АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн
ПОГОДА
9
Ясно
КУРС ВАЛЮТ
Курсы валют
Курс ЦБ
$  59.36
 69.72
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Архив новостей
Экономика
8 августа 2017, 11:00
2568

Трансстрой: «Дайте нам работать спокойно»

На сегодня в Якутске признаны аварийными почти триста домов. Также насчитывается еще порядка 1200 домов, имеющих признаки аварийности. То есть из общего числа многоквартирных домов – 4200 — необходимо снести почти полторы тысячи.

Бюджетных средств на все не хватает, поэтому город привлекает частных инвесторов, которые берут на себя обязательства по сносу и расселению домов на территориях, пригодных под застройку.

Под комплексную застройку отдано 16 территорий, по выданным договорам это 1,7 млн кв. м. жилья. Снос и расселение более трехсот домов до 2025 года должны обеспечить ДСК, ЯКСМК, «Стройкон», «Строймонтаж – 2002» и «Трансстрой».

Застройкой квартала 9 «А» напротив Столичного рынка занимается компания «Трансстрой». Договор о развитии застроенной территории ООО «Трансстрой» с администрацией города подписали в 2015 году. Однако строительство началось только в 2017 году. Все это время застройщик занимался утверждением ППТ, ПМТ данного квартала. Два раза проекты сворачивали жители. Таким образом публичные слушания у «Трансстроя» закончились только в начале этого года. Летом на Якутской началась долгожданная стройка.

В этом квартале двадцать 4-х квартирных одноэтажных деревянных дома построенных в 60-ые годы. Из 80 квартир, которые должна расселить компания, 77 квартир готовы переехать в новое жилье, и лишь три из них — не согласны. В двух квартирах проживает Андрей Бжеленко, который выступил в СМИ с обвинением в принуждении со стороны компании-застройщика, которая, в свою очередь, обвинила Бжеленко в клевете. Разбираться с проблемой даже прилетала эксперт из центрального штаба ОНФ Светлана Калинина.

Мы обратились за комментарием к руководству «Трансстроя», которое пригласило нас на стройку. Сюда же подошли жильцы аварийных домов.

— В 4-квартирном деревянном доме на Якутской, 13 в собственности Бжеленко две 2-ух комнатные квартиры и 9 соток земли, — вводит нас в курс дела директор компании Денис Мункоев. — Бжеленко стоит в очереди на переселение на 2019 год. Как и всем жильцам, мы предложили ему равноценный обмен: две квартиры общей площадью 64 м2 в новом благоустроенном каменном доме взамен его квартир с той же квадратурой и земельный участок в 9 соток оценили по рыночной стоимости в 5,8 млн., который по кадастровой стоимости оценивается в 2,2 млн. Он с нашими условиями не согласился и написал письмо в прокуратуру, якобы мы угрожаем его жизни и принуждаем согласиться с нашими условиями компенсации. Естественно, прокуратура ничего противозаконного в наших действиях не нашла. Тогда он пошел в СМИ, те пригласили эксперта с центрального штаба ОНФ, а все для чего? Чтобы вынудить нас купить его земельный участок за 12 миллионов рублей, который даже по рыночной оценке стоит не больше шести. А строения  в виде гаража и бани, это не объекты капитального строительства, их можно разобрать и возвести в любом другом месте.

— Экспертизу жилого дома по Якутской, 13, где живет Бжеленко, вы заказали?

— Да, мы. Мы по договору обязаны произвести обследование каждого жилого дома, — отвечает заместитель директора по финансам Людмила Насыпайко. — Данные дома нам потом снимать с кадастрового учета. Следовательно, мы обследуем кроме домов и земельные участки.

А когда сделали, выяснилось, что у нас на территории в границах квартала «9А» находится еще один адрес, который не вошел в перечень домов указанных в договоре. По нашему заявлению «Управление муниципального контроля» Окружной администрации г. Якутска провело обследование земельного участка по ул. Якутская, 9/1, и выяснило, что данный земельный участок зарегистрирован под жилой дом, и по документам на участке этот жилой дом площадью 28,6 м2 присутствует, а в реальности этого дома нет!

Сосед Бжеленко, со 2 квартиры, по ул. Якутская, 13,  так же самовольно занял земельный участок. На сегодня есть судебное решение об освобождении земельного участка.

К разговору подключаются соседи.

— Бжеленко построил у себя большой гараж, он там ремонтом занимается, зимой ему надо ставить в него манипулятор, зачем ему квартира? Поэтому он, конечно, не хочет ничего менять. — говорит соседка Мария Комиссарова. — А то, что из-за него соседи страдают, не могут переехать, он об этом не думает. Деньги ему нужны, чтобы построить себе еще дом, а квартиры сыновьям отдать.

— А что насчет его слов, что его дом ошибочно ввели в перечень аварийных домов?

— Дом у Бжеленко построен в 1963 году, то есть он такого же года постройки, что и все дома в этом квартале, ничуть не лучше — тут же болото! Все дома гниют с основания.

