АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
11
Ясно
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  67.01
 78.36
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
19.09.2018, 22:29
Политика
Эксклюзив
ЕР в Якутске удивила
Архив новостей
Красота & Здоровье
12 марта 2018, 16:40
1314

Травматолог Анатолий Мордосов: Улыбка пациента – вдохновение для новых побед

Интервью о себе, о работе отделения травматологии и ортопедии Республиканской больницы №2 — Центра экстренной медицинской помощи, врача травматолога — ортопеда высшей квалификационной категории, Анатолия МОРДОСОВА.
— Анатолий Николаевич, расскажите, пожалуйста, о себе, о том, как Вы стали врачом?

— Мне нравится помогать людям, я люблю делиться знаниями, и стараюсь учить этому окружающих. Кроме врачебной практики, занимаюсь общественной работой с населением, состою в партии «Единая Россия».

Поводом для возникновения интереса к медицине стала тяжелая, страшная производственная травма, случившаяся с моим старшим братом. Он был человеком, обладавшим блестящими физико-математическими знаниями, выигрывал все олимпиады в школе, с отличием окончил университет в Новосибирске, стал инженером. Предложение о работе долго не заставило себя ждать, — он занял ведущую должность на секретном военном заводе. К сожалению, так случилось, что он получил травму на производстве… Домой он вернулся без ног и руки. Ему было всего 23 года, он даже не успел познать все счастье жизни.

Тогда я учился в третьем классе, мне было очень тяжело видеть брата инвалидом. Каждый переживает трудности по своему, у меня это трагичное событие отразилось на профессии, по окончанию школы и службы в армии, я решил поступить в медицинский институт. Никакие проблемы не должны замалчиваться, если в жизни случилась беда, надо стараться находить если не способы её разрешения, то хотя бы пути для облегчения тяжести сложившихся обстоятельств.

Во время учебы я планировал стать анестезиологом – реаниматологом, посещал для этого дополнительные кружки, имел отличные результаты, успехи в изучении анестезиологии, и даже подрабатывал в реанимации.

Окончив мединститут в 2000 –ом году, я планировал пройти годичную интернатуру в родном районе, в городе Ленск. Отправился за распределением в отдел кадров Минздрава РС(Я). Получив распределение в Ленскую ЦРБ, благодарю, и, не глядя в документ, выхожу. Открывая дверь, читаю: «Назначить хирургом». Разворачиваюсь, спрашиваю у начальника – «Я ведь реаниматологом хотел стать, почему вы меня хирургом назначаете?..» Последовал ответ – «Реаниматологи трахеостомию делают? Делают. Чем делают?» Я отвечаю – «Скальпелем»… «Ну вот, скальпелем владеешь, желание работать вижу, что огромное, а всему остальному там и научишься». Так я стал хирургом.

Приступив к работе хирурга, все приходилось схватывать на лету, что у меня, стоит отметить, отлично получалось. Я был заинтересован в профессии, и всегда умел быстро переключаться с одного на другое, без потери качества.

— Какой была Ваша первая операция?

Все сразу было очень серьезно, первую свою операцию я выполнил спустя две недели работы, это была ампутация первого пальца кисти. У женщины был запущенный панариций (острое гнойное воспаление тканей пальца, прим. авт.), она приехала из деревни, где медицинская помощь тогда не была такой доступной как сейчас. Палец требовалось уже именно ампутировать, чтобы воспаление не захватило всю кисть.

Сказать, что волновался тогда, ничего не сказать. Сейчас это смешно вспоминать, а тогда… Стою я значит, собираюсь духом. Руками перебираю инструменты, в голове прокручиваю еще раз и еще раз алгоритм выполнения операции, и ту же самую последовательность мне шепчет на ухо моя медсестра. Наступил момент ампутации, все прошло легко, можно сказать, что зря волновался.

