АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
26
Ясно
КУРС ВАЛЮТ
Курсы валют
Курс ЦБ
$  62.34
 73.37
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Архив новостей
Экономика
17 июля 2018, 14:45
824

Якутия не будет продавать пакет акций «Алросы»

Якутия — самый большой регион России, главный поставщик отечественных алмазов на мировой рынок. Этот суровый северный край стремится стать одним из самых динамично развивающихся регионов Дальнего Востока, привлекая инвестиции и реализуя крупнейшие инфраструктурные проекты. В конце мая на смену возглавлявшему республику с 2010 года Егору Борисову пришел Айсен Николаев, ранее работавший мэром Якутска. В интервью ТАСС он рассказал о том, был ли неожиданным для него вопрос президенту Владимиру Путину от педагога о сокращении зарплаты, почему в Якутии невыгодно заниматься мусоропереработкой, сколько чиновников останется без работы и когда будет восстановлен рудник «Мир».

— Какие главные задачи стоят перед руководством региона сейчас? 

— У нас сегодня две текущие важные тактические задачи — бюджет и ликвидация последствий наводнения. Лето в Якутии очень короткое. Через месяц на Севере начнется отопительный сезон, а некоторые деревни там еще стоят затопленные, в воде. От наводнения пострадали тысячи домов, десятки поселков. У нас остается всего лишь несколько недель на восстановление, и сделать это будет непросто — на Севере нет стройматериалов, все необходимо завозить. Нам придется принимать достаточно затратные решения, чтобы восстановить все после наводнения.

Перед нами стоят и стратегические задачи — мы должны изменить стратегию развития республики. Причем стратегия должна быть нацелена не только на достижение конкретных макроэкономических показателей или разработку недр. Главная цель — чтобы люди в регионе жили лучше, богаче и счастливее.

Для этого, во-первых, нам нужно модернизировать экономику региона. Во-вторых, повысить долю креативной экономики в ВРП региона. Это те индустрии, которые создаются не за счет наших природных богатств, а за счет того, что мы разрабатываем своим талантом и интеллектом. Это кинематография, туристический бизнес, компьютерный дизайн, ИТ-технологии, традиционные ремесла.

Финансовые проблемы

— В ходе этого визита в Москву вы уже успели встретиться с первым заместителем председателя правительства РФ Антоном Силуановым. О чем удалось договориться?

— В первую очередь, обсудили вопросы сбалансированности бюджета Якутии. Бюджет республики в этом году испытывает серьезные проблемы, связанные с тем, что при принятии его в прошлом году были допущены серьезные методологические ошибки. Ряд расходов, которые обязательно должны быть профинансированы, не попали в бюджет, из-за этого возник разрыв порядка 15 млрд рублей. Хотя доходная часть бюджета сейчас исполняется достаточно хорошо, нехватка этих средств уже ощущается. Поэтому мы с Силуановым обсудили меры по обеспечению сбалансированности бюджета республики на конец 2018 года.

Антон Германович обещал поддержать республику по ряду вопросов, по части вопросов считает, что мы сами способны справиться.

— Один из преподавателей в ходе «Прямой линии» пожаловался президенту, что, согласно прошлому майскому указу, с января 2018 года его зарплата выросла до 60 тыс. рублей, однако продлилось это всего три месяца, и с апреля 2018 года зарплата опять снизилась. Чиновники это объяснили неким распоряжением, согласно которому такой размер заработной платы сохранялся только в течение первого квартала 2018 года. Вы были готовы к вопросу из Якутии?

— Вопрос человека оказался несложным. Проблема была в том, что бухгалтерия неправильно ему все разъяснила. Но позже я начал разбираться с системой оплаты труда и нашел там новые проблемы, которые лежат глубже. Например, после решения Конституционного суда России и принятых мер по выравниванию МРОТ с учетом северных надбавок получилась ситуация, когда у нас зарплата младшего персонала в больницах почти не уступает зарплате врачей. Это серьезная проблема. При этом мы понимаем, что нельзя снижать зарплату санитаров, а нужно поднимать зарплату врачей. Это проблема, которая есть во всей стране.

— Вы продолжите реализовывать уже в регионе те проекты, которые вы начали в должности главы Якутска?

— Конечно, в первую очередь это решение проблемы ветхого и аварийного жилья, именно ее назвал одним из приоритетов для всех президент страны Владимир Владимирович Путин. Мы в Якутске одними из первых в стране выполнили программу переселения из ветхого и аварийного жилья.

К сожалению, по уровню аварийного жилья Якутия является одним из лидеров в стране. Множество людей живет в плохих условиях, поэтому мы должны добиваться продолжения финансирования программы. В этом вопросе ждем решения федерального центра о дальнейшем финансировании в рамках реализации решений президента.

