АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
-19
Небольшой снегопад
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  68.00
 76.76
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Архив новостей
Футуролог
15 августа 2018, 1:52
13192

Мифы о ничего не умеющих якутах – III: Банки

Смена руководства республики, приход новой команды породили надежды на перемены.
Но одним из серьезных барьеров на пути к обновлению нашего общества являются мифы о якобы неспособности якутов развивать новые отрасли промышленности, грамотно управлять финансами.
В эти мифы верит и часть самих якутов.
С разрешения автора – Ивана НИКОЛАЕВА – мы публикуем фрагменты из его книги «Сокровенная история Республики», изданной в 2015 году.

3. КАК ОБАНКРОТИЛИСЬ ЯКУТСКИЕ БАНКИ

Летом 1999 года я был в селе Бэдьимэ Мегино-Кангаласского улуса.
Там был долгий разговор с мудрым стариком Иннокентием АФОНСКИМ о судьбах народа и республики. К тому времени не только наверху, но и в народе усиливалось ощущение, что импульсы движения вперед начинают затухать, накапливаются ошибки и просчеты. Обсуждая вопрос о кадрах, Иннокентий Иванович грустно сказал:

«Мы сами оказались неспособными к переменам».

… Причины краха большинства якутских банков были закономерными.
Как объяснял изданию «ДВ Капитал» (13 июня 2012 года) председатель Национального банка Республики Саха (Якутия) Сергей ЛЕВЧАКОВ:

«Для республики характерными причинами ликвидации коммерческих банков в 90-х годах явилось отсутствие у торговых и снабженческих организаций, наиболее кредитоемких, собственных оборотных средств, изъятых по указу союзного правительства. Недостаток оборотных средств полностью покрывался централизованными кредитами Государственного банка. Кредиты под досрочный завоз товаров для жизнедеятельности республики выдавались на 18 месяцев. Процентная ставка за централизованные кредиты на начало 90-х годов составляла 1-2%, а к концу возросла до 200%, по просроченным кредитам – 400%. Началось банкротство предприятий и банков. В итоге из 30 действовавших коммерческих банков и 31 зарегистрированного через пять лет к 1 января 1995 года осталось 27 зарегистрированных и 18 действующих кредитных организаций».

