы работаем с таким руководителем, потом его команда спрашивает: «А что вы с ним сделали?» Люди меняются!
Поэтому если в управленцах есть зерно – надо поддерживать. И дискутировать, между прочим, с управленцами! Несмотря на то, что у них хронически не хватает времени на дискуссии. Диалог должен быть. Власть пытается это делать, другой вопрос, как мы все этим пользуемся. А это уже вопрос самосознания. Если человек – психологически незрелый и не требует от себя, он и от властей не требует, а только и делает, что ругает их.
Что остаётся? Взрослеть!

Источник: Тамара РОМАНОВА.
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