— Какая сумма финансовой помощи вам нужна из федерального бюджета?

— Чтобы снести и аварийное, и ветхое жилье, нам нужны сотни миллиардов рублей. Если говорить о сносе только аварийного жилья, необходима сумма порядка 30–40 млрд рублей.

— А как у вас с выполнением задач по строительству мусороперерабатывающих заводов?

— Я бы поостерегся говорить о мусоропереработке в Якутии. Она теоретически возможна только в городе Якутске, и то не факт. Если говорить про районы, про Арктическую зону, то продукция мусороперерабатывающих заводов, построенных там, будет золотой. Она будет в десятки и сотни раз дороже, чем аналогичная продукция в Центральной России. Я считаю, что нам еще раз нужно подходы по обращению с отходами пересмотреть и на малонаселенных территориях больше внимания уделять технологиям мусоросжигания с соответствующими экологическими требованиями.

Лесные пожары

— В Якутии на конец прошлой недели действовало более сотни лесных пожаров. Горит площадь порядка 64 тыс. га — это свыше 80% площади лесных пожаров на Дальнем Востоке. Вы предварительно оценили ущерб?

— Мы находимся в ежечасном взаимодействии с силами МЧС. Привлечена их авиация и специалисты из других регионов. В последние дни увеличения зоны пожаров нет, часть удалось потушить, часть локализовать. Свою роль сыграли и природные условия. Пока пожароопасный сезон не окончен, ущерб оценивать рано. Для сравнения могу сказать, что в прошлом году прямые затраты республики на тушение пожаров составили порядка 400 млн рублей — это не считая затрат, которые напрямую несет МЧС России.

— Что необходимо делать, чтобы подобная ситуация с лесными пожарами не повторялась в будущем?

— С начала этого пожароопасного сезона в республике уже сгорело порядка 1 млн га леса. Большинство этих территорий находятся вне зоны контроля авиалесоохраны.

Чтобы принимать превентивные меры, нужно применять космомониторинг и увеличивать расходы на авиалесоохрану. Это, конечно, дорого, но мы должны понимать, что теряем еще больше. При наших огромных расстояниях, не имея возможности использовать авиалесоохрану, о многих пожарах мы узнаем только тогда, когда уже тысячи и десятки тысяч гектаров леса горят.

Сегодня при расчете необходимой авиапомощи при тушении лесных пожаров одним из главных коэффициентов является численность населения. К сожалению, в этом случае такие малонаселенные субъекты, как Якутия и другие регионы Дальнего Востока, имеющие большие лесные фонды, всегда будут в проигрышном состоянии. Сегодня на гектар леса в Якутии выделяется в разы меньше средств, чем в регионах Центральной России.

Кадровый вопрос

— Ранее вы сообщили об оптимизации госаппарата республики. Сколько вы планируете сэкономить на этом? 

— Проведено сокращение правительства и аппарата главы и правительства республики на 8%. Экономия со следующего года составит порядка полумиллиарда рублей. Это сокращение необходимо компенсировать увеличением эффективности внутриведомственного взаимодействия. Здесь есть где поработать, начиная от электронного документооборота и заканчивая отчетностью.

Мы должны результаты оценивать не по тому, сколько томов отчетов написал чиновник, а по тому, как реально улучшилась жизнь людей в нашей республике. Насколько они удовлетворены качеством работы госслужащих. Насколько они стали лучше учиться. Насколько работники культуры стали доступнее для сельского жителя. По каждому направлению и по каждому министру мы сделаем отдельный KPI и по конкретным цифрам будем смотреть на его результат.

— Кто войдет с вами в новую команду правительства? 

— Я людей всегда выбирал по двум критериям: компетентность и честность. Других критериев у меня нет. Правительство и дальше будет меняться. У нас есть много людей в кадровом резерве. Мы дадим им возможность реализоваться — это раз. Во-вторых, мы должны сделать социальные лифты для наших улусов (районов — прим. ТАСС). Если мы увидим, что у человека в районе жизнь кипит, а в соседнем районе при тех же условиях ничего не происходит, то надо дать этому человеку подняться на уровень выше.

Также мы не исключаем, что будем привлекать специалистов из других регионов.

Взаимоотношения с крупными компаниями

— Как будете выстраивать отношения с крупными промышленными компаниями, которые работают в регионе?

— С ними будем работать активнее, нежели это было раньше. На сегодняшний день идет активное освоение ряда районов республики, и без постоянного контакта власти и компаний это освоение не будет эффективным. Мы уже встречались с руководством компаний, занимающихся добычей алмазов, золота, угля. Я был на объектах «Транснефти», «Газпрома». Скоро будем встречаться с первыми лицами корпораций здесь, в Москве, и такие договоренности уже есть.