После 1995 года для ведущих банков республики «Сахакредитбанк» и «Сахабилиибанк» разрушительным оказался крах «Сибторгбанка». Банк «Сир» тоже пострадал, но меньше и обанкротился позднее – лицензия была отозвана 9 декабря 2009 года.
Алексей ТОМТОСОВ интернет-газете «Аартык.ру» (22 декабря 2014 года) рассказывал, что Якутия потеряла во время дефолта 1995 года 300 млн. долларов, а в 1998 году потеряла в «Презенткомбанке» также 300 млн. долларов…
Насчет «дефолта 1995 года».
«Сахакредитбанк», «Сахабилиибанк» и Банк «Сир» держали большие средства в «Сибирском торговом банке» («Сибторгбанк»), находившемся в Новосибирске.
В то время в стране выстроилась система межбанковских кредитов (МБК), которая фактически была единственным инструментом для банков, дававшим достаточно высокие доходы, перекрывавшие инфляцию (в 1995 году годовая инфляция составила 131,33%).
По состоянию на 1 июля 1995 года «Сибторгбанк» занимал 31-е место в России по сумме активов (около 2,145 трлн. рублей). В нем свыше 500 банков, преимущественно региональных (включая и якутские), держали средства на краткосрочных МБК, а «Сибторгбанк» за счет этих ресурсов финансировал долгосрочные вложения.
22 августа 1995 года в России начался кризис рынка межбанковских кредитов, который 24 августа («черный четверг») принял характер всеобщей паники.
Есть серьезные основания полагать, что крах МБК был специально спровоцирован Центральным банком России (ЦБР) с целью подавления инфляции (изъятия излишков денег из оборота). Действительно, в 1996 году годовая инфляция составила 21,81%, что почти на 110% меньше, чем в 1995 году, а в 1997 году инфляция составила только 11,03%.
Также Правительство России хотело получать больше денег от своих Государственных краткосрочных облигаций (ГКО) с целью финансирования бюджетных расходов. Но из-за высокой инфляции спрос на ГКО был низким, банки предпочитали зарабатывать на рынке МБК. Поэтому нужно было разрушить МБК. С рынка МБК заблаговременно вывели Сбербанк РФ, что тоже наводит на размышления.
Если в 1994 году было реализовано ГКО только на сумму 12,8 трлн. рублей, то после краха МБК спрос на ГКО вырос, к 1997 году достиг 32 трлн. рублей, а к началу 1998 года – 272,6 млрд. рублей (деноминированных).
В результате разрушения рынка МБК 1995 год закончили с убытками 449 банков (22% от общего числа), стали неплатежеспособными 365 банков, было отозвано 225 лицензий коммерческих банков.
Когда 6 крупных и несколько более мелких московских банков не сумели вовремя вернуть деньги «Сибторгбанку», с конца августа 1995 года «Сибторгбанк» начал испытывать затруднения, как и другие – к концу августа 1995 года более 150 банков являлись неплательщиками по однодневным кредитам overnight.
22 сентября 1995 года в элитном гостевом доме Новосибирской областной администрации руководство «Сибторгбанка» провело конфиденциальную встречу со своими крупными клиентами, включая представителей якутских банков. На встрече стало известно, что просроченный долг «Сибторгбанка» по незакрытым позициям составляет примерно 200 млрд. рублей (44,7 млн. долларов по курсу на 22 сентября 1995 года, речь идет о неденоминированных рублях).
Разумеется, никаких 300 млн. долларов якуты в «Сибторгбанке» не теряли, тем более, они были среди сотен региональных банков, которым «Сибторгбанк» оказался должен. «Сибторгбанк» за последующий период почти вдвое сократил свою задолженность перед банками (включая якутские).
22 апреля 1997 года лицензия у «Сибторгбанка» была отозвана. На момент отзыва лицензии суммарные обязательства «Сибторгбанка» составили 294,3 млрд. рублей: долг перед вкладчиками – 135,87 млрд. рублей, задолженность перед бюджетом – 58,8 млрд. рублей, задолженность перед юридическими лицами, включая банки – 99,63 млрд. рублей (17,3 млн. долларов по курсу на 22 апреля 1997 года).
Из-за кризиса рынка МБК у якутских банков были проблемы и с другими банками, включая московские.
В то время, по моим сведениям, якутские банки оперировали на рынке МБК суммами около 440 млрд. рублей (99,37 млн. долларов по курсу на 25 августа 1995 год).
Конечно, 99,37 млн. долларов – огромная сумма. Но никак не 300 млн. долларов, о которых говорит Алексей Томтосов.
И наибольшие проблемы с возвратом этих денег были в основном только с «Сибторгбанком», остальные банки с задержкой, но в целом расплатились. Правда, из-за этих задержек республика испытывала определенные финансовые проблемы.
Алексей Томтосов говорит, что в 1998 году республика потеряла в «Презенткомбанке» также 300 млн. долларов.
Во-первых, лицензия у «Презенткомбанка» была отозвана 5 сентября 1997 года, т.е. никакого разговора о 1998 годе не может быть и речи.
Во-вторых, дело обстояло несколько наоборот.
По состоянию на 25 августа 1995 года в «Презенткомбанке» зависло 68 млрд. рублей якутских банков по МБК (15,35 млн. долларов по курсу на 25 августа 1995 года).
В октябре-ноябре 1995 года контрольный пакет акций «Презентком-банка» был выкуплен «Сахакредитбанком», 10 января 1996 года председателем правления «Презенткомбанка» стала Ирина КИПРИЯНОВА, вице-президент «Сахакредитбанка».
5 июля 1996 года следователями Министерства внутренних дел Якутии в Москве был задержан бывший глава «Презенткомбанка» Юрий ГЛУЩЕНКО и этапирован в Якутск, где содержался в СИЗО.
21 сентября 1996 года Юрий Глущенко был выпущен из СИЗО.

Вернувшись в Москву, он обнаружил, что «за время его отсутствия якуты откачали из Презенткомбанка 168 млрд. рублей и «за долги» забрали офис. В нем расположился Сахакредитбанк», также якуты «получили от Презенткомбанка в общей сложности более 200 млрд. рублей. Помимо офиса. К тому же все клиенты-бюджетники закрыли свои счета (банк остался должен им 132 млрд. рублей, которые не выплачены до сих пор). В общем, якутским финансистам московский Презенткомбанк был больше не интересен» («Коммерсантъ», 8 апреля 1998 года).