После этой операции уже не было никакого страха, все мои действия стали уверенными, готовился ко всему я заранее, читал очень, очень много литературы, учился у старших опытных коллег. Тогда на дворе стояли 90 – ые, все опытные врачи были суровыми людьми, время было сложное. Учили меня не добрым понятным словом, а жестко и ультимативно. За мелкие оплошности полагался строгий выговор, приправленный как минимум крепким словом, поэтому нужно было учиться и работать так, чтобы не было ни малейшего отступления от правил, ни одного нарушения тактики лечения.

— Как складывался дальнейший трудовой путь?
В 2001 — ом году закончилась моя интернатура, и в тот же год в Ленске случилось масштабное наводнение, город серьезно пострадал. Я решил вернуться в Якутск, и продолжить работу здесь.

Приехал, начал искать работу. А тут меня никто не знает, я ведь планировал стать анестезиологом – реаниматологом, а сейчас прихожу к главным врачам, и собираюсь устроиться хирургом.

Тогда было легко попасть сразу к главному врачу каждой больницы, все было проще — без приемных часов, можно было обратиться день в день. Все встречали радушно, все внимательно выслушивали меня, при мне обзванивали отделения своих больниц, но…рабочих мест для хирургов не было. Тут все-таки посчастливилось переговорить с главным врачом Республиканской больницы №2, тогда им был Вячеслав Лаврентьевич АЛЕКСАНДРОВ. Он сообщил мне, что в травматологическом пункте есть место врача –травматолога. Тогда травмпункт входил в состав РБ№2 -ЦЭМП. Я согласился, и приступил к работе.

За два года работы это была уже третья специальность, которую я также успешно освоил и полюбил.

Через несколько месяцев моей работы в качестве врача – травматолога, меня вызвал профессор Геннадий Анатольевич ПАЛЬШИН, и предложил пройти ординатуру по травматологии в Москве, я не раздумывая, согласился.

Поступив в Российскую медицинскую академию непрерывного медицинского образования, я начал работать сутками напролет, впитывая все знания как губка. Было тяжело, работа в 1-ом травматологическом отделении никогда не прекращалась, московская больница №15 была одной из самых загруженных. Бывало, что тяжелые больные поступали один за другим, по 10 — 15 пациентов на каталках. Ни один день не проходил без операций.

Коллектив был замечательный, всегда буду помнить то, чему меня научил заведующий отделением: он никогда не ругал своих врачей за промахи публично. Также не позволял делать этого и пациентам. Врач – человек особенный, должен вести себя подобающе профессии, быть всегда собранным, внимательным, вежливым. Если ординатор ошибался, он никогда не ругал его при всех, уводил к себе в кабинет, и там уже вел разговор. Таким образом, он учил нас не идти на поводу у эмоций, сохранять всегда ясное сознание, что особенно важно для хирургов. Этому же я учу своих молодых коллег, — обращаться к каждому пациенту с уважением, лечить каждого также, если бы пришлось лечить своего родственника, близкого человека.

То место, в котором ты проходил ординатуру, имеет огромное значение в дальнейшей карьере врача, все два года моей ординатуры стали для меня бесценным опытом, вектором развития. По окончанию ординатуры я вернулся работать врачом — травматологом в РБ№2 — ЦЭМП, и работаю здесь уже 14 лет.

— Расскажите, пожалуйста, о возможностях современной травматологии и ортопедии, тенденциях в ее развитии?

Наибольшее развитие в настоящее время имеет эндопротезирование крупных суставов конечностей (чаще тазобедренного и коленного). Современные эндопротезы суставов способны прочно и на долгое время вживляться в кость. Это стало возможным за счет пористой структуры поверхности, контактирующей с костной тканью, которая врастает в металлические поры определенного размера, обеспечивая биологическую фиксацию компонентов импланта. Данный вид операций проводится с 1994 года, сейчас эндопротезирование поставлено на поток. За прошлый год выполнено порядка 800 операций, в половине из них я принимал непосредственное участие.