— Как строится взаимодействие с компанией «Алроса»?

— С «Алросой» и руководителем компании Сергеем Ивановым мы находимся в постоянном контакте. Это наше бюджетообразующее предприятие, которое сейчас переживает нелегкие времена. Они проходят через реструктуризацию и в постоянном режиме сталкиваются с теми вызовами, которые существуют у компаний такого масштаба.

— Обсуждается ли возможность дальнейшей продажи акций компании «Алроса»? 

— У Якутии 33% акций этой корпорации. Мы их продавать не будем, таких намерений у нас нет.

— Обсуждаете ли вы с «Алросой» планы совместной работы и обязательств компании перед регионом на 2019 год?

— Сумма помощи от «Алросы» зависит от продаж компании. В этом году ситуация на рынке положительная. Если 2019 год будет хоть немного напоминать текущий, то это будет замечательно, и мы надеемся, что компания выполнит обязательства.

— Известны ли уже сроки восстановления рудника «Мир», где в этом году произошла трагедия?

— Мы очень надеемся, что проект восстановления рудника «Мир» появится у нас в течение двух лет — до конца 2019 года, и надеемся, что за пять лет все работы по восстановлению будут выполнены.

Отключения электричества

— Как вы работаете с «Русгидро» и какие меры принимаются, чтобы нормализовать энергоснабжение в регионе?

— Мы контактируем постоянно. Одним из тех руководителей федеральных корпораций, с которыми я встретился первым, был руководитель «Русгидро» Николай Григорьевич Шульгинов, который специально прилетел в Якутию, и мы с ним провели встречу по всем аспектам наших взаимоотношений.

Конечно же, вопросы стабильного энергоснабжения для Якутии — это вопрос абсолютно другого уровня, нежели для центральной части страны. Потому что от этого, в особенности в зимний период, напрямую зависит наша жизнь.

У нас сейчас вызывает много вопросов надежность нашего энергоснабжения с точки зрения аварийных отключений, происходящих в центральном энергорайоне, в который входит Якутск. Они связаны с работой Якутской ГРЭС-2. Но при этом энергетики все как один говорят, что идет процесс наладки оборудования и при любом запуске такого крупного энергообъекта такие вещи бывают. Энергетики уверяют, что к началу отопительного сезона вся эта работа полностью будет выстроена и форс-мажоров больше не будет.

Кроме центрального энергорайона меня также очень смущают вопросы энергоснабжения районов, где у нас расположены основные алмазодобывающие производства. На некоторых линиях идут постоянные аварийные отключения, которые приводят к остановке работы рудников. А это прямые потери сначала для акционерной компании «Алроса», а потом и для нашего бюджета. И эти вопросы должны быть решены, потому что нужно обеспечить стабильность энергоснабжения на основных направлениях.

Мы дальше будем работать с нашими компаниями, в том числе с «Якутскэнерго», в части дальнейшего строительства новых линий. Вилюйская зона не может дальше развиваться, потому что у них уже достигнут предел энергоснабжения, а новые объекты мы просто физически не можем подключать. При этом аварийность старых линий там зашкаливает. Поэтому линия ВЛ-110, которая должна дойти до Нюрбы на западе Якутии — это еще один важный вопрос.

Надеюсь, что мы с исполнителями в ближайшие месяцы примем реальный план строительства электролинии ВЛ-110 на Нюрбу и начнем его реализовывать.

— Есть ли у вас планы по развитию альтернативной энергетики в республике?

— Если говорить об экологической энергии, то у нас в Верхоянском районе находится самая крупная в стране солнечная электростанция. Сейчас по ветроэнергетике мы работаем с японской компанией Komai Haltec и строим в Тикси ветряную электростанцию. Ранее мы ставили немецкие и другие европейские ветряки в Арктической зоне. Они все ломаются на морозе, а в Тикси зимой минус 30–40 градусов и очень сильные ветра. Конструктивные элементы любой техники при столь низких температурах ведут себя по-другому, нежели в обычной ситуации. Поэтому мы надеемся, что японцы это смогут решить эту проблему.

Северные аэропорты

— Якутия, как и многие дальневосточные регионы, имеет проблемы с транспортной инфраструктурой. Как планируете их решать?

— Я встретился с министром транспорта РФ Евгением Дитрихом. Мы рассмотрели ряд вопросов, и в первую очередь это строительство моста через реку Лена.

Важный вопрос, который еще предстоит обсудить, — это взаимодействие по компании «Аэропорты Севера», которое включает в себя все аэропорты Якутии, кроме аэропорта Якутска. Нам требуется очень серьезная модернизация взлетно-посадочных полос и зданий аэровокзалов многих аэропортов, в том числе и северных.