Потом у «Сахакредитбанка» кредиторы «Презенткомбанка» сумели отсудить и забрать обратно офис банка, но на этом практически все и закончилось.
Как видим, в случае с «Презенткомбанком» Якутия не потеряла, а приобрела. Наверно, с банком поступили довольно жестко, но руководству «Сахакредитбанка» было важнее вернуть максимально больше денег. «Презенткомбанк» был использован для выкупа за реальные деньги по номиналу долгов тех банков, задолжавших якутским банкам. Среди этих долгов была и задолженность «Сибторгбанка».
С генералом Геннадием КОРНИЛОВЫМ, который тогда курировал дело Юрия Глущенко, я давно не виделся. Если увижусь и если случайно вспомним это дело, то просто молча усмехнемся. Геннадий Андреевич тогда действовал в рамках закона – было заявление на Юрия Глущенко, были проведены предусмотренные законом процессуальные действия по проверке заявления. Юрия Глущенко не стали держать в кутузке год, как обычно делали тогда в России, а быстро выпустили. А то, что во время его отсидки в СИЗО якутские банкиры усиленно возвращали потерянные деньги – вероятно, просто совпадение, разве нет?..
Конечно, якутские банки действительно потеряли значительные деньги на крахе рынка МБК. Большую часть они вернули, но с задержкой. Сколько было безвозвратно потеряно – точно не знаю из-за сложности подсчета. Реструктуризация, взаимозачеты, ценные бумаги вместо денег – все это свести воедино в общую цифру крайне трудно и вряд ли уже возможно.
Но так же потеряли деньги на крахе рынка МБК сотни других российских банков. Общие потери российских банков никто не официально не озвучивал, эксперты также не могут сойтись в оценках. Статистика ЦБР, обычно образцовая, по данному вопросу напоминает сбивчивые показания завмага инспектору ОБХСС, что только укрепляет мысль, что ЦБР специально спровоцировал коллапс рынка МБК. Чтобы годовая инфляция сдулась сразу на 110%, из оборота надо вывести несколько триллионов рублей.
У «Сахакредитбанка» лицензия была отозвана 3 декабря 2003 года, у «Сахабилиибанка» – чуть раньше, 26 ноября 2003 года.
Республика просто перестала вкладывать в эти банки деньги, постепенно вывела все активы. Например, 12-этажное здание «Сахакредитбанка» на проспекте Ленина, 1 забрала республика.
Михаил НИКОЛАЕВ так и не простил руководству «Сахакредитбанка» созданные проблемы.
В 2000 году президент банка Афанасий СТЕПАНОВ получил 5 лет лишения свободы с содержанием в исправительной колонии, вице-президент Ирина КИПРИЯНОВА – 5 лет условно, главный бухгалтер банка Степан АММОСОВ – также 5 лет условно. 25 мая 2000 года Верховный суд Якутии, руководствуясь постановлением Госдумы России от 24 декабря 1997 года об амнистии, освободил всех троих от наказания.
Могли ли якутские банкиры предусмотреть крах рынка МБК? Вопрос сложный. Если практически все российские банки попались в эту ловушку (вероятно, устроенную ЦБР), то как якуты могли бы оказаться догадливее всех?
Можно ли было не размещать деньги якутских банков на рынке МБК?
Просто держать деньги республики на счетах уполномоченных банков было нельзя – надо было спасать их от инфляции. Напомню – в 1995 году годовая инфляция составляла 131,33%.
Кредитовать торговые операции и/или промышленные предприятия в то смутное время могли только крайне авантюрно настроенные или насквозь коррумпированные банкиры.
Играть на российском рынке ценных бумаг в то время также было не слишком разумной идеей. То, с каким грохотом хлопнулся в 1996 году крупнейший игрок на рынке ценных бумаг «Тверьуниверсалбанк» – многим памятно.
Помимо рынка МБК был еще рынок ГКО. Чем пирамида ГКО закончилась – всем известно.
Держать деньги на валютных счетах с начала 1995 года уже не имело смысла – с 1995 года ЦБР стал усиленно сдерживать и даже откатывать доллар.
На конец января 1995 года доллар стоил 4004 рублей, на конец февраля – 4407 рублей, на конец марта – 4897 рублей, на конец апреля – 5100 рублей, на конец мая – 4995 рублей, на конец июня – 4538 рублей, на конец июля – 4415 рублей.
Вы заметили? С мая 1995 года ЦБР стал, снижая курс доллара, усиленно загонять свободные средства банков на рынок МБК, примерно к тому времени самый крупный игрок на МБК – Сбербанк России на цыпочках вышел из рынка МБК, закрыв все свои позиции. Как только на рынке МБК столпились банки в поисках спасения денег от инфляции – пасть обрушилась…
Также напомню, что именно в апреле 1995 года был принят специальный федеральный закон о Центральном банке России, который увеличил возможности ЦБР по манипулированию финансовыми рынками.
После краха рынка МБК якутские банкиры и руководство Якутии стали осторожнее.
Дело дошло до того, что газета «Коммерсантъ» вдруг принялась возмущаться тупостью якутских банкиров и чиновников:

