АФИША КАРТА ЯКУТСКА 2GIS Билеты онлайн ГОД ЭКОЛОГИИ
ПОГОДА
-31
Ясно
КУРС ВАЛЮТ
Курс ЦБ
$  65.95
 75.15
18+
ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
Архив новостей
Красота & Здоровье
9 ноября 2018, 16:15
1030

Диагноз – хирург: Интервью с Эдуардом Петуховым

Хирургия. Такая древняя и юная. Еще в эпоху древних цивилизаций она пользовалась широким признанием. Ей посвятило жизнь немало врачей –великое воинство людей, выбравших путь служения этому высочайшему искусству. Сколько хирургов положило свою жизнь на алтарь борьбы за жизнь и здоровье людей. Сколько жизней спасено золотыми руками хирургов и огнем, горящим в груди лучших из них. Что говорить, воистину оправдан романтический ореол, которым овеяна хирургия…

На днях отметил свой юбилей детский хирург высшей квалификационной категории, заслуженный врач, отличник здравоохранения республики, Почетный работник столичного здравоохранения, обладатель премии «Призвание», человек которого я очень уважаю Эдуард ПЕТУХОВ. Не скрою, я рада, что он согласился рассказать о себе.

— Эдуард Иванович, 75 лет – это календарный возраст, а Вы сам на сколько себя чувствуете?

— Тело постарело, а душа — на 40 (он улыбается своей широкой улыбкой).

— Как Вы пришли в медицину?

— В 1972 году после окончания  медико-лечебного факультета Якутского государственного университета меня приняли на должность хирурга в Республиканскую детскую больницу.  Так началась моя самостоятельная работа.   

— Страшновато было начинать?

— В отделении работали опытные хирурги   Нина  Фёдоровна Некрасова, Юрий Николаевич Городов, Иван Афанасьевич Полятинский, Виктор Феликсович Соболевский, Евгений Николаевич Пономарёв, Фаина Кирилловна Веклич,  то есть у меня было, у кого учиться… Я часто обращался к Нине Фёдоровне Некрасовой  и никогда не получал от нее отказа в помощи и совете. После нескольких дежурств в качестве помощника дежурного врача и операций в качестве ассистента меня включили в график дежурств отделения. 

— Помните свою первую самостоятельную  операцию?

— Моя первая самостоятельная аппендэктомия прошла как в тумане, я сильно волновался, но с помощью опытной операционной медсестры, которая давала мне по ходу операции дельные советы и контролировала мои действия по удалению червеобразного отростка,  операция прошла  без осложнений, и больной вскоре поправился. 

— Как считаете, что тогда было самой большой трудностью в работе детского хирурга?

— Тогда были трудности с анестезиологами. У нас их было двое — Иванов Анатолий Николаевич  и Шишкина  Татьяна  Петровна, они работали днями, а ночью детей с семи лет мы оперировали под местной анестезией. И для хирурга, и для ребёнка это была большая психическая травма: обезболивание неполное, ребёнок плакал, кричал, беспокоился, двигался. В общем, это был полный  кошмар.  

— В хирургии бывают разные ситуации. Бывало ли что-нибудь у Вас в работе, что Вас  смутило? 

— Как-то так получилось, что мне было интересно работать в гнойной половине отделения, где обычно находились самые тяжёлые больные, в том числе остеомиелиты. На шестом курсе у нас  были обязательные суточные дежурства в детской хирургии. Как-то в боксовой палате в тяжёлом состоянии находился мальчик примерно 10-12 лет, мы за ним ухаживали, а когда пришли на следующее занятие, ребёнок уже умер и нас взяли на вскрытие в патологоанатомическое отделение. После  исследования внутренних органов Юрий Николаевич Городов попросил патологоанатома произвести  вскрытие мягких тканей  в области седалищного бугра, где было обнаружено скопление гноя, то есть ребёнок умер  от  токсической формы острого гематогенного остеомиелита. Меня это очень поразило и одновременно смутило. «Почему вскрытие гнойника не было сделано при жизни ребёнка?» – думал я и стал интересоваться этой тяжёлой коварной болезнью, которая калечила детей и часто приводила к летальным исходам.  Изучал литературу, статьи, собирал монографии по остеомиелитам и так получилось, что постепенно все больные с остеомиелитами  стали лечиться у меня. Конечно, я работал под руководством опытных хирургов — Юрия Николаевича Городова и Евгения Николаевича Пономарёва. 

Какой-нибудь случай из практики можете припомнить?

— С большой теплотой я вспоминаю Нину Фёдоровну Некрасову, она была очень опытным, знающим хирургом, добрая, отзывчивая, такая домашняя. Несмотря на усталость, она всегда была готова прийти на помощь в любое время. Помню, на одном из дежурств ко мне поступил ребёнок 4-6 лет с подозрением на перитонит. Нина Фёдоровна перед этим дежурила, дежурства у нас тогда были суточные, и мы ещё оставались на работе после дежурства, как ординаторы, так как врачей-дежурантов у нас  не было.  Я попросил Нину Фёдоровну  прооперировать этого ребёнка, это было в декабре, на улице уже было темно, но Нина Фёдоровна согласилась. Пока готовили ребенка к операции, все уже ушли домой, а мы пошли на операцию, Нина Фёдоровна — оператор, я — ассистент.  Наркоз, лапаротомия, в брюшной полости гной, и вдруг погас свет. Переполох, суета, и только Нина Фёдоровна была спокойна и уверена, где-то нашли две свечи и так при свечах, в полутемной операционной произвели аппендэктомию, туалет и дренирование брюшной полости. Ребёнок благополучно поправился и выписался в удовлетворительном состоянии.  