Мы видим, что сегодня уже очень требует ремонта взлетно-посадочная полоса в аэропорту Нерюнгри (Южная Якутия), Мирного (Западная Якутия), Удачного — центра алмазодобычи.

По десяти аэропортам у нас проектно-экспертная документация с госэкспертизой уже готова. Мы надеемся, что Минтранс в ближайшие годы включит развитие транспортной системы Якутии в программу финансирования.

Еще один важный транспортный вопрос касается не Минтранса, а Минпромторга. Я говорю о замене наших самолетов — Ан-2 и Ан-24. Тот вариант, который сегодня продвигается как внутрирегиональный, — это воздушное судно Ил-114, не очень нам подходит. Во-первых, оно рассчитано на 68 человек, и это достаточно много для внутрирегиональных перевозок, особенно для таких регионов, как Дальний Восток.

Во-вторых, у предлагаемого судна высокие требования к состоянию взлетно-посадочной полосы. То есть обязательно потребуется очень серьезная реконструкция аэропортов, чтобы эти самолеты вообще могли взлетать из этих аэропортов.

Вопрос требует скорейшего решения, потому с 2021–2022 года начнется процесс замены Ан-24, и тогда встанет вопрос: а на чем мы будем летать на Север? Альтернативой могут быть только самолеты иностранного производства. Это серьезнейший вопрос, и он требует скорейшего решения.

— Планируется ли запускать новые рейсы в другие регионы страны?

— Мы пока об этом не говорим, потому что через два года начнется большая реконструкция взлетно-посадочной полосы аэропорта «Якутск», будут серьезные ограничения в части видов судов, которые может принимать аэропорт. О появлении новых маршрутов мы будем говорить после 2020 года.

Ленский мост

— В ходе разговора мы уже упоминали мост через реку Лену. В одном из интервью вы говорили, что Крымский мост уже построили, а теперь пора и ленский мост строить. Какие планы существуют относительно этого проекта?

— Во-первых, решение по мосту через Лену появилось десять лет назад. В 2008 году уже была подготовлена проектно-сметная документация совмещенного моста, которая прошла госэкспертизу. Потом начались долгие препирания: строить мост или тоннель. В итоге все затянулось, а после появились другие государственные приоритеты.

В итоге мост до сих пор не построили, а он республике очень необходим. Его проект сегодня на самом деле относительно недорогой по сравнению с тем же сахалинским, который оценивается под 1 трлн рублей. Проект строительства моста через Лену уже достаточно проработан, и мы считаем, что он решил бы практически все те проблемы транспортной доступности, которые сегодня есть в регионе.

Строительство моста позволит соединить три федеральные дороги: «Колыма», «Лена», «Вилюй», также соединить речной порт и международный аэропорт в Якутске.

Административный центр республики и поселок Нижний Бестях тогда превратятся в большую агломерацию, стоящую на разных берегах реки Лены.

Сегодня Россия по Лене соединена только узкой полосой Транссиба, БАМа и автодороги Чита — Хабаровск недалеко от границы, внизу. А если посмотреть на север, на несколько тысяч километров, страна у нас разделена. Тот же Якутск почти шесть месяцев в году имеет лишь авиационное сообщение с другими частями страны.

Самое главное, что геостратегически мы соединим восток и запад нашей страны по центру реки Лены.

Сейчас в Минфине нам постоянно говорят, что у нас большие затраты на северный завоз. Если бы мы смогли обеспечить строительство моста, то могли бы завозить грузы на Север в разы дешевле.

Мы будем разговаривать о строительстве моста с полномочным представителем президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрием Петровичем Трутневым, с федеральными министрами, и в итоге ставить вопрос уже на уровне председателя правительства и президента страны.

— В какую сумму оценивается строительство этого моста и предусмотрены ли у вас какие-то резервы на его возведение?

— Мы всегда считали и считаем, что этот проект будет [реализован] полностью за счет федерального центра. Деньги на него по сравнению с аналогичными проектами требуются небольшие — около 50–60 млрд рублей.

Подготовка к ВЭФ

— К Восточному экономическому форуму готовитесь?

— Конечно, но в этом году у нас немножко поменяется подход. Мы хотим отказаться от подписания громких декларативных соглашений на огромные суммы, которые в итоге так и остаются ничего не значащими документами. Мы намерены перейти к более практическим соглашениям. Соглашениям, которые будут приносить практические плоды не только в бизнесе, но и, например, в образовании и культуре. С этой точки зрения у нас ряд проектов прорабатывается. Это могут быть документы о взаимодействии с теми или иными институтами развития или организациями.

Также мы надеемся подписать соглашение с японцами. Японские министр экономики и министр инноваций и новых технологий были у нас в регионе в июне. Мы с ними договорились, что отдельно встретимся уже во время ВЭФ — обсудим ряд проектов, который мы им предложили.

Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