«Прихожу я утром на работу. Вижу: на рынке есть дешевые деньги. Надо быстро покупать. Или наоборот – есть хорошее предложение купить наши деньги. Надо оперативно продать. Якуты же всегда безумно долго думали».

И правильно, что не соглашались на авантюры «Давай, срочно купим, спешно продадим». Один трейдер по имени Ник ЛИСОН уничтожил тоже в 1995 году старейший банк Англии Barings, который выполнял почетную функцию обслуживания счетов королевы Великобритании.
Консервативная политика по сохранению денег позволила избежать более серьезного удара во время краха рынка ГКО в 1998 году. Насколько помню, на балансах уполномоченных банков республики позиции по ГКО были незначительными.
Потери банков республики во время коллапса рынка МБК не стоит объяснять непрофессионализмом якутских банкиров, если в такой же ситуации оказались тысячи других банковских специалистов России.

Иногда спрашивают о деятельности Комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням Республики Саха (Якутия). Якутский Комдрагмет, в отличие от российского Комдрагмета и Гохрана (вспомним хотя бы нашумевшее дело Андрея КОЗЛЕНКО и его подельников по Golden ADA Inc.), не был причастен к большим скандалам, работал четко, насколько это было возможно в те сложные времена. Вероятно, в этом значительна заслуга бессменного руководителя Комдрагмета Якутии Карла ВАСИЛЬЕВА. Конечно, и в работе Комдрагмета республики были досадные упущения, но они не стали фатальными и не причинили значительного ущерба интересам республики.
Но все же был в Якутии случай вопиющей некомпетентности, подтверждающий грустную мысль того сельского мудрого старика Иннокентия Афонского.
12 октября 1992 года вышло распоряжение президента Российской Федерации «О Целевом фонде для нужд Республики Саха (Якутия)».
На основании этого распоряжения указом президента Республики Саха (Якутия) № 278 от 29 октября 1992 года был образован Целевой фонд будущих поколений Республики Саха (Якутия).
Между прочим, эти документы – яркое доказательство того, что все важные решения Якутия принимала с согласия и одобрения федерального центра.
Михаил Николаев, с 25-летнего возраста работавший в комсомольско-партийной системе, глубоко усвоил основную заповедь номенклатурщика – все важные инициативы и планы следует согласовывать с вышестоящим начальством.
Поэтому не было ни одного крупного начинания в республике, которое не было бы одобрено Москвой – либо Борисом ЕЛЬЦИНЫМ, либо теми, в чьей компетенции находился тот или иной вопрос.
Это была верная тактика, усиливавшая позиции республики, если возникали трения с центром. Якутия всегда могла вытащить и положить на стол копию бумаги, будь то Указ, распоряжение, поручение, записка, виза на документе, которые давали одобрение инициативам республики.
И в этом было очень важное отличие Якутии от других национальных республик.
Кстати, именно отсутствие согласования с федеральным центром мешало Михаилу Николаеву выдать якутским компаниям лицензии на нефтегазовые месторождения. Миф о «своевольности руководства Якутии» – выдуманный и очень далекий от действительности. Республика всегда ощущала и считала себя частью единой страны России и единого государственного механизма управления. Что бы ни говорили в Москве о якутах, со времен Великой Степи у них в крови – верность империи и лояльность верховному повелителю, поскольку в Степи эти истины усваивались кровью.
Председателем правления Целевого фонда будущих поколений был назначен Климент КОРЯКИН, заместитель председателя правительства республики.
В 1993 году исполнительным директором фонда была назначена Светлана ПОНОМАРЕВА, которая позднее стала 1-м заместителем министра финансов республики и депутатом Ил Тумэна I созыва (1993-1997 годы).