— Мы уже десять лет каждый год заказываем по пять камазов песка, чтобы засыпать территорию. А иначе мы бы утонули, — рассказывает Татьяна Семенова, соседка другого скандального соседа, Игнатьева, который попросил у «Трансстроя» 17 миллионов рублей. — Под домом у нас была вода, мы весь подпол засыпали и полы поменяли. И все равно, каждый год приходилось отсыпать.

Вам надо сходить и посмотреть, как живут люди на Якутской, 3. Люди из-за Игнатьева живут прямо на болоте. Там у нас дорога была, где мусор лежит, и сейчас по ней не пройти, не проехать, потому что он у себя всю воду откачал и вылил за забор, и вся эта вода ушла к соседям и на дорогу.

— А у вас квартира тоже была с земельным участком?

— Да, с участком. Почти у всех так.

— И вы согласились обменять все на квартиру?

— Конечно. Мы уже переехали, недавно закончили обустраиваться.

— А как вы думаете, почему ваши соседи не соглашаются с аварийностью? 

— Ну, у них свои цели. Они хотят много денег получить.

Проходим к дому, Якутская, 5, двери и окна дома уже заколочены, но даже заходить не надо, чтобы понять, что дом со всех сторон окружен зеленоватой водой.

Спрашиваем у бывшего жильца этого дома, Константина:

— Как давно вы переехали?

— Четыре дня назад.

— Мы у него ремонт делали, — говорят хором соседи.

— А как вы жили здесь? 

— Как все жили, так и мы.

— А сейчас довольны условиями?

— Конечно, спасибо большое всем.

Сергей Хромов раньше жил на Якутской, 11, с 2015 года проживает на Якутской 2/15. Этого молодого человека со стороны можно принять за работника «Трансстроя», настолько рьяно он взялся защищать компанию.

— Называйте своими именами, это бараки! Я здесь прожил 30 лет. На болоте весь район стоит, возьмите бензопилу, распилите любой дом, и увидите, это же уже не брус, а труха. В этот квартал вообще никто заходить не хотел! Я смотрю то, что делает «Трансстрой», и радуюсь, потому что они мою мечту воплощают в жизнь. И когда я вижу что им палки в колеса вставляют, меня это возмущает. Здесь что, элитный квартал какой-то? Здесь бараки! Когда у нас с «Трансстроем» были переговоры, я сначала попросил столько-то, но мне на это показали все расчеты, и я понял, что то, как мне посчитали, так считают все застройщики, это единый, скажем, стандарт, чтобы выйти на свой процент прибыли, который, кстати, не такой уж и большой, всего четыре процента. Так что я с ними нашел компромисс.

— Тогда вопрос к Департаменту жилищных отношений. Вы ведь из ДЖО? Ответьте,  пожалуйста, на основании чего было принято решение, что дом Бжеленко аварийный? 

— Чтобы признать дом аварийным, необходимы документы: заявление о признании дома аварийным, заключение специализированной организации и правоустанавливающие документы на жилое помещение, — говорит представитель Департамента, главный специалист отдела учета жилищного фонда Леонид Гаврильев. — Все необходимые документы по адресу Якутская, 13, были собраны и направлены в адрес межведомственной комиссии. Комиссия выезжала на адрес, производила осмотр и в соответствии с заключением приняла решение принять дом аварийным.

— Если дом признается аварийным, что происходит потом?

— Согласно заключенного договора по расселению аварийных домов обязательство за застройщиком. Если застройщик не договорился с собственником жилого помещения, расселением впоследствии занимается муниципалитет. Выходит соответствующее распоряжение о признании дома аварийным и дом попадает в список аварийных домов, этот список предоставляется в Минстрой, а Минстрой уже утверждает программу по расселению этих домов.

— И все же непонятно, как так получается, что вы все жили в аварийных домах, а ваши соседи живут в нормальных? — снова обращаюсь к соседям.

— А вот так. У нас в одном доме все соседи мучаются, жалуются, что зимой они замерзают, круглый год их топит, а у одного соседа все хорошо, он берет и  оспаривает все это в суде. Говорит, мне нормально, — отвечает Мария. — Вот, Семеновы переехали, потому что у них дом в плохом состоянии, а Игнатьев, который через стенку живет, судится и говорит, что у него дом в хорошем состоянии. При этом он у себя впритык к многоквартирному дому построил баню, там печку топит, один раз замкнуло, и такие искры пошли. Ну, страшно жить! Ни на одном собрании при этом ни его, ни Бжеленко не видно, и когда они говорят, что мы тут не хотим переселяться, лично меня это задевает. Почему они за нас-то решают? Нас все устраивает.

— А когда завершится строительство этого дома? Куда вы сейчас людей расселяете? — спрашиваю, указывая на свайное поле.

— План сдачи первой очереди дома у нас в 2018 году, мы должны эти сроки соблюсти. Но люди к нам уже сейчас обращаются, и мы по возможности начинаем их переселять. В 17 квартале, напротив авторынка «Лера» нами построен жилой комплекс, который включает в себя четыре многоквартирных жилых дома, 5-этажную многоуровневую автостоянку, 2-этажный гараж, два детских сада. Дома уже введены, и те люди, которых мы переселяем, сразу получают право собственности на квартиру. Им остается только сделать ремонт и переехать. Месяц назад получили ключи от квартир наши первоочередники. Сейчас они делают ремонт, готовятся к переезду. Иногда идем навстречу и расселяем людей вне очереди. В этом году помогли переехать семье Талановой, хотя ее дом стоит в плане на переселение лишь в 2020 году. Но у нее действительно тяжелая ситуация: четверо детей, из них трое — инвалиды, — говорит Насыпайко. — Людям у нас там нравится, квартал получился очень уютный, красивый. Спросите у жителей.

— Правда, мы очень довольны, — говорит Мария, она тоже получила ключи от квартиры  на ул. Якутской, д.2/17, но еще не переехала, занимается ремонтом. — Дома все пятиэтажные,  рядом гаражи полноценные построены, два детских садика, пришел большой магазин. Вообще застройщик — молодец! По одной моей просьбе отсыпали нам тут дорогу, — про старое жилье продолжает Мария. Сколько я до этого ходила просить нашу управу, всегда один ответ: денег нет. А тут попросила застройщика, и они взяли и отсыпали. А она, эта дорога, им не нужна. Я понимаю, они бы по ней ездили и отсыпали для себя. А тут просто потому что увидели: нам не зайти, не выйти, кругом вода по колено. Мы по заборам лазили и мостики строили. Ходили блоки искали, чтобы на них доски сверху поставить.

Я, если честно, устала делать ремонт. Из года в год, как приходит весна, думаешь, с чего начать, с этих стен, которые рушатся, с пола, который весь отходит, с крыльца, которое давно развалилось или дверей, которые то открыть не можешь, то закрыть, — вешаем висячие замки.

Директор ООО «Трансстрой» Мункоев Денис Михайлович:

— Вроде бы типичная ситуация: плохой застройщик, бедные жильцы. Но не в нашей ситуации, когда мы, взяв на себя задачу города расселять население, с ним остались один на один. Бжеленко, как и Рустамов в свое время, взял на себя задачу любыми способами добиться увеличения суммы компенсации. Если каждый так будет приходить и диктовать свои условия, а мы их удовлетворять, то в итоге мы получим обманутых дольщиков и нерадивого застройщика.

Собственность Рустамова.

Нам уже пришлось разделить строительство многоквартирного дома на два этапа из-за Рустамова (двор Рустамова стоит впритык с ведущейся стройкой и выходит на улицу Дзержинского). Переделали всю проектно-сметную документацию, межевое, заново прошли экспертизу. Потому что он попросил более 20-ти миллионов за 280 квадратов земельного участка. При этом он указал, что имеет в собственности жилой дом, который он снес и построил домик поменьше и большой гараж, соответственно их признали самостроями! — говорит Мункоев. — В общем, это его право, конечно, но когда мы будем строить? Почему эти товарищи не дают нам работать? В конце концов, они получили эту землю от города, можно же было согласиться на нормальные условия и заодно сделать хорошее для города, чтобы был красивый квартал? Вот, приезжала эксперт ОНФ Светлана Калинина, и что в итоге, закончилось указанием: найдите среднюю цену. Спасибо, как раз этим мы и занимаемся. Не придем к компромиссу, по решению об оценке земельных участков Бжеленко и Рустамова, то будем определяться в судебном порядке, не договоримся, попросту уйдём из этого квартала, мы не можем строить в ущерб себе.

Мы только на переселение 15 семей потратили 68 миллионов, когда трое собственников (Бжеленко, Рустамов и Игнатьев) просят компенсацию за свое имущество в размере около 65 млн. Также на сегодняшний день мы оформляем кредит именно для строительства данного квартала, а жильцы пользуются своей безнаказанностью

— А какую помощь от города вы ждете?

— Все мы читали, что думает побывавшая у нас впервые эксперт ОНФ про наш город, и ей понятно, есть с чем сравнивать, хотя, была бы она у нас лет пять назад и сегодня у нее сложилось бы совсем другое мнение. И мы сами хотим видеть наш город красивее и лучше, но при строительстве и благоустройстве мы сталкиваемся с такими собственниками. Городу пора признать все мероприятия связанные с развитием города муниципальной нуждой. Тогда все вопросы будут решаться в судебном порядке и по рыночной стоимости.

— Скажите честно, зачем вам это?

— Затем, что мы хотим застроить квартал, благоустроить его, чтобы людям было комфортно жить, чтобы люди наконец-то поняли, что развитием города должны заниматься все мы, а не только город.

Вместо предисловия

В 2018 году ООО «Трансстрой» планирует ввести первую очередь дома. Новый дом вырастет совсем рядом с домом Бжеленко, который с другой стороны подперт другой многоэтажкой, построенной «Симиир». По словам соседей, предыдущий застройщик тоже предлагал ему компенсацию, но тот отказался, мотивируя, что  не договорились  по цене.

comments powered by HyperComments
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