Активно развиваем хирургию стопы, это очень большая тема, тут нельзя все просто описать словами «исправляем плоскостопие». Одного только хирургического лечения плоскостопия имеется 300 видов, в каждом клиническом случае мы подбираем меры лечения индивидуально. При хирургическом лечении стопы мы обязательно сохраняем её биомеханику и анатомию строения. Сейчас на рынке товаров и услуг появилось много якобы излечивающих от плоскостопия ортопедических стелек, я хочу предупредить население – от плоскостопия можно избавиться с их помощью только при 1-ой, максимум 2-ой степени плоскостопия. При возникновении проблем со стопой первым делом необходимо обратиться именно к оперирующим врачам – ортопедам в больницу, и только потом, после получения консультации врача, отправляться в магазин.

Объясню, почему именно такой алгоритм действий: человек ведь обращается к врачу чаще всего только тогда, когда уже возникла острая боль, или неудобство, соответственно, велика вероятность, что болезнь у него находится в запущенной, прогрессирующей стадии.

Также мы устраняем хирургическим путем одно из негативных последствий плоскостопия, — halluх valgus. Или, как называют в народе, «косточка на пальце». Если перевести название болезни с греческого языка, то оно говорит само за себя, — «халлюкс» -это большой палец, а вальгус — это отклонение наружу. То есть это заболевание, при котором большой палец ноги отклонен в сторону по отношению к другим пальцам.

С этой проблемой люди тоже обращаются только тогда, когда уже терпеть боль нет сил. Халлюкс вальгус — это не только неэстетичный вид стопы, это и боль при ходьбе, в пояснице, болезненность в икрах. Лечение чаще всего только хирургическое, ортопедические стельки – это средство реабилитации, но не лечения.

Говоря об эстетике – у нас в отделении проводятся операции по исправлению кривизны ног, после данного вида хирургического вмешательства ноги не только становятся ровными и стройными, но и прибавляется сантиметров в росте. Секрет здесь в применении аппарата Илизарова – спицы вводят в кость выше и ниже места рассечения с помощью дрели, перекрещивая их под прямым углом. Каждую пару спиц фиксируют и надёжно закрепляют в кольце, используя специальный ключ. Кости медленно растягивают путём подкручивания гаек на подвижных штангах. Растяжение костей называется дистракцией. Основное растяжение начинают осуществлять примерно через 7 дней после установки аппарата.

Конечности удлиняют не более, чем на один миллиметр в день. Скорость зависит от того, насколько легко пациент переносит эту процедуру. В среднем для удлинения кости на 5 см требуется от 50 до 80 дней. Процесс заживления считается законченным только после того, как костный регенерат приобретёт свойства нормальной костной ткани. Звучит страшно, но на самом деле, операция пользуется большим спросом, как среди женщин, так и среди мужчин.

— Что больше всего Вас радует, вдохновляет в работе?

— Конечно же, это довольные пациенты. Нагрузка на наше отделение большая и постоянная, не зависит от времени года, палаты никогда не пустуют. Люди попадаются разные, как по складу характера и манерам, так и по сложности клинических случаев. Непередаваемые ощущения, когда вчерашний пациент, находившийся в тяжелом состоянии, сегодня уже здоровается, улыбается, благодарит.

Работа травматологов – ортопедов очень интересная и сложная, здесь нужно совмещать холодный разум, и в то же время сочувствие не должно быть чуждо, нужно уметь «собрать» перелом, привести в первоначальное состояние раздробленную кость, в других случаях суметь сделать лучше, чем было. Мы должны иметь развитое пространственное мышление, умение находить решение прямо в процессе оперативного вмешательства. Это сложная задача, ведь не бывает двух одинаковых переломов. Поэтому именно довольные лица пациентов, — вот что меня радует и вдохновляет на дальнейшую работу и новые успехи.

Источник: Алла КЛЕЦКО.
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
14.09.2018, 22:12
Желток
Фотофакт
Мэр Якутска на отдыхе
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