— Что из того времени кажется Вам особо важным?

— Тогда отношение родителей к  врачам было другое — уважительное, доверительное, слово врача для них было беспрекословным, а это очень важно в работе врача. 

Было, что Вы уходили из профессии?

— Из профессии — нет. В 1982 году по рекомендации Анатолия Павловича Ерёменко меня назначили главным врачом станции переливания крови, потом я работал главным врачом Ленской центральной бассейновой больницы, но и, работая главным врачом, я продолжал дежурить в отделении детской хирургии,  а в 1992 году вновь вернулся в Республиканскую детскую больницу на свою любимую работу, так как понял, что должность администратора — это не моё.   В отделении заведующим отделением работал Соболевский Виктор Феликсович, уже опытные профессионалы своего дела  Николаев Валентин Николаевич,  Васильев Евгений Павлович,  Зуев Алексей Леонидович,  Стройков  Михаил Владимирович,  Саввина Валентина Алексеевна.  Из тех, с кем я начинал работать, уже не было Городова Юрия Николаевича, Пономарёва Евгения Павловича, Некрасовой Нины Фёдоровны, Клемина Виктора Павловича, Полятинского Ивана Афанасьевича. Так быстро пролетело время!  В отделении уже работали новые люди, которые продолжали дело и традиции старших коллег, заложивших основы детской хирургии республики. А в 1999 году  был введён в строй Центр охраны материнства и детства, и наше отделение влилось в состав РБ№1.  В марте 1999 года мы переехали  в новое современное здание…

Я вспоминаю, как Эдуард Иванович, рассказывая об этом факте для передачи о детской хирургии осенью прошлого года, сказал: «Это было небо и земля, огромные операционные, новенькое оборудование, — мы купались в этой роскоши…».

— 22 марта 1999 года открылось  гнойно-септическое отделение на 20 коек, которое позже было переименовано в отделение гнойной хирургии.  Я был назначен первым заведующим отделением, в этой  должности  я проработал до 2002 года и сейчас продолжаю работать в отделении. В 1999 году в России активно стала вводиться эндоскопическая хирургия.  Михаил Владимирович Стройков, который с 2002 года был назначен заведующим отделением, стал инициатором эндоскопической детской хирургии, с его активным участием была заказана и получена эндоскопическая стойка.  Он прошёл специализацию в Московской клинике по эндоскопической хирургии, им впервые в республике в декабре 1999 года была произведена лапароскопическая аппендэктомия ребёнку. После него и остальные хирурги, и я в том числе, стали осваивать эндоскопическую хирургию. Сейчас в отделении более 90% аппендэктомий  делается лапароскопически.

Не жалеете, что выбрали детскую хирургию?  

— В детской хирургии я уже 45 лет и для меня нет лучшей специальности, чем специальность хирурга. 

Что, на Ваш взгляд, отличало медицину Вашей молодости и сегодняшнюю?

— В медицине того времени присутствовала романтика, а сейчас на первом месте прагматизм. Романтика из медицины, к сожалению, ушла.

— От чего Вы получаете удовлетворение в работе, Эдуард Иванович?

Мне всегда доставляла удовольствие моя работа, операции, особенно когда они были сложные, многочасовые, и когда дети выздоравливали.

— Вы оптимист?

— Да, и еще жду чего-то необыкновенного…

— В хирургии, наверное, приходится иногда рисковать?

— Рисковать – это не мое. Ошибка детского хирурга обходится очень дорого, порой это жизнь ребенка, поэтому с опытом я больше стал сомневаться и просчитывать каждое свое действие.

Петуховы – медицинская династия. Супруга Эдуарда Ивановича Наталья Константиновна, — врач-ортопед, заведует реабилитационным отделением Детской городской больницы, врач высшей квалификационной категории,   заслуженный врач России, отличник здравоохранения республики, награждена Орденом дружбы народов.  Дочь — Кралина  Светлана Эдуардовна тоже врач-ортопед, к.м.н., опубликовала свыше 46 научных трудов, работает в ГУН ЦИТО им. Н.Н. Приорова в Москве.  

— Дочь подарила нам с женой двух замечательных внуков, и если кто-то из них станет врачом, значит, жизнь прожита не зря, — говорит Петухов.

Эдуард Иванович, если бы у Вас была возможность в связи с юбилеем попросить подарок у Бога, что бы Вы попросили?

Попросил бы здоровья, счастья, удачи себе и своим близким.

— Спасибо, Эдуард Иванович, за искренние ответы, спасибо за любовь к профессии, спасибо, что остаетесь оптимистом и романтиком!

Источник: Зоя ИГНАТЬЕВА
Если вы стали очевидцем интересного события или происшествия, присылайте фото и видео на Whatsapp +7 (999) 174-67-82
Если Вы заметили опечатку в тексте, просто выделите этот фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.
Спасибо!
Система Orphus
ТОП НОВОСТИ
ПОСЛЕДНИЕ МАТЕРИАЛЫ