Если при первом исполнительном директоре фонда Николае ВИНОКУРОВЕ финансовая политика фонда была осторожной и взвешенной, то при Светлане ПОНОМАРЕВОЙ понеслось.
В 1997 году мне довелось ознакомиться с документами фонда – шла работа по взысканию выданных фондом и невозвращенных кредитов.
Схема была примитивной.
Создавались в США фирмы с громкими названиями типа «Global Trading C°», также создавались другие фирмы в качестве гарантов, также с не менее громкими названиями, но преимущественно с упором на то, что они являются корпорациями, например, «Manhattan Development Corp.».
Все эти фирмы открывали счета в ведущих банках США (на счету была минимально допустимая правилами конкретного банка сумма), получали выписки из банков, что у них такая-то фирма имеет счет, конечно, без указания суммы.
Затем эти «американские» фирмы приходили в московское представительство фонда, отдавали регистрационные документы, банковские подтверждения о наличии счета, гарантии другой «американской корпорации» (также с минимальным пакетом документов).
И получали кредиты в фонде – стандартная сумма была миллион долларов.
Кредитные договора были на одной странице и состояли из нескольких пунктов.
Вы понимаете мои ощущения?
Бледнея от гнева, спрашиваю:
— А что Климент Кириллович? (Климент КОРЯКИН был обязан утверждать эти кредитные договора).
Мне молча дают протоколы совещаний у Климента КОРЯКИНА, где он говорил, что кредит выдается вот этой серьезной американской фирме, а возврат кредита гарантирует вот эта крупная американская корпорация.
… Были установлены все фигуранты, суммы, схемы.
Я предложил неожиданный вариант. Часть кредитов возвращена. Часть не удастся вернуть никогда. На фигурантов не надо заводить никаких дел – практически все они молодые люди, а никакие деньги, тем более, если их невозможно вернуть, не стоят того, чтобы сломать их судьбы.
Один москвич из тех молодых фигурантов потом стал очень крупным федеральным сановником, не раз помогал республике.
Второй, якут, удачно инвестировал капиталы, сейчас хоть и не долларовый миллиардер, но крупный бизнесмен.
Другие, насколько знаю, также преуспевают, дети у них уже взрослые, появились и внуки.
Светлану ПОНОМАРЕВУ не пустили на второй срок депутатства… Чем сейчас занимается – не знаю и мне это неинтересно.
Михаил НИКОЛАЕВ простил Климента КОРЯКИНА – вероятно, тот все свалил на Светлану ПОНОМАРЕВУ.
Да и потери были не такие уж большие.
Я уверен, что сам Климент КОРЯКИН не получал никаких откатов – речь идет не об алчности, а, видимо, об элементарной некомпетентности, неготовности к переменам, неспособности воспринять новые реалии…
Фонд будущих поколений стал одним из источников финансирования социального развития республики.
За счет средств фонда были построены Центр охраны материнства и детства (год ввода – 1997 год), Ледовый дворец «Эллэй Боотур» (1996 год), Хореографическое училище с общежитием (1995 год), Дворец спорта «50 лет Победы» (1995 год) и чуть меньше сотни других социальных и народнохозяйственных объектов по всей республике, включая магистральные водоводы. Я родился в Сунтарском улусе и вырос в Таттинском. Поэтому мне приятно сознавать, что за счет средств фонда в Сунтаре в 1993 году был построен второй корпус политехнического лицея на 360 мест, в Ытык-Кюеле – общественно-культурный центр (размещается Таттинский народный театр имени Платона Ойунского, построен в 2001 году) и средняя школа на 844 учащихся (1996 год)…

Источник: Из книги Ивана НИКОЛАЕВА «Сокровенная история Республики», 2015 г.
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